От свистульки до шедевра

24.07.2015

Ксения ВОРОТЫНЦЕВА

Государственный Дарвиновский музей представляет выставку «У нас в Рязани — глина с глазами». Шутливая поговорка в названии намекает: у местных народных промыслов — свой неповторимый характер.

И с этим не поспоришь, хотя рязанским глиняным фигуркам не хватает праздничности, присущей знаменитой дымковской игрушке. Не похожи они и на северных каргопольских полканов, архаичных по пластике, но при этом ярко расписанных. Фантазию рязанских мастеров ограничивают особенности материала. Местная глина — недостаточно пластичная, зато чистая, почти без песчинок. Поэтому игрушки — лаконичные, порой грубые, даже примитивные, будто созданные еще до нашей эры. Кстати, изначально, по мнению некоторых исследователей, глиняные фигурки были не бытовыми, а культовыми предметами. Связанные с языческими верованиями, они олицетворяли разные космогонические силы. Скажем, конь или олень ассоциировались с солнцем. Птицы — с воздушной стихией. А женщина, которую нередко изображали с младенцем на руках, была матерью сырой землей.

Что касается рязанских промыслов, то некоторые из них считаются исчезающими или вовсе исчезнувшими. Как, например, вырковская игрушка, названная так по месту «рождения» — деревне Вырково. Появилась она довольно поздно: в начале XX века. Глиняные фигурки всадников и лошадок лепились между делом — из «отходов» гончарного производства. Интересно, что именно вырковская игрушка, самая молодая из включенных в экспозицию, кажется наиболее архаичной. Будто медведей, баранов и похожих на глиняных божков крестьян создали несколько тысяч лет назад. Подобное ощущение возникает из-за монохромности фигурок: их принципиально не расписывали, лишь обливали глазурью. Еще одна особенность: свистульки умеют «рычать» и «чирикать» подобно настоящим животным или птицам. К сожалению, к концу XX века вырковская игрушка прекратила свое существование. Экземпляры, включенные в экспозицию, сделаны последними местными мастерами.

Более нарядная — сапожковская игрушка: она родом из деревни Александра-Прасковьинка (народное название — Глинки). Здесь свои «фишки»: местные мастера использовали не только традиционную поливу зеленого цвета, но и разрисовывали фигурки разноцветными полосками. Выглядят изделия достаточно лаконично: пластика — архаичная и грубая, как у вырковской игрушки. Зато среди персонажей встречаются любопытные экземпляры. Вот, например, свистульки — крестьянка и солдат, практически не отличающиеся друг от друга. Лишь одна говорящая деталь: у крестьянки — младенцы на руках, а у солдата — массивные пуговицы на груди.

Самая яркая рязанская игрушка — демидовская. История этого промысла уходит в глубину веков. О его древности свидетельствует персонажный ряд: чаще всего здесь встречаются птицы — например, птенец на спине матери. Также пернатые восседают на собаках, барашках, лошадках, а иногда — на руках у крестьян. Человеческие фигурки не менее забавные: скажем, у всадников нередко торчат настоящие перья из шляп. Зато оленей, медведей и остальной живности, встречающихся в других промыслах, почему-то нет.

Погружению в народную культуру способствуют цветные фотографии русского кудесника Прокудина-Горского. Запечатленная им Рязань начала XX столетия обладает столь сильным патриархальным очарованием, что после выставки не так уж хочется возвращаться обратно в XXI век.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть