Эксперты: газовое сотрудничество РФ и Турции — удар по Евросоюзу

02.12.2014

Никита ГОЛОБОКОВ

Во время визита в Турцию Владимир Путин сообщил об отказе от строительства газопровода «Южный поток» в пользу альтернативных российско-турецких газовых проектов. Специалисты в области ТНК, экономисты и политологи рассуждают о том, какие выгоды и проблемы принесет это решение заинтересованным сторонам.


Игорь ЮШКОВ, ведущий эксперт Фонда национальной энергетической безопасности:

— В результате отказа Российской Федерации от строительства «Южного потока» теряют абсолютно все стороны-участники этого выгодного проекта. Напомню, изначально его смысл был в том, чтобы создать еще один альтернативный маршрут поставки газа в Европу, не проходящий через территорию Украины.

Но европейцы изначально занимали неконструктивную позицию. Евросоюз и Болгария постоянно придирались к формальным мелочам. Вспомнить хотя бы заявление болгарской стороны о заморозке строительства, поскольку газопровод не соответствует нормам третьего пакета — комплекса антимонопольных законов. Но дело в том, что речь шла пока не о поставках, а только о строительстве. Если бы ЕС действовал в собственных интересах, он бы сперва согласился на строительство и уже потом пытался, оперируя условиями третьего энергопакета, выторговать себе скидку. Далее Болгария придралась к тому, что неправильно выбран подрядчик, которым стало российско-болгарское СП. Нашу страну там представляла компания «Стройтрансгаз», возглавляемая Геннадием Тимченко, который на тот момент уже попал в санкционные списки. Тимченко тогда заявил, что добровольно уходит из проекта. Впоследствии Болгарии и ЕС не оставалось ничего, кроме как признать тот факт, что заморозка строительства и все последующие действия были произведены в рамках санкционных действий. Это признал и Жозе Мануэль Баррозу, бывший председатель Еврокомиссии.

Турция так же, как и Россия, очень много лет пыталась наладить добрососедские отношения с Европой и даже вступить в Евросоюз. Им навязывали непопулярные реформы и невыгодные соглашения, на этом все и закончилось. Сейчас Анкара проводит, с одной стороны, активное взаимодействие с исламским миром, пытаясь стать лидером в регионе, с другой — начинает усиливать экономическое сотрудничество с Россией. Для нас важно, что работать с новыми энергетическими узлами будет относительно легко — эта часть Черного моря хорошо исследована, там уже проходит газопровод «Голубой поток». Фактически речь идет о новой нитке существующего газопровода. В дополнение было предложено создание на границе Турции и Европы нового газового хаба. По-моему, это будет не просто спотовый рынок, а новая точка сдачи-приемки российского газа для европейских потребителей. Пусть дальше транспортируют его, как и куда хотят. Также показательно, что в ходе пресс-конференции была озвучена цена газа для Турции, равная цене газа, поставляемого сейчас в Германию. Это может говорить о глобальной смене наших экономических ориентиров.


Александр АГЕЕВ, гендиректор Института экономических стратегий Отделения общественных наук РАН:

— Решение Москвы отказаться от строительства «Южного потока» было неизбежным. Все наши многочисленные попытки принять компромиссное с Евросоюзом решение провалились. Наконец мы поняли, что все бесполезно. На современном европейском энергетическом рынке сейчас ожесточилась конкурентная борьба не только между разными поставщиками, но и между разными видами энергоносителей. Это не только пресловутый сланцевый газ, но также нефть, уголь, атомная энергетика, альтернативные источники энергии. Также ясно, что этот рынок не мог быть не затронут последними геополитическими катаклизмами. Не вызывает сомнений, что Болгария лишена фактического суверенитета и принимает решения под давлением руководства ЕС.

В то время, когда решение о строительстве «Южного потока» принималось, мы сохраняли надежду на рост потребления газа европейцами, однако она не оправдалась. Потому не думаю, что мы много теряем, отказываясь от этого проекта. Намного больше теряют потребители, та же Болгария, зависимая от российских поставок.

Несмотря на то, что со времен крушения Османской империи прошло уже много лет, Турция остается сильнейшей региональной державой, распространившей сферу влияния на европейский и азиатский регионы одновременно. Налаживание хороших отношений с этой страной, несомненно, хороший вклад в российский внешнеполитический потенциал. Идея перенаправить потоки газа в Турцию, убрав их со ставшего непредсказуемым европейского рынка, напрашивалась сама собой. К тому же пакет соглашений, заключенных Путиным и Эрдоганом, был существенно шире и включал в себя не только договоренности о газовом сотрудничестве.

Пресс-конференция Путина и Эрдогана, несомненно, свидетельствует о нашем разочаровании в европейских партнерах, однако любое разочарование — следствие прежнего очарования. Думаю, мы извлекли уроки и впредь будем учитывать все риски при подобном сотрудничестве.


Владимир ФЕЙГИН, директор Института энергетики и финансов:

— Не думаю, что кто-то серьезно потеряет от решения отменить строительство «Южного потока». Насильно мил не будешь и газопровод не построишь. Мы нашли альтернативный способ поставки газа для Турции, возможно, позже найдем альтернативу и для Южной Европы. Предполагаемый срок окончательного завершения работы над альтернативным турецким проектом — два-три года.

Сейчас поступает информация о том, что Еврокомиссия требует каких-то разъяснений от России, однако им в ходе пресс-конференции доходчиво дали понять, что решение окончательное. Полагаю, они это прекрасно поняли и лишь хотят прояснить для себя, что делать дальше.


Станислав ТАРАСОВ, политолог:

— Вопреки расхожему убеждению, особых проблем в отношениях с Турцией Россия не имеет. Единственные наши разногласия заключались в том, что Эрдоган слишком активно пытался участвовать в событиях «арабской весны» в Северной Африке и Египте, дальнейшем переходе революционной волны в Сирию, которая является традиционным другом и партнером России. Изначально Эрдоган поддерживал с Асадом дружеские отношения, сирийский президент не раз посещал Турцию, однако, когда в Сирии началась настоящая гражданская война, турки стали активно поддерживать США и сирийскую оппозицию. Однако они никак не рассчитывали, что «арабская весна» вдруг закончится наступлением ИГИЛ в соседнем Ираке, что Запад вдруг станет в противовес вышедшим из-под контроля исламистам разыгрывать курдскую карту. Все его попытки заручиться поддержкой Запада закончились фиаско — ему не оказали никакой помощи, наоборот, на территории его страны постоянно пытаются провести переворот по «оранжевому» сценарию. Турция сейчас вполне обоснованно чувствует себя обманутой. Ее просто толкнули в объятия России. Тем более, ни одна другая попытка наладить собственное эффективное энергоснабжение не увенчалась для Анкары успехом. Надо отдать им должное, министр природных ресурсов Танер Йылдыз еще несколько месяцев назад предлагал Москве перенести «Южный поток» на их территорию.

Единственное, что разделяет сейчас две наши страны — сирийский вопрос. Однако я смотрел прямую трансляцию пресс-конференции на турецком телевидении, где информация давалась более развернуто. Так вот, в ходе дискуссии относительно Сирии Эрдоган выступил с идеей создать политико-экономическую коалицию Турции, России и Ирана. Турция претендует на роль основного регионального энергетического хаба, где будут перераспределяться российские и иранские энергоресурсы. Если подобное соглашение будет заключено, ни России не будет выгодна дестабилизация обстановки в Турции, ни Турции — ухудшение отношений с Россией. Такого глобального геополитического разворота абсолютно не ожидали США и Евросоюз. По сути, Путин смог правильно угадать турецкие и российские интересы и блестяще сыграл на опережение, сильно озадачив западных партнеров.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть