Свежий номер

Китайский передовой

12.10.2016

Ксения ВОРОТЫНЦЕВА

В ЦВЗ «Манеж» открылась выставка «Мерцание гладкой яшмы». Автор изящных рисунков тушью, среди которых есть и масштабные многометровые произведения, — ​художник Цуй Жучжо. В 2015-м он был признан самым дорогим современным живописцем Поднебесной. И продолжает ставить рекорды: в прошлом году «Большой заснеженный гористый пейзаж в Цзяннане» продали на аукционе в Гонконге за 40 млн долларов. При этом мэтр не гонится за изменчивой модой, а работает в технике «гохуа», насчитывающей не одну тысячу лет. Накануне вернисажа «Культура» встретилась с мастером.

культура: Вы не только создаете картины, но и собираете образцы древнего китайского искусства. Какое из увлечений появилось раньше?
Цуй ЖучжоЦуй Жучжо: В нашей стране одно без другого не существует. Мы внимательно относимся к традиции — ​изучаем ее, черпаем вдохновение. Для этого мало ходить в музеи. Нужен ежедневный контакт с артефактами. Поэтому художник в Китае обычно еще и коллекционер.

культура: Как пришли в живопись?
Цуй Жучжо: Я рос в простой семье: родители занимались бизнесом. Однако с ранних лет любил рисовать. В Пекинской железнодорожной младшей школе была группа эстетического воспитания. В третьем классе я сделал копию с картины в стиле классика Ци Байши. Учителю она понравилась, и он попросил изобразить что-нибудь прямо на уроке. Новый рисунок получил первое место в школьном соревновании. В качестве приза мне досталась упаковка акварельных красок. Так, постепенно стал проникаться живописью.

культура: Вы приверженец традиционного стиля, тем не менее провели 15 лет в США. Оказался ли этот опыт полезным?
Цуй Жучжо: Наши авторы бережно относятся к традициям, но при этом стремятся познакомиться с мировым искусством. В Америке поначалу было нелегко: снимал дешевый подвал. Каждый день творил, но не мог продать ни одной работы. Все изменило признание двух легендарных живописцев Поднебесной — ​Хуан Цзюньби и Чжан Дацяня. После их отзывов картины начали покупать. В целом за годы в Штатах удалось увидеть западных и восточных классиков и даже поездить по миру, посетить множество музеев. Хотелось вобрать все лучшее, чтобы дать новую жизнь традиционному китайскому искусству.

культура: Вы рисуете только кистью?
Цуй Жучжо: Еще пальцами. Этот стиль называется «чжихуа». Он зародился во времена династии Тан, почти полторы тысячи лет назад, а расцвета достиг в эпоху Цин, длившуюся с середины XVII по начало XX века. Без ложной скромности скажу, что мое творчество представляет собой новый этап. Кстати, я первым стал заниматься каллиграфией в этой технике — ​писать пальцами иероглифы. А также создавать пейзажи.

культура: Кто Вам нравится из русских художников?
Цуй Жучжо: Серов и Суриков. Их картины — ​подлинный расцвет вашей живописи.

культура: Как относитесь к соотечественникам, предпочитающим современное искусство? Скажем, к Ай Вейвею, изобразившему логотип Coca-Cola на старинной вазе?
Цуй Жучжо: Они во многом подражают Западу, поэтому их работам не хватает глубины. К сожалению, наше эстетическое и искусствоведческое образование в последние годы нередко базируется на европейских концепциях. Хотя сохраняется и традиционный подход. Что касается Ай Вейвея, то он, как мне кажется, недостаточно внимания уделяет самосовершенствованию — ​главной цели китайских художников.

культура: Способен ли западный зритель понять произведения восточных авторов?
Цуй Жучжо: Знакомство с культурой другого народа всегда требует подготовки. Мы, например, большое внимание уделяем деталям. Считается, что художник и каллиграф говорят на одном языке: без этих знаний невозможно заниматься живописью.

культура: Каким видится будущее искусства Поднебесной?
Цуй Жучжо: Я настроен оптимистично. Запад прошел путь от реализма к абстракционизму, и этот переход случился очень быстро. Наша культура существует по своим законам. Восточные мастера искренне восхищаются античностью. А вот абстрактные работы нам не близки. В целом основой искусства Поднебесной остается реализм, правда, не научного, а философского склада.

культура: Ваши картины продаются за миллионы долларов. Остались еще цели, которых хотелось бы достичь?
Цуй Жучжо: Главная — ​преодоление несправедливости. На протяжении веков образцы западной культуры ценились высоко, что отражалось на их стоимости. А китайское искусство оставалось в тени. Хотя нам есть чем гордиться: взять хотя бы бронзовые изделия времен династий Шан и Чжоу или фарфор эпохи Тан. Хочется, чтобы наши произведения заняли достойное место, в том числе и на рынке.

культура: Откуда Ваши покупатели — ​с запада или с востока?
Цуй Жучжо: Пока в основном из Китая.

культура: Правда ли, что собираетесь учредить фонд имени себя?
Цуй Жучжо: Да, через три года, когда мне будет 75 лет. Планируем поддерживать не только художников, но и поэтов, композиторов… Мечтаю, чтобы размер премии был больше Нобелевской.

культура: Ко дню рождения дочери Вы создали 65-метровый свиток за три месяца. Всегда так быстро творите?
Цуй Жучжо: Нужно учитывать разницу между китайскими и европейскими живописцами. Последние придерживаются определенного плана: тщательно продумывают композицию, цветовую гамму. Нам же важнее выразить ощущения. Необходимо просто следовать за эмоциями — ​туда, куда тебя ведет кисть.


Распечатать

Поделиться

Назад в раздел