Свежий номер

Святое вечности зерно

11.10.2019

Андрей САМОХИН

15 октября исполняется 205 лет со дня рождения Михаила Лермонтова

Фото: serednikovo.suНакануне юбилея нашего великого поэта «Культура» отправилась в имение, где он провел годы юности, влюблялся и мечтал. Здесь, в тишине библиотеки, на просторном усадебном бельведере, в ночных бдениях у реки, где «возле берега волна с холодным резвится лучом», он задумал и написал две драмы, ранние варианты и наброски семи поэм, около ста стихотворений. Сегодня, после десятилетий упадка и разрухи, усадьба «Середниково» обрела второе рождение благодаря титаническим усилиям доктора культурологии Михаила Юрьевича Лермонтова, полного тезки и правнучатого племянника русского гения.

Середниково — совсем недалеко от Москвы, рядом со Сходней. На машине даже по пробкам добираться порядка часа, на электричке и автобусе — чуть дольше. Рядом на берегу речки Горетовки живописно раскинулась деревня Лигачево.

Сама усадьба, выстроенная в стиле высокого классицизма в конце XVIII века сенатором Всеволодом Всеволожским, в 1825-м была приобретена генерал-майором Дмитрием Столыпиным — братом бабушки поэта Елизаветы Алексеевны Арсеньевой и дедом будущего великого реформатора России премьер-министра Петра Столыпина.

Миша Лермонтов провел тут четыре лета своего отрочества: с 1829-го по 1832-й. Десятилетия спустя здесь же играл в детские игры и маленький Петя Столыпин. А позже усадьба оказалась в собственности купца Ивана Фирсанова — скупщика недвижимости и драгоценностей, владельца Сандуновских бань, и затем — его дочери Веры Фирсановой, покровительницы искусств. Гостили у нее знаменитые певцы, композиторы и поэты, а художник Константин Юон так и вовсе поселился неподалеку, женившись на местной лигачевской крестьянке.

После революции усадьба избежала разграбления благодаря тому, что на нее положил глаз ВЦИК, устроив дом отдыха «Тишина» для большевистской верхушки. Бывал здесь и Ленин. Однако, видимо, внутренняя обстановка показалась партийным рулевым не слишком комфортной, и с 1925 года в Середникове открылся санаторий для нервных больных с издевательским названием «Мцыри», после войны переквалифицированный в противотуберкулезный. Между этим в июле 1941-го сюда эвакуировали пионеров из «Артека», а осенью того же года у ворот усадьбы подбили немецкий танк, не пустив наступавших гитлеровцев дальше к Москве.

В 1967-м в зданиях пансионата началась было реставрация, вяло шедшая, а в годы перестройки и вовсе остановившаяся. В итоге к началу 90-х «туберкулезная» усадьба пришла в плачевное состояние: отсыревшие, пораженные грибком и плесенью стены помещений сыпались на глазах; парк превратился в мусорный бурелом, каскад прудов — в зарастающие болотца. Все дымоходы были забиты водочными бутылками.

Картина слишком знакомая по десяткам других классических дворянских усадеб, даже помеченных табличками «охраняется государством», не так ли? Логичное продолжение таких историй — руины, забвение, застройка. Так было бы и здесь, не появись на горизонте на самом излете советской власти прямые потомки тех самых Лермонтовых во главе с выпускником МВТУ имени Баумана, специалистом из могучей системы Средмаша, да еще и с таким именем-отчеством, которые открывали двери чиновников подобно волшебному ключику.

Фото: serednikovo.su— Когда государство в 1991 году предложило нам взяться за восстановление усадьбы, — рассказывает Михаил Юрьевич Лермонтов, ныне советник министра культуры РФ, первый заместитель председателя комиссии по культуре Общественной палаты РФ, председатель правления Ассоциации владельцев исторических усадеб, — то говорили так: вы только начните, а мы вскоре поможем, у нас в бюджете есть специальная строка. Но вскоре грянул 1992-й, и со «строками» вопрос закрылся навсегда.

Тогда энергичный атомщик Лермонтов создал Ассоциацию «Лермонтовское наследие», объединяющую потомков шотландского рода Георга Лермонта по всему миру, а позже — ООО «Национальный Лермонтовский центр в Середниково», которому в 1995-м власти передали усадебный комплекс в аренду на 49 лет с условием полной его реставрации.

— Деньги в итоге вкладывались личные — заработанные мною и моей семьей, — продолжает Михаил Юрьевич. — Другие Лермонтовы немного помогали, но не финансово. Также никакой денежной помощи мы не увидели ни от наследников рода Столыпиных, ни от Фирсановых. Последние в начале нашей деятельности даже немного возмущались: «как же вы так с чужой собственностью?» Но когда мы предложили им самим взяться за восстановление усадьбы, тут же ретировались. А годы спустя, когда увидели, что мы здесь сделали, признав, что они бы такое не потянули, поблагодарили нас. Проект восстановления Середниково далеко не закончен. В том виде, в каком их хотелось бы видеть, задействованы лишь восемь зданий. Остальные еще требуют своего концептуального наполнения.

Посмотрев на фотографиях, как выглядела усадьба в 1990-м, и сравнивая с сегодняшним ее видом, поражаешься масштабу проделанных работ. Архитектурный ансамбль с общей охранной территорией около 1000 гектаров, кроме двухэтажного главного дома с бельведером и четырьмя флигелями с колоннадами, включает храм Святителя Алексия 1693 года, перестроенный в начале XIX века, оранжерею, каретный сарай, скотный и конный дворы, три арочных моста и многое другое — всего 16 построек. Князь Всеволожский разбивал усадьбу как большое хозяйство — с толком и расстановкой.

Фото: serednikovo.suЗа кованой решеткой ворот — центральная аллея, ведущая через курдонер с клумбой к главному дому. Он как мажорное трезвучие с крыльями-терциями флигелей по бокам. Бельведер и нижняя, объединяющая колоннада, в свою очередь, подобны двум тональностям одного аккорда, взятого два с половиной столетия назад. И это звучание сопровождает вас в Середниково везде.

Вхожу в парадный вестибюль, где сохранился фрагмент старой плитки на полу, на окнах старые бархатные ламбрекены с вышивкой, на стене — гобелены современной костромской художницы Елены Семеновой, изображающей маленького Мишу и его бабушку на фоне Середниково. Зеркало последней владелицы отражает роскошный деревянный декор в стиле модерн и каменную лестницу XVIII века, ведущую на второй этаж. Пространство помещений, выгнутых анфиладой, не слишком обширное, но исключительно гармоничное. При реставрации их оформляли концептуально — под знаменитых жильцов и владельцев усадьбы. Розовая — «Лермонтовская» комната, библиотека, посвященная Столыпину, «комната Фирсановой»...

На стене — герб Лермонтовых, восходящий к шотландским Лермонтам с девизом рода: SORS МЕА JESUS («Судьба моя Иисус»). Фирсанова с пиететом отнеслась к памяти великого поэта, жившего здесь, — поставила на улице обелиск «Певцу любви и печали» в честь 100-летия со дня его рождения, а в комнате — бюст Лермонтова работы известного скульптора Анны Голубкиной.

Впечатляет полукруглый концертный зал с роялем и тремя рядами стульев. Тут играл Сергей Рахманинов, пел Федор Шаляпин. Небольшие камерные концерты проходят и сегодня. На плафоне потолка — великолепная роспись Виктора Штемберга, изображающая сцену из «Демона», также заказанная художнику последней владелицей усадьбы и мастерски восстановленная реставраторами.

В голубой «комнате Столыпина» (Петя прожил здесь до семи лет) — его фотографии, диплом об окончании университета, аттестат зрелости, письмо Николаю II, а также книги, в разное время находившиеся в библиотеке владельцев усадьбы.

Фото: serednikovo.suНесмотря на то, что многое создано уже в наше время, например дубовая мебель в стиле XVIII–XIX веков, ощущения новодела не возникает — видно, что занимались реставрацией и наполнением комнат высокие профессионалы. В главном доме и во флигелях восстановлены балконы, прогнившие стропила, кровля, деревянные интерьеры, фрески на потолках, а также лепные фризы, мавританские витражные окна, печи, изготовлены аутентичные эпохе люстры из позолоченной бронзы.

Помимо всего этого, благоустроен парк, проведен аварийный ремонт стропильной конструкции Манежа, Арочного и двух других каменных мостов. Арендаторы собрали целую библиотеку — около 500 томов об обитателях усадьбы, Лермонтове, его предках и родственниках.

Заглядываем в одно из зданий, где в это время юные гости усадьбы учатся старинному письму гусиными перьями. Так увлечены, что на нас даже не оборачиваются! Вообще-то, «интерактива» в Середниково хватает: детские и взрослые мастер-классы в разных ремеслах, концерты, кукольные спектакли, квесты, катания на лошадях и санях, тимбилдинги, романтические ужины при свечах, «Ночь ужасов» и даже «Пионерская зорька». Разумеется, далеко не все проходит в самой усадьбе. Есть поле для страйкбола, в километре — «Киногород» с декорациями Англии XVIII века: пиратским парусником и городком с виселицей на площади. Все это осталось после съемок приключенческого фильма «Записки экспедитора Тайной канцелярии». Кстати, в самой усадьбе и ее ближайших окрестностях снято около двадцати кинолент, среди которых «Лермонтов» Николая Бурляева, «Адмиралъ» Андрея Кравчука, «Дело о «Мертвых душах» Павла Лунгина, «Черный монах» Ивана Дыховичного.

— К такому разнообразию мы приходили, конечно, не сразу, — поясняет Михаил Лермонтов. — Сегодня эта деятельность уже окупает хотя бы текущие расходы — на коммуналку, охрану, экскурсоводов. Но она несравнима с тем объемом финансов, которые уже вложены в реставрацию и которые еще требуется вложить. Например, восстановление трехарочного моста и создание усадебной системы водослива мы осуществить не можем по охранным обязательствам.

По словам собеседника «Культуры», сегодня в России более двух тысяч бывших дворянских имений в аварийном состоянии:

Фото: serednikovo.su— У них нет никаких перспектив использования, если государство не примет рекомендаций нашей Ассоциации владельцев исторических усадеб, — продолжает Лермонтов. — Мы предлагаем отдавать их частным владельцам за символические деньги при юридических обязательствах полноценной реставрации. Другая не менее важная часть проблемы: необходимо, чтобы государство деятельно участвовало в использовании усадеб как культурных туристических объектов... Предложения наши приняты на уровне правительства и одобрены президентом. Но их реализация дело не быстрое, поскольку требует законотворчества, изменения нормативно-правовой базы на разных уровнях. Средства нацпроекта «Культура» должны быть выделены в виде субсидий в регионы для разработки эскизных проектов на охраняемые объекты, находящиеся в неудовлетворительном состоянии, для последующей их приватизации с начальной ценой в 1 рубль. Есть и еще одна важная позиция: государство должно развивать территорию памятника в качестве общественного пространства. Мы, например, могли бы заключить любой договор с госструктурами на использование территории парка «Середниково», чтобы он превращался в место массового культурного отдыха окрестного населения. Я просчитывал — 2–3 миллиона москвичей, сходненцев и других жителей области готовы в выходные с семьями приезжать к нам. Усадеб, готовых принимать такой турпоток, раз-два и обчелся.

...Можно бесконечно бродить по аллеям Середниковского парка, шурша палой листвой, смотреть сквозь кружево ветвей на гладь пруда или на облака, плывущие по небу. Этим дорожкам, мостикам, этому белому дому с колоннами мы обязаны не только циклом ранней лирики поэта из так называемого «Сушковского цикла», посвященного неразделенной любви 16-летнего Миши Лермонтова к 18-летней красавице Екатерине Сушковой, но и первыми редакциями «Демона» и «Бородина», замыслами «Мцыри» и «Песни о купце Калашникове». Поистине для всех, кто любит «Луну русской поэзии», Середниково не менее ценно, нежели Тарханы.

Спрашиваю внучатого племянника русского гения, не пожалели ли, что в свое время взвалил на себя и свою семью этот груз.

— Нет, не пожалел, — уверенно отвечает он. — Мотивация прежняя: я принял личную ответственность за наследие предков. Если государство не может распорядиться наследием великого Лермонтова и великого Столыпина так, чтобы донести его до потомков, кто же, кроме меня, это сделает? Прагматики «бизнес-проекта» здесь нет в помине. Усадьба «Середниково» — это и есть наш подарок великому поэту — к каждому его юбилею. За эти годы я лишь укрепился в понимании того, что мир духовный гораздо прочнее материального, где вершится вся наша суета-маета. В этой усадьбе Лермонтов написал, наверное, самую главную свою строку «Есть чувство правды в сердце человека, святое вечности зерно». Вот и мы стараемся по завету предка идти этим путем — путем зерна.


Фото на анонсе: Елена Старкова/photographer.ru



Распечатать

Поделиться

Назад в раздел