Нефть: угол падения

22.10.2014

Антон КРЫЛОВ

Нефтяные котировки в октябре значительно снизились, что потянуло за собой падение курса национальных валют стран-экспортеров сырья. Насколько сильна данная тенденция? Для России это вопрос краеугольный. Более того, учитывая текущую внешнеполитическую подоплеку, возникают вполне резонные подозрения: какую роль играют в атаке на нефть наши «западные партнеры»? Попробуем разобраться. 

На днях в Милане Владимир Путин заявил: дешевая нефть никому не выгодна. «Я думаю, что цена выровняется, скорректируется, тем более что в удержании ее на достаточно низкой планке — 80 долларов либо чуть выше — никто из серьезных участников рынка не заинтересован», — отметил российский лидер. Он также подчеркнул, что если цена нефти будет ниже заложенного в российский бюджет уровня в 96 долларов, государство все равно выполнит свои обязательства перед обществом. То есть, если расходная часть бюджета вынужденно сократится, это не отразится на социальной сфере. 

Между тем с начала очередного (которого уже по счету?) падения нефтяных котировок, некоторые, большей частью неолиберальные гуру, вновь предрекают нашей отечественной экономике крах. Логика подобных предсказаний проста, если не сказать банальна — действительно, российский бюджет серьезно зависит от цены на «черное золото». Но, с другой стороны, совершенно непонятно, почему эти эксперты забывают о схожей ситуации в 2008 году, когда нефть временами падала ниже 40 долларов? Да, в России, как и в других странах мира, тогда был экономический кризис. Но никаким «крахом» даже не пахло. Кстати, именно в 2008-м Россия пришла на помощь Южной Осетии, подвергшейся грузинскому нападению, после чего официально признала и эту республику, и Абхазию. Но, повторим еще раз, ни о каком экономическом, а уж тем более политическом «крахе» речи не шло. Временные трудности, вполне преодолимые. 

На фоне апокалиптических прогнозов, которые, нередко делают далекие от экономики люди, большинство неангажированных аналитиков считают, что ничего особо страшного не происходит и сейчас. «Думаю, что 70–80 долларов — это порог, ниже которого цена не опустится. До 80 долларов, наверное, мы дойдем уже этой осенью. Но не понимаю, почему цена нефти в 80 долларов за баррель воспринимается у нас как национальная катастрофа. Нужно просто адекватнее относиться к госрасходам, вот и все», — говорит глава Фонда национальной энергетической безопасности (ФНЭБ) Константин Симонов. 

При этом он уверен, что для США, которые уверяют, что их устроит стоимость нефти в  50–60 долларов за баррель, эта цена категорически неприемлема. Нынешние заявления о готовности к низким ценам являются лишь «психической атакой». Симонов отмечает изменившийся тренд — после того как в США упали цены на сланцевый газ, заокеанские производители переключились на сланцевую нефть. Если же нефть подешевеет, «то никто буровые установки просто так содержать не будет», уверен он, а значит, едва вставшая на ноги отрасль добычи энергоресурсов из сланцевых месторождений в США переживет очередной удар.  

По мнению руководителя Центра энергетической экспертизы Юлии Сандлер, цены, скорее всего, продолжат падение как минимум до конца ноября, когда состоится очередная сессия ОПЕК. «Американские компании, добывающие сланцевую нефть, говорят, что рентабельны при стоимости в 80 долларов, и посему не намерены сокращать добычу. С другой стороны, Международное энергетическое агентство обещает, что до конца года спрос на «черное золото» сократится до 92,4 млн баррелей в сутки, тогда как еще месяц назад прогноз был выше на 0,2 млн баррелей в сутки. По средним оптимистичным сценариям, к сессии ОПЕК мы подойдем с ценой в 80 долларов за баррель», — полагает Юлия Сандлер. 

Тезис, что нынешнее падение нефтяных котировок — следствие исключительно экономической войны США против России, не выдерживает критики. Россия вовсе не единственное государство, чей бюджет серьезно зависит от нефтегазовых доходов. Более того, среди экспортеров энергоресурсов сегодня наберется достаточное количество стран, являющихся союзниками Вашингтона. 

«Я встречалась с мнениями, будто мы имеем дело со сговором между США и Саудовской Аравией: именно поэтому, дескать, последняя делает заявления о готовности держаться и при цене в 80 долларов за баррель. Однако саудитам категорически невыгодно существенное снижение, поскольку бюджет страны опирается на планку в 90 долларов. Что же такого может пообещать шейхам Вашингтон в обмен на сохранение низких цен себе в ущерб?» — риторически спрашивает Сандлер. 

«Основные причины стремительного снижения котировок — перепроизводство и снижение спроса. Кстати, американские эксперты уверены, что войну нефтяных цен развязали именно саудиты, причем не против России, а в пику США и их сланцевой нефти», — резюмирует Сандлер.

Впрочем, для россиян не особенно принципиально, кто на самом деле виноват в снижении нефтяных котировок, будет ли рентабельна добыча в США и переживет ли нефтяной секвестр саудовский бюджет. Для гражданина России в первую очередь важно, как падение стоимости нефти может отразиться на нашей стране.

Чиновники профильного блока в правительстве настроены оптимистично. Заместитель министра экономического развития Алексей Ведев заявил, что его ведомство не намерено пересматривать свои ожидания. «Мы пока не меняем прогноз на три года в 100 долларов за баррель. Падающий тренд по нефти наметился только в середине августа. Полутора месяцев нисходящего тренда для изменения оценки на все три года, на наш взгляд, недостаточно», — отметил Ведев, выступая в Государственной думе. Его руководитель, глава МЭР Алексей Улюкаев, также уверен, что снижение стоимости нефти — временное явление.

Большинство аналитиков дают умеренно позитивные прогнозы развития ситуации. «В случае падения до уровня в 80 долларов за баррель, предстоит снижать госрасходы. Это понятно. С другой стороны, рублевые цены на нефть из-за девальвации российской валюты не слишком сократились. Конечно, жить при 120 долларах для нефтяной страны лучше, чем при 80. Проблемы будут, надо честно на это смотреть и готовиться к тому, что праздник жизни, когда направо и налево строятся мосты, а в каждом регионе проходят юбилеи и инвестиционные форумы, утихнет», — полагает Константин Симонов. При этом он уверен, что в долгосрочной перспективе нефть все равно будет дорожать из-за роста мирового автопарка и населения.

То, что России вряд ли грозят серьезные потрясения из-за снижения стоимости нефти, признают даже оппозиционные экономисты. Так, глава либеральной партии «Демократический выбор» Владимир Милов в своей статье для «Форбса» признает, что у российской экономики есть мощная подушка безопасности — это и низкий госдолг, и сохраняющиеся финансовые резервы, и крупный частный сектор. В общем, перефразируя Марка Твена, можно сегодня смело сказать, что слухи о крахе российской экономики из-за нефтяных «качелей» сильно преувеличены...

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть