Чудеса на витражах

09.03.2017

Ксения ВОРОТЫНЦЕВА

В Музеях Московского Кремля открылась выставка «Людовик Святой и реликвии Сент-Шапель». Она посвящена первому французскому королю, признанному святым (не считая Дагоберта II, который был канонизирован еще до появления официальных правил). 

Впрочем, отечественным зрителям не стоит переживать в случае малой осведомленности о легендарном представителе династии Капетингов. Еще ученый-медиевист Жак Ле Гофф, написавший пухлую биографию Людовика IX (Святого), сокрушался: монарх, по его словам, оставался «самым непознанным из великих королей средневековой Франции». Так что посетителям выставочного зала Патриаршего дворца предоставляется прекрасный шанс расширить кругозор. А заодно и познакомиться с великолепными образцами высокой готики. Тем более некоторые экспонаты, например красочные витражи Сент-Шапель, впервые покинули пределы родной страны.

Для французов Людовик Святой — фигура знаковая, прославившаяся многими праведными деяниями. Иллюминированные рукописи, а также агиографическая литература рисуют образ правителя, раздававшего пищу беднякам, умывавшего ноги нищим и исцелявшего больных. Короля отличала истовая набожность, кстати, давшая мощный импульс развитию искусств: его эпоха стала временем активного возведения храмов и расцвета книжной миниатюры. Одно из главных «произведений» монарха — Сент-Шапель, самая дорогая постройка XIII века, обошедшаяся примерно в 40 000 ливров. Эта величественная часовня с потрясающими витражами, создававшими ощущение хрупкости и воздушности, выполняла роль гигантского реликвария — места хранения византийских христианских святынь. Людовик IX выкупил их у Балдуина II, главы Латинской империи, созданной крестоносцами после завоевания Константинополя. Среди прочего во Франции оказались Терновый венец, фрагменты Истинного Креста и посох Моисея. Реликвии прибыли в богато украшенных ларцах, однако король заказал для них новые хранилища, не менее пышные. Всем им потом нашлось место под сводами Сент-Шапель, где был возведен большой реликварий — ключи от него вплоть до первой половины XVII века находились у монархов.

Последующая история часовни неразрывно связана с катаклизмами, сотрясавшими страну. Подавляющее большинство святынь кануло в Лету во времена Великой французской революции. Пострадала капелла, лишившаяся части витражей: в 1802–1803 годах она была превращена в хранилище для архивов Дворца правосудия. Впрочем, еще задолго до социальных волнений многие композиции из стекла подвергались демонтажу. Взамен ставили новые, в том числе перенесенные из других церквей, а старым после «ремонта» уже не находилось места. Сами изображения (благодаря неуклюжим попыткам восстановления) искажались или утрачивались — иногда и не догадаешься, какую сцену пытался создать художник. На выставку привезли больше десятка фрагментов витражей, снятых при очередной реставрации в середине XIX века и попавших в хранилища. Сюжеты многих давно забыты, и исследователи вынуждены придумывать общие названия, допустим: «Царь в пурпурном плаще отдает приказ стоящему перед ним человеку» (до 1248).

Однако в целом история, о которой рассказывали композиции из стекла, известна: перед зрителями разворачивались библейские сцены. Они подчеркивали преемственность ветхозаветных царей и французского монарха, а также связь власти земной и небесной. Людовик IX мечтал стать духовным лидером своего народа и, надо признать, вполне преуспел: его называли святым еще при жизни. Кроме того, он оказался достаточно рациональным правителем: развивал сельское хозяйство, укреплял центральную власть, выпустил золотой экю, получивший хождение по всей стране, провел административную реформу, в рамках которой поделил Францию на 20 округов… Среди экспонатов есть королевские печати, заверявшие наиболее важные решения, и другие любопытные документы. Скажем, булла о канонизации Людовика Святого и его завещание 1270 года: пергамент, покрытый убористым почерком средневекового писца.

Впрочем, главное место на выставке, организованной в рамках перекрестного года культурного туризма между Россией и Францией, занимают все-таки предметы культа и реликварии (святынь, увы, нет). Стоит отметить конструкцию из серебра и хрусталя, изготовленную в 1806-м: в ней более полувека находился Терновый венец, выкупленный Людовиком IX. Есть также серебряная корона, состоящая из пластин, в центре которых под слоем горного хрусталя можно разглядеть небольшие реликвии. Ученым еще предстоит разобраться, принадлежала ли она в действительности Людовику Святому. В экспозиции имеются навершие посоха, пластина с изображением распятого Христа, ковчег для священных масел. Их отличает простая и в то же время выразительная гамма: синий и золотой — цвета герба Капетингов.

Организаторы попытались обыграть сложное пространство зала Патриаршего дворца — камерное, мало похожее на устремленную ввысь верхнюю капеллу Сент-Шапель. В итоге помещение погрузили в полумрак (иногда даже излишний) и высветили отдельные предметы. С одной стороны, удалось создать интимную, почти домашнюю обстановку. С другой — и здесь помогли грамотно экспонируемые витражи — напомнить о мистической средневековой концепции света. Ведь «готика — это праздник», как писал Ле Гофф, и трудно с ним не согласиться.


Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть