Краткий курс

06.11.2014

Татьяна ЧАПЛЫГИНА

Что будет дальше с рублем

Осенняя валютная лихорадка 2014 года основательно проверила на прочность финансовую систему страны. Резко снизился экономический рост, сократились реальные доходы населения, притормозилась программа социальных расходов правительства — эти процессы обозначились еще в начале года. Да, на скачках доллара бюджет выиграл дополнительные средства. Но что делать населению: перековать рубли на доллары? Или торопиться не надо?

Конец октября — начало ноября выдалось необычно жарким для участников валютного рынка. Все терялись в догадках: рубль окончательно рухнет, и пора бежать в магазин закупать соль, крупу и спички? Или у национальной валюты все же есть шанс стать более уверенной в себе? Перед праздниками рубль отыграл позиции у доллара, но 5 ноября вновь откатился под натиском иностранной валюты.

В конце прошлой недели состоялось заседание совета директоров Центробанка, от которого ждали каких-то эпохальных решений, закрепивших наступление рубля. Но банковское руководство ограничилось тем, что подняло ключевую ставку (по которой ЦБ предоставляет кредиты коммерческим банкам) с 8% до 9,5%. Это значит, что следом подорожают и кредиты для населения — для заемщиков не лучшая новость. Зато могут порадоваться те, кто хранит деньги в банках — ставки по депозитам тоже возрастут. Однако на самый тревожный вопрос этих дней — что будет с курсом, ЦБ не ответил. И даже сделанное 5 ноября заявление первого зампреда Центробанка Ксении Юдаевой о том, что до конца года, благодаря ряду мер, курс рубля будет стабилизирован, не добавило оптимизма. В итоге рубль, как шутят финансисты, снова перешел в отступление. Чем это грозит и где та последняя черта, после которой отступление уже невозможно? 

Основную причину обесценивания рубля многие аналитики объясняют ожидающимся дефицитом иностранной валюты на внутреннем рынке из-за снижения мировых цен на нефть (до 80–85 долларов за баррель). Говорят и о том, что американский «печатный станок» притормозил выпуск «зелени». Известные происки: чем меньше долларов, тем они дороже.

Между тем масштабного сокращения притока валюты в страну не произошло. В январе — августе 2014 года, по данным Банка России, экспорт увеличился до 342,5 млрд долларов (вырос на 1,1%). Россия, несмотря на санкции и баталии с ЕС и США, увеличила продажу за рубежом и в странах Таможенного союза древесины, продовольствия, сельскохозяйственного сырья и калийных удобрений. Сальдо торгового баланса остается положительным: 135,5 млрд долларов  против 119 млрд годом ранее. Валюта в страну приходит исправно и в большом количестве. Следовательно, дефицита ее на внутреннем рынке быть не должно.

Снижение нефтяных цен тоже не вызывает опасения. Это явление временное и не затянется надолго. Уже наступающей зимой они, скорее всего, вернутся на оставленные позиции, а может, и поднимутся выше прежнего. По прогнозам синоптиков, Европу ожидает десятилетие (а то и не одно) суровых зим. Значит, спрос на топливо будет высоким — российские нефть и газ опять начнут дорожать. Следом, по проторенной дорожке, пойдут на снижение курсы евро и доллара.

Так что падение цены на нефть — явление не катастрофическое. А вот интенсивный отток валюты из страны, к сожалению, имеет место. Если в 2011 году из России «ушло» 85, в 2012-м — 56,8, в 2013-м — 62,7 млрд долларов, то в январе — сентябре 2014 года вывоз капитала  превысил 85 млрд долларов. По прогнозу Минэкономразвития, экспорт капитала по итогам года составит 100–120 млрд долларов. Данные ЦБ, хоть и скромнее, но тоже не радуют — до 90 млрд. Примечательно, что деньги уходят не только в зарубежные офшоры, мощным потоком они устремляются в Среднюю Азию, Молдавию, на Кавказ, в Прибалтику. И на Украину.

Для того чтобы хоть чуть-чуть оживить экономику, правительство пошло на  повышение стоимости бивалютной корзины. Министры рассчитывали на повторение эффекта 1999 года. Тогда, после кризиса, Банк России пустил доллар в свободное плавание. Он подорожал в четыре раза. Спрос на импорт снизился. Российские производители заполнили пустующие рыночные ниши своим товаром, экономическая ситуация выправилась. 

Сейчас применение опробованной практики привело, благодаря повышению курса, к получению дополнительных 3 трлн рублей, считает известный экономист, профессор Московского городского университета управления Александр Пенкин. В условиях торможения экономики эти деньги буквально свалились с неба, чем обеспечили профицит бюджета. Но такие манипуляции — вкупе с отказом Банка России от долларовых интервенций — привлекли к игре на валютном рынке и крупных спекулянтов. Теперь они оказывают значительное влияние на курс, и успокоить их крайне сложно. Интриги добавляет развернувшаяся в министерских и банковских кругах дискуссия: какой курс — плавающий или фиксированный — важнее для экономики. 

— Плавающий курс без регулярных интервенций устанавливать слишком рискованно, поскольку он может вызвать обрушение рубля и довести отечественную экономику до хаоса, — говорит «Культуре» Пенкин. — На мой взгляд, курс должен быть плавающим, но с регулярными валютными интервенциями. Что касается фиксированного курса, то польза его для экономики сомнительна, к тому же его невозможно установить без фундаментального пересмотра закона о валютном регулировании и валютном контроле. 

Выбор тактики курсообразования должен сопровождаться и действиями других экономических ведомств. Только развитие внутреннего товарного рынка стабилизирует динамику рубля. В частности, Минэкономразвития должно определить для бизнеса те отрасли экономики, которые необходимо развивать в интересах страны. Они очевидны. У нас нет морского и речного пассажирского и торгового флота. Наши рыбаки выходят в океан на ржавых корытах. Отечественные станкостроители и машиностроители практически не выпускают машины и оборудование для промышленности и сельского хозяйства. Только развитие внутреннего товарного рынка стабилизирует динамику рубля.

И наконец, что делать населению в столь сложной ситуации? Покупать валюту поздно. 

— Ослабление рубля достигло своего предела, — уверен Пенкин. — Населению рекомендую руководствоваться негласным правилом: каждые 10 долларов снижения цены барреля нефти дают рост курса доллара на 2 рубля. По этому расчету сейчас он должен стоить 40 рублей, а он дороже. Получается, что в данный момент покупать валюту — обречь себя на убытки.

Что касается другого вопроса — до какого уровня может опускаться рубль, чтобы это не привело к кризису, то и на него четкого ответа эксперты не дают. Кто-то говорит: 47 рублей за доллар, кто-то — 60. Некоторые оптимисты считают даже, что, на сколько ни упадет — все равно, ничего страшного. Разве только на заграничный отдых придется больше тратить, и импортные вещи подорожают. Что же касается повседневных покупок, то мы ведь живем в рублевой зоне, и основную массу товаров повседневного спроса приобретаем вовсе не за доллары. Поэтому кризис 1998 года не повторится — у него были совсем другие предпосылки. 

Так что наберемся терпения и подождем до зимы. Морозы всегда были нашими союзниками. Тогда у рубля появится шанс на укрепление. Только бы никто этому не помешал.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть