Бюргер кинг

19.10.2016

Ксения ВОРОТЫНЦЕВА

В ГМИИ им. А.С. Пушкина — проект «Искусство жить. Интерьер бюргерского дома в Голландии эпохи расцвета». Детище двух молодых кураторов, Ирины Скопцовой и Полины Могилиной, посвящено золотому веку Нидерландов, когда люди могли позволить себе мещанские радости. 

Накрыть стол роскошным турецким ковром, поставить на камин расписное блюдо из китайского фарфора, купить изящный ореховый кабинет. Протестантская этика приравнивала торговлю, процветавшую в стране, к добродетельному занятию. Изменилось и отношение к быту. Разнообразные мелочи — плошки и поварешки, раньше считавшиеся недостойными высокого искусства, поселились на полотнах. Человек стал более приземленным и вошел во вкус обычной жизни.

На выставке представлено одиннадцать картин. Среди них — работа Питера де Хоха «Материнские заботы» (около 1673) со множеством уютных деталей: золоченой клеткой, кувшином на камине, зеркалом в пышной раме. Другое любопытное произведение — «Подслушивающая» Николаса Маса (1657). Хихикающая девушка смотрит на зрителя, приложив палец к губам: героиня словно предлагает узнать, о чем шепчется парочка на заднем плане. Кошка на кухне тем временем жадно грызет оставленного кем-то вальдшнепа.

Для полноты не хватает, кажется, только «гения быта» — Яна Вермеера, в чьих картинах повседневность достигает поэтических высот. Правда, кураторы включили в экспозицию фильм Менно Оттена, «оживляющий» знаменитое полотно загадочного голландца «Девушка, читающая письмо у открытого окна» (оригинал хранится в Дрездене). Тринадцать с половиной минут экранного времени хватает для того, чтобы не только насладиться льющимся с улицы светом, действительно виртуозно воссозданным, но и заскучать: барышня-актриса лишь изредка меняет позы. То взглянет в окно, то вновь опустит глаза к письму.

Усиливают впечатление предметы декоративно-прикладного искусства. Скажем, «Новая карта мира» (1680-е), где обнаруживается примечательный топоним — Татария, располагавшаяся, по мнению автора Юстуса Данкертса, на территории Дальнего Востока. Или панно из расписанных кобальтом изразцов (первая половина XVIII века), без них невозможно представить голландский дом.

Впрочем, главное, что привлекает в выставке, — дизайн. Небольшой зал ГМИИ превращен в бюргерское жилище: камерное, уютное, погруженное в полумрак. В центре комнаты установлено настоящее окно — намек на роль вуайериста, которую примеряет на себя посетитель, разглядывающий реалии прошлой жизни. За створками квинтэссенция голландского интерьера: стол на постаменте из «мраморного» черно-белого пола, присутствующего на многих картинах. Подобное покрытие «в шашечку» считалось признаком зажиточного дома. В действительности же, как рассказали кураторы, позволить себе такую роскошь мог далеко не каждый, и мрамором украшали в лучшем случае прихожую.

В последующие века повседневность нередко оказывалась на вторых ролях. Но затем, устав от подвигов и страданий, люди вновь окунались в быт, и возникал, например, стиль «бидермейер». Манерный и лишенный простодушной прелести, он, однако, давал понять: «мелочи жизни» не такие уж мелочи. И, как показало развитие искусства (обыденностью увлекались даже конструктивисты), будни непросто сбросить со счетов.


Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть