Свежий номер

За Bazaar ответил

22.06.2016

Ксения ВОРОТЫНЦЕВА

Государственный Эрмитаж представляет проект «Эрте — гений ар-деко: возвращение в Петербург». Это первая в России выставка классика моды и театрального искусства. 

Эрте

Роман Тыртов, как по-настоящему звали графика (псевдоним образован из инициалов), родился в городе на Неве в семье адмирала. В шесть лет нарисовал эскиз платья, так понравившийся матери, что она попросила портниху сшить наряд. Затем были уроки живописи у Ильи Репина, а в 1912-м, в нежные 20 лет, юноша перебрался в Париж: куда еще мог отправиться тонко чувствующий эстет, чьи работы вовсю печатали отечественные журналы?

В столице моды он попал в хорошие руки. Знаменитый кутюрье Поль Пуаре, избавивший женщин от корсета, принял молодого человека на работу. В 1915 году Тыртов, превратившийся в Эрте, получил сразу два заманчивых предложения — от Vogue и Harper’s Bazaar. Согласно легенде, художник бросил монетку: выбор пал на последний журнал, для которого в итоге он создал несколько сотен обложек.

Творчество Эрте — квинтэссенция ар-деко: отечественный мастер стал одним из лидеров стиля, охватившего изобразительное искусство, моду, театр и архитектуру. Отличительные черты этого направления — меньше изгибов, чем в ар-нуво с его растительными орнаментами, и много геометрии, устремленности ввысь, взятых у конструктивизма. Работы Тыртова совершили эстетическую революцию: по словам Ролана Барта, русский график воплотил образ женщины своей эпохи. Героини художника утонченные, предельно чувственные, в умопомрачительных туалетах, демонстрируют то унисекс-наряды по моде 1920-х, то приталенные платья с пышными юбками. 

Идеалом красоты Эрте считал мать. Он вспоминал: «Она была невероятно эффектна, с иссиня-черными волосами, собранными в гладкий пучок, контрастировавший с ее белой кожей. Я навсегда запомнил один вечер из детства; она зашла в комнату поцеловать меня перед сном, чтобы затем ехать на бал. На ней было платье из розовой тафты с черными кружевами сверху; декольте украшено живыми розами. Возможно, именно тогда во мне зародилась любовь ко всему, что связано с красивой одеждой и элегантностью».

Еще одним источником вдохновения для художника стал театр. В Париже он увидел танцующего Нижинского. Мощный прыжок артиста, победившего гравитацию, придал импульс творчеству Тыртова — в юности он сам занимался балетом и на всю жизнь остался одержимым этим видом искусства. В костюмах Эрте выступали Мата Хари, Анна Павлова, Жозефина Бейкер и Сара Бернар. Он пробовал себя в Голливуде, оформлял бродвейские шоу, сотрудничал с Сергеем Дягилевым и Роланом Пети, работал над эскизами к опере «Кавалер Розы»... 

Эрте

На выставке можно увидеть некоторые из этих произведений, а также обложки модных журналов и знаменитые серии «Алфавит» и «Цифры». Всего здесь 136 экспонатов из коллекции Майка Эсторика: именно его родители, Эрик и Саломея, способствовали триумфальному возвращению имени мастера из небытия на рубеже 1960–1970-х. После Второй мировой войны Тыртов находился в забвении. В 67-м стараниями четы Эсториков открылась выставка из 170 работ, тут же купленная Метрополитен-музеем — уникальный случай для еще здравствовавшего художника.

Эрте прожил 97 лет и до последних дней сам мог считаться произведением искусства. Притчей во языцех стали не только золотой костюм тореадора, надетый на бал в Парижской опере в 1926-м, но и яркие, безумные ежедневные наряды. Роман признавался, что не может носить одну и ту же одежду («какая скука!») и обожает путешествовать, наблюдать бесконечную смену «декораций». Художник даже придумал сценарий собственных похорон, нарисовал эскиз гроба. И тем самым доказал: стиль — выше любых жизненных обстоятельств.


Распечатать

Поделиться

Назад в раздел