Шанель, Пикассо и тридцать кошек

17.12.2015

Ксения ВОРОТЫНЦЕВА

Фото: arts-museum.ru

В ГМИИ им. А.С. Пушкина — выставка «Ильязд. XX век Ильи Зданевича». Это первая в нашей стране ретроспектива поэта и теоретика русского авангарда, открывшего миру Нико Пиросмани.

Впрочем, те, кто ждет подробного рассказа о «раскрутке» грузинского художника-самородка, будут разочарованы. Про это напоминает лишь портрет самого Зданевича кисти Пиросмани (1913). Вообще, российский период представлен довольно скромно. Эволюция показана кратко: вначале футурист, позже — идеолог нового движения «всёчества». И, конечно, страстный любитель зауми, почти прародитель «падонкаффского» языка: известно, что он выпустил пенталогию пьес «аслааблИчья. питЁрка дЕйстф», содержавшую произведение с пророческим названием «Янко крУль албАнскай». О безумной атмосфере тех лет, царившей в творческих кругах, свидетельствует афиша 1919 года, рекламирующая выступление Зданевича в тифлисском боржом-парке: «Скандал-декламация, кулачный бой, потешные огни, драка и всеобщий ужин».

Большая часть выставки посвящена Ильязду — так нашего соотечественника называет западная публика. Псевдоним, придуманный из первых букв фамилии и поэмы «Илиада», появился в начале 1920-х. В глазах европейцев Зданевич в первую очередь — дизайнер тканей и талантливый издатель, выпускавший Livre d’artiste — аналог советской «Книги художника». Работа с текстилем оказалась возможной благодаря знакомству с Соней Делоне, а затем — Коко Шанель, которой его рекомендовал Серж Дягилев. Илья Зданевич, ставший директором головного завода предприятия «Ткани Шанель», придумывал ультрасовременные узоры. В экспозицию включены изысканные эскизы, а также несколько готовых образцов. В 1935 году Ильязд уволился, однако сохранил дружбу с «мадемуазель Коко» на долгие годы.

Фото: arts-museum.ru

Издательская деятельность оказалась еще более успешной. Париж, где в то время кипела художественная жизнь, вдохновил Зданевича на создание малотиражных книг, оформленных лучшими мастерами. На выставке можно увидеть произведения поэтов-футуристов, Поля Элюара и старинные трактаты о балете, перемежающиеся офортами Макса Эрнста, Хуана Миро, Альберто Джакометти и гравюрами Пабло Пикассо. Ильязд крепко сдружился и плодотворно сотрудничал с маститым андалузцем: вместе они выпустили девять книг. 

Впрочем, интересы Зданевича не исчерпывались кубизмом и авангардом. Стараниями организаторов московской экспозиции он предстает с неожиданной стороны: как любитель храмовой архитектуры. Илья Михайлович много путешествовал по Российской империи, а позже — Испании, Греции, скрупулезно составляя планы церквей. В ГМИИ можно увидеть чертежи собора Святой Софии или Киссамосской епископальной церкви (ради нее в 1965-м Ильязд специально провел месяц на Крите). Как редкий специалист не раз участвовал в докладах Международного конгресса византинистов. И, вероятно, несмотря на скандальный имидж — провокатора, сумасшедшего любителя кошек (на его вилле жило около тридцати) и ценителя новейших течений в искусстве — не забывал о самом главном.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть