В честь Вакха, муз и красоты

16.03.2016

Юрий КОВАЛЕНКО, Париж

«Современная вакханалия: ню, опьянение и танцы во французском искусстве XIX века» — так называется выставка, открывшаяся в Музее изящных искусств Бордо. В экспозиции около 130 картин, скульптур, графических работ, фотографий и кинокадров из Лувра, музея Орсе, Национальной библиотеки Франции и других государственных собраний страны. «Вакханалия» приурочена к Году вина. 

«Вакх, он же Бахус, он же Дионис — бог вина, виноделия и виноградарства — на протяжении всей истории человечества служил неистощимым источником вдохновения для художников, поэтов, композиторов, музыкантов и танцоров», — напоминает директор музея Софи Бертелеми. 

Не случайно Рубенс озаглавил одну из своих картин фразой римского драматурга Теренция «Без Вакха и Цереры в Венере жару нет» — то есть без пышного застолья и любовь остывает. 

Особого накала жар достигал во время вакханалий — мистических оргий, получивших широкое распространение в Италии еще до наступления новой эры. В дальнейшем такие языческие празднества сопровождались не только разгулом самых низменных страстей, но убийствами и заговорами.

«Вакханки! отдаюсь вам, — восклицал Флобер в повести «Искушение Святого Антония». — Войте, пляшите, кружитесь! Волю тигру и рабу! Оскалив зубы, кусайте тело!» 

Интерес к вакханалиям возродился с новой силой в XIX веке (не только во Франции, но и по всей Европе). Вакханок воспевали лучшие русские поэты: Батюшков, Лермонтов, Тютчев и, конечно, Пушкин. «Раздайтесь, вакхальны припевы! Да здравствуют нежные девы и юные жены, любившие нас!» 

Огюст Роден посвятил «нежным девам» бесконечную серию эротических рисунков, которые также представлены на выставке в Бордо. Великий скульптор черпал сюжеты из античности, в том числе из «Метаморфоз» Овидия. В роли вакханки выступала танцовщица Айседора Дункан — до того, как вышла замуж за Сергея Есенина. К сожалению, история умалчивает, кто был моделью Гюстава Курбе для знаменитой картины «Происхождение мира», где запечатлены самые сокровенные детали женской анатомии. 

Камиль Коро, в силу своего темперамента, предпочитал писать буколических и целомудренных нимф вместо неистовых вакханок. Тем временем его коллега Доминик Энгр с учениками воспевал томно-ленивых одалисок. 

Вакхические мотивы звучали и в музыке Берлиоза, Равеля, Оффенбаха, Вагнера, Римского-Корсакова (в «Шехерезаде»). Вацлав Нижинский поставил балет «Послеполуденный отдых фавна» на музыку Дебюсси, исполнив заглавную партию. Легендарный танцовщик долго изучал греческую керамику, украшенную изображениями нимф и сатиров. В нынешней экспозиции представлена работа дягилевского сподвижника Леона Бакста, выступившего сценографом «Фавна».


Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть