Светлое прошлое

16.02.2017

Ксения ВОРОТЫНЦЕВА

Государственная Третьяковская галерея презентовала амбициозный проект «Оттепель». Осмысление советского искусства в последние годы стало устойчивым трендом. Организаторы нынешней экспозиции, похоже, изучили опыт предшественников и постарались учесть все ошибки. «Оттепель» почти лишена странной двойственности, отличавшей «Романтический реализм» в «Манеже», где название и оформление резко контрастировали с критическими экспликациями. Проект ГТГ более цельный: политики здесь по минимуму. В центре внимания эстетика того времени, которую мало кто решится признать неудачной.

Формально выставка охватывает период с 1953-го по 1968-й, однако на первом плане — 60-е. С одной стороны, отчетливо ощущалось влияние западной культуры: среди очевидных примеров — New Look, пришедший в Союз с небольшим опозданием (после показа Dior в Москве в 1959 году), и прически «бабетта». С другой, наши 60-е имели свой колорит, во многом определявшийся феноменом 1920-х. Недаром один из ключевых художников проекта — Юрий Пименов, вышедший из шинели авангардных экспериментов. Его картины прекрасно отражают оптимистичное настроение, воспетое в фильме «Я шагаю по Москве». Кстати, большинство произведений Пименова разместили в разделе, посвященном Лучшему городу Земли: панельные многоэтажки, которые художник изображал с потрясающим упорством, вызывали у предшествующих поколений щемящее чувство надежды на новую жизнь. В целом градостроительным проектам уделено огромное внимание: в 1960-е СССР вместе со всем миром переживал бум модернизма. На выставке представлены черно-белые фото, показывающие, как прорубали Новый Арбат (тогда — проспект Калинина) и возводили лаконичные здания вроде кинотеатра «Россия». «Эта архитектура некрасиво стареет, — отметил один из кураторов экспозиции Кирилл Светляков. — Однако Москва тогда воплощала новейшие идеи, как Европа или Бразилия».

Организаторы попытались подробно каталогизировать жизнь ушедшей эпохи. За глобальные события отвечает раздел «Международные отношения»: кинохроника и плакаты Всемирного фестиваля молодежи и студентов 1957 года. Здесь же — «открытие» Америки: виды Нью-Йорка, запечатленные Вадимом Рындиным и Орестом Верейским. Другие авторы обращались к кубинской революции, в частности, Виктор Иванов нарисовал карандашный портрет Фиделя Кастро. Отдельный раздел — о советском абстракционизме. Здесь можно увидеть работы Анатолия Зверева и Владимира Немухина, а также оценить масштабную карикатуру на Венецианскую биеннале и нефигуративное искусство, ее создатель — Федор Решетников, автор картины «Опять двойка». Есть в экспозиции и суровый стиль: произведения «Строители Братска» (1960–1961) Виктора Попкова и «У Каспия» (1966) Таира Салахова.

Впрочем, наиболее интересная часть проекта посвящена не чистому искусству, а спору «физиков» и «лириков» — кураторы видят в нем не противостояние, а диалог. После войны в Союзе стали появляться города ученых. Лучшие умы, собранные со всей страны, не только хорошо работали, но и от души веселились. Один из показательных артефактов — «букет» из керамических голов, созданный скульптором Георгием Куприяновым. Изображения сотрудников Института физических проблем и членов семьи академика Петра Капицы были заказаны к 70-летию ученого. Интересовались специалисты и высокими материями: выдающийся физик Дмитрий Блохинцев, руководитель создания первой в мире атомной электростанции в Обнинске, на досуге увлекался живописью. В Третьяковке можно увидеть его фантазийную картину «Хулахуп» (1968).

Важнейшая тема 60-х — космос. В соответствующем разделе есть, например, такие редкости, как проекты интерьеров жилого отсека корабля «Союз», выполненные Галиной Балашовой. Эти эскизы долгие годы оставались засекреченными. Любопытно, что межпланетные образы напрямую влияли на быт человека. Доказательство тому — гаджеты вроде пылесоса «Сатурн» или стиральной машины «ЭАЯ-3». Первый напоминает одноименную планету, последняя — ступень небольшой ракеты. 

Повседневности на выставке тоже отведена немалая роль, причем амбивалентность частной жизни показана максимально подробно. С одной стороны, появились чисто буржуазные элементы — вроде пляжа, о котором напоминают фарфоровые статуэтки с изображением сценок из жизни отдыхающих. С другой, как и в 1920-е, дизайн бытовых вещей был ориентирован на утилитарность, но при этом не забывали о красоте. В итоге появлялись ткани с потрясающими принтами, а также варианты интерьеров, напоминающие фильмы Кубрика: футуристичные и стильные.

Кураторы честно старались охватить все аспекты жизни. Нашлось место и такому феномену, как публичные чтения. Заодно аккуратно затронута тема реабилитации жертв репрессий и появления диссидентов. В то же время осмыслять увиденное зрителям придется самостоятельно: выставка получилась далекой от назидательности. Полному погружению в проблему должен помочь фестиваль «Оттепель: лицом к будущему», стартовавший еще в декабре в Музее Москвы и включивший в себя проект Третьяковки. В марте к ним присоединится ГМИИ им. А.С. Пушкина, где представят искусство Европы 1945–1968 годов. Правда, новая инициатива ГТГ интересна и по другим причинам. Уже объявлено, что она станет частью трилогии, куда войдут показ произведений 1970-х — первой половины 1980-х и экспозиция, посвященная эпохе перестройки.


Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть