Расцвет империи

12.02.2016

Ксения ВОРОТЫНЦЕВА

Государственный исторический музей представляет проект, посвященный классику соцреализма. «Александр Герасимов. К 135-летию художника» — это попытка отбросить штампы и объективно представить творчество лауреата четырех Сталинских премий и президента Академии художеств СССР на его первой за 60 лет выставке.

Александр Герасимов. Автопортрет

Герасимов был сыном прасола, торговца быками и лошадьми. В 22 года юноша, тянувшийся к рисованию, покинул провинциальный Козлов (нынешний Мичуринск) и отправился в Москву, где поступил в Училище живописи, ваяния и зодчества. Там преподавали выдающиеся мастера — Архипов, Серов и Коровин. Последний повлиял на будущего художника: Герасимов на всю жизнь сохранил широкую, этюдную манеру письма. Кроме того, у именитого учителя он перенял любовь к изображению пышных букетов. По воспоминаниям современников, рядом с домом уже пожилого Герасимова обязательно цвели розы и пионы, с которых он писал натюрморты. Впрочем, Александр Михайлович чутко ощущал разницу между своим и коровинским даром: «Константин Алексеевич Коровин, конечно, делал это лучше меня! В его розах больше нежности, поэзии, воздушности. У меня, как у степняка, в розах другое: мощь и изобилие земных сил черноземного плодородия».

Картины Герасимова действительно особенные: фактурный, пастозный мазок, яркие насыщенные цвета — оттенки желтого, малинового, зеленого, сиреневого, синего. Его полотна полны земной жизни — будь то тяжелые, сочные «Розы на столе» (1938) или пестрые «Полевые цветы» (1945). Впрочем, Александр Герасимов прежде всего прославился как создатель канонических изображений советских вождей. Поздно перебравшийся в столицу (после училища он на несколько лет вернулся в родной Козлов), Герасимов стал известным почти в пятьдесят, когда нарисовал Владимира Ильича («В.И. Ленин на трибуне», 1930). Эту работу, самую тиражируемую в СССР, можно увидеть на нынешней выставке. Кроме того, здесь представлены изображения Сталина (Герасимов считался любимым художником вождя), а также Ворошилова (с живописцем их связывала крепкая дружба). Гвоздь экспозиции — гигантское полотно «Гимн Октябрю» (1942), за него мастер получил свою вторую Сталинскую премию. Финальный аккорд выставки — «Половецкие пляски», созданные в 1955-м: яркие и сочные, одна из безусловных вершин творчества. Попавший в хрущевские времена в опалу, Герасимов сравнивал себя с Рембрандтом, умершим в бедности и забвении. Уместна такая аналогия или нет, предстоит решить потомкам. Впрочем, с великим голландцем их точно роднило одно: работа художников шла по нарастающей всю жизнь, и поздние «осенние» полотна порой не на шутку превосходили ранние.


Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть