Свежий номер

Дело было в Дулёво

22.06.2016

Ксения ВОРОТЫНЦЕВА

Алексей Георгиевич Сотников

В Государственной Третьяковской галерее без лишней помпы открылась выставка «Пластическое чудо. Фарфор А.Г. Сотникова», посвященная одному из выдающихся скульпторов-анималистов XX века. Ныне известный в основном собирателям антиквариата, автор был невероятно популярен в Союзе: созданные им фигурки расходились большими тиражами. 

Самое знаменитое творение Сотникова — белый сокол — стало символом Дулёвского фарфорового завода, где мастер проработал полвека. Он вспоминал: «Как-то ночевал в гжельской деревне и увидел у ребятишек подраненного сокола. Прижимаясь к стене, он принимал гордую позу. Сначала я назвал скульптуру «Птица», а нынешнее название ей дал тогдашний главный художник ДФЗ П.В. Леонов».

Судьба привела Сотникова в Дулёво извилистыми путями. Родившийся на Кубани в семье казака, он увлекся лепкой, когда поступил в столярное профтехучилище. Потом услышал про открывшийся в столице ВХУТЕИН и на свой страх и риск отправился в Москву. К счастью, был принят, несмотря на заваленные экзамены по математике и физике. А затем познакомился с Владимиром Татлиным, ставшим его гуру. После расформирования Высшего художественно-технического института Сотников последовал за наставником. Несколько лет жил в неотапливаемой колокольне Новодевичьего монастыря и вместе с другими учениками работал над дерзким замыслом: созданием орнитопера «Летатлин». Выполненный из гнутого дерева, пробки, китового уса, обтянутый парашютным шелком, махолет напоминал гигантскую птицу. Он был воплощением футуристических стремлений Владимира Евграфовича: сделать технику, органичной природе. Пернатые устроены совершенно, так почему же не взять с них пример? К сожалению, готовый аппарат, нарушавший законы физики и здравого смысла, ни разу не оторвался от земли. Впрочем, для Сотникова общение с родоначальником конструктивизма стало хорошей школой: он навсегда усвоил идеи о сомасштабности формы человеку и среде.

«Белый сокол»

Алексей Георгиевич начал трудиться в Дулёво в 1934 году — перебиваться случайными заработками художник больше не мог. Найти свой стиль удалось быстро. Его фарфоровые безделушки напоминали полноценные скульптуры. Сотников остался верен лаконизму 20-х: почти не использовал ярких тонов, лишь чуть подкрашивал лапки и мордочки львам и соболям. Все выглядело предельно просто: белые, покрытые глазурью статуэтки поражали сходством с настоящими животными и при этом были умело стилизованы. Мастер вскоре стал известным в Союзе и за границей. На Всемирной выставке в Париже в 1937-м золотую медаль получил его трогательный «Ягненок», едва стоящий на тонких ножках.

В Третьяковке можно увидеть более сорока произведений. Не только экспонаты знаменитого «зверинца» или деда Мазая с зайцами, но и нашумевших «Счастливых рыбаков» (1958–1960): двое мужиков тащат огромного сазана (воспоминание детства, воплощенное в модель будущего фонтана). Есть неожиданные вещи, в том числе «Хирурги» — белые халаты, операционный стол. В этих работах, далеких от мещанских слоников, опять поражает форма: смелая, необычная — именно то, что требовалось новому зрителю.


Распечатать

Поделиться

Назад в раздел