Свежий номер

«Она — царица!»

20.12.2018

Елена ФЕДОРЕНКО

Галине Волчек — 85 лет. Великая женщина — актриса, режиссер, руководитель. Народная артистка СССР, Герой Труда и полный кавалер ордена «За заслуги перед Отечеством». Душа, муза, символ «Современника».

Фото: Александр Куров/ТАСС

Президент России Владимир Путин приехал в театр на Чистых прудах, чтобы поздравить юбиляра с двойным праздником. После долгой, почти трехлетней, разлуки коллектив вернулся в отреставрированный и обеспеченный новейшим оборудованием  особняк. Волчек приняла от высокого гостя невероятной красоты букет, а против поздравлений запротестовала: «Не надо». «Обязательно надо, потому что это возможность и какие-то итоги подвести, и сказать Вам слова благодарности за Ваш вклад и в национальную культуру, да и в мировую», — подчеркнул президент. Он высоко оценил «Современник» как «живой организм, что радует миллионы любителей театра», пожелал премьер, успеха, аплодисментов. Добрые слова принимала Галина Борисовна и от мэра Москвы Сергея Собянина, который лично курировал все сложнейшие ремонтные работы. Для виновницы торжества и всей ее труппы обновленные стены —  лучший подарок.

Вся ее жизнь, которая никогда не разделялась на коллективную и частную, подчинена «Современнику». История театра и личная судьба неделимы, переплетены накрепко, навсегда. Она была одной из самых юных в команде Олега Ефремова, создавшей более шести десятилетий назад знаменитую московскую труппу. В годы перелома именно Волчек возглавила и повела коллектив, начав практически все сначала.

Легендарные страницы летописи «Современника», запечатленные кино- и фотохроникой, сопровождали «семейный вечер» под названием «Возвращение домой». На церемонию пожаловали VIP-гости: представители власти, худруки и директора столичных театров, известные режиссеры и звездные актеры.

Праздники здесь всегда особые — светлые, радостные, остроумные, без тронных речей и громких слов. Самое длинное приветствие произнесла сама Галина Борисовна, тепло поблагодарив строителей и спонсоров, банкиров и докторов, друзей и коллег. Звучали имена близких людей театра, и в этом долгом бесконечном перечислении как в капле воды отражался характер руководителя. Главным для нее, в жизни и искусстве, является человек, его мысли и дела, к каждому нашлось свое обращение.

Фото: Игорь Иванко/mskagency.ru

Волчек воспринимает театр — служением подвижническим и счастливым, делом пронзительным и личным. Сцена для нее — место священное, исповедальное. Она действительно прикладывает титанические усилия, чтобы не допустить веяния дешевой моды и светских тусовок. Она воспитала несколько поколений актеров и зрителей, и для каждого из них «Современник» — свой, родной, теплый и, конечно, современный. Особая гордость — молодая труппа, она называет артистов «мои ребята», «моя радость невероятная». Молодежь вышла на сцену и открыла праздник, проникновенно прочитав фрагмент из спектакля-талисмана «Вечно живые» по пьесе Виктора Розова, с которого начинался «Современник». Зал утопал в любви, а на экране — фрагменты замечательных спектаклей. «Вечно живые» и «Голый король», «Двое на качелях» и «Обыкновенная история», «На дне» и «Эшелон», «Три сестры» и «Вишневый сад», «Крутой маршрут» и «Пигмалион». Хроника бурных репетиций и ночных споров, молодые и задорные Ефремов и Табаков, Евстигнеев и Кваша, Толмачева и Лаврова, Богатырев и Даль. Для нынешних «волчат» эта история священна. В финале молодежь исполнила неформальный гимн театра: «Современник», «Современник», ты для нас дороже денег, и тщеславия, и быта — ты один такой в судьбе. И ведет без проволочек нас вперед Галина Волчек, ну, а если по-простому, наша славная ГБ». Во славу Галины Борисовны и зажигал юный оркестр барабанщиков имени Евгения Евстигнеева из Школы Олега Табакова. Неизменно лаконичный и остроумный Александр Ширвиндт отметил, что Галина Борисовна «тихо и царственно в прямом и переносном смысле въезжает в свой дворец. Она — царица!».

«Культура» опросила актеров ближнего Галине Борисовне семейного круга.


Валентин ГАФТ:

— Время летит стремительно. Признаться, я не просто ценю, а люблю Галину Волчек — ​за все, что она сделала для меня. Нет, наверное, вот как: за то, что я вместе с ней сделал и чего не смог бы без нее. Она дает мне, как и многим другим, силы и прокладывает путь — ​интересный и яркий. Волчек — ​это талант и личное обаяние, это — ​наш театр с его праздниками и буднями.

Я не представляю «Современник» без Галины Борисовны. Она — ​из первого призыва, и, взвешивая на весах памяти всю историю коллектива — ​каким он был создан, какие творческие и организационные процессы в нем бурлили, какие артисты играли, кто уходил и кто оставался, — ​понимаешь масштаб личности Волчек, осознаешь, сколь значительное место она занимает. В ней соединяются тонкий вкус, чувство меры и пронзительное ощущение времени. Она — ​театральная судьба, протяженная во времени, лидер. Ее заслуга — ​уникальность труппы, зрительский успех спектаклей, важная роль «Современника» в биографии города, страны и целого мира.

Фото: Перельман/РИА НовостиС Галиной Борисовной мы работали много, встречались на сцене в «Ревизоре» и «Кто боится Вирджинии Вульф». Волчек — ​неповторимая, удивительная, редкая, мощная актриса. Образец штучный, единичный. Ее особый актерский дар — ​в одном ряду с Фаиной Раневской. Меня в моем нынешнем возрасте догоняет понимание, какие люди жили и, к счастью, живут рядом. С ними работаешь, с ними проходишь земной путь.

Волчек существовала в моей жизни почти всегда. И сейчас на вопрос, что могу сказать о Галине Борисовне, отвечаю: у меня режиссер и партнерша — ​мирового класса, мудрый сочинитель и удивительная женщина. Профессионал редчайшей породы, из тех, кто умеет потрясающе выдумывать, говорить без фальши, не пускать ненужных слов — ​только по делу и по-снайперски точно. Если бы наши спортсмены попадали в цель столь же метко, как она, когда репетирует или играет, то мы стали бы вечными чемпионами. Говоря о ней, я получаю огромное удовольствие. Так и напишите.


Виктория РОМАНЕНКО:

— Попала в театр, когда училась на 4-м курсе. К нам на мастерство приходил выпускник нашего педагога Антон Хабаров, который тогда работал в «Современнике». Он рассказывал, что репетирует Андрея в «Трех сестрах», где Игорь Кваша играет Чебутыкина, Чулпан Хаматова — ​Машу, Ольга Дроздова — ​Ольгу, а Ирину еще не нашли. Каждый раз мы спрашивали про Ирину — ​ее все не было, и я как-то пошутила: «Может, Вам помочь с Ириной — ​ищете, ищете и никак не найдете?» Он воспринял всерьез, оставил номер телефона завтруппой Валентины Яковлевны и совет: позвони. Я стала отнекиваться, мол, только пошутила. Робела-робела, а потом решила позвонить — ​что я теряю? Мне ответили, что Галина Борисовна абы кого, с улицы, не смотрит, только по рекомендации. Меня очень задело это «абы кто». Продолжала донимать звонками, в ответ одно и то же: «Она занята, нет возможности переговорить, да мы вроде уже определяемся с Ириной». Однажды на фоне уловила голос Галины Борисовны и в отчаянии крикнула завтруппой: «Зачем Вы мурыжите меня, что Вам стоит прямо сейчас спросить?» Услышала вопрос: «Посмотрите еще одну очередную Ирину?» и ответ Галины Борисовны: «Пусть приходит в понедельник в два часа».

Фото: Александр Куров/ТАССДрожала как былинка на ветру. Встретила меня Валентина Яковлевна и проводила на репетицию. Галина Борисовна работала как раз с Антоном, что-то не получалось, и она останавливала его на каждом слове: «Нет, нет, нет». Потом объявила перерыв: «Отдохни, Антон, а мы пока с девочкой разберемся». В голове все смешалось: зачем, зачем я сюда пришла — ​со мной сейчас будут разбираться… Делать нечего — ​вышла, представилась, сказала, что оканчиваю Щепкинское училище, учусь у Виктора Ивановича Коршунова. Галина Борисовна говорит: «Врешь, наверное, только поступила? Давай почитай какие-нибудь стишки, чтобы я что-то про тебя понимала». Отвечаю: «Нет, не вру. Зачем стишки? Я выучила два монолога Ирины — ​из первого и третьего актов». Она посмотрела пристально: «В первом — ​все понятно, начинай с третьего». Была не была, зажмурилась: «Выбросьте меня, выбросьте… Я несчастная, была телеграфисткой»… Как все произошло — ​не помню, меня не прерывали, слушали до конца. Галина Борисовна закурила, долго молчала, разглядывала меня, обернулась к коллегам, опять — ​на меня: «Вика, там мост будет, перила высокие, ты особо не наклоняйся, а то тебя видно не будет». Я застыла, стою в слезах, тушь потекла, а она вновь взглянула на сидящих и говорит: «Наверное, мы не будем скрывать, что она теперь — ​наша Ирина». Почему-то я повернулась и пошла к выходу — ​абсолютный шок. И вдогонку слышу: «Куда ты? Телефон-то оставь, тебя же на репетиции надо вызывать».

Случившееся — ​не просто важное событие, а то, что перевернуло всю мою жизнь и определило ее. Меня поразил человек, который так быстро, моментально принимает решение. Она сразу взяла меня в свои руки. Не просто в труппу «Современника», а к себе, в сердце, в душу. И не только ко мне, ко всем нам она относится с невероятным трепетом. Например, любит наших детей и все время спрашивает про моего сына: «Как Петя? Пришли мне его фотографии, привези Петю». Ей, худруку, не безразлично, что происходит с нами вне театра. Она — ​мой учитель во всем, человек, который всегда ведет по жизни. Невероятный пример талантливой, сильной, решительной женщины. Поражает, как она переживает неприятности — ​стойко и гордо. Не скрывает и не стесняется своих эмоций — ​открыто реагирует на события, радостные и грустные, счастливые и досадные. Это дорогого стоит, потому что сейчас вокруг так много деланного, подконтрольного.


Сергей ГАРМАШ:

Фото: Александр Куров/ТАСС— Я от всей души поздравляю Галину Борисовну с днем рождения. Волчек не просто взяла меня в «Современник», но и воспитала как артиста, как человека. Хочется поблагодарить ее и за ту любовь, которую она привила нам всем к театру. Причем не какими-то лозунгами, а своей преданностью профессии, творческим отношением к делу, абсолютно доказательным служением «Современнику». Ее дом, ее отдых, общение вне театра — ​все пронизано режиссерским видением. Представьте, как сложно решиться оставить кино, сцену, где ты невероятно успешен, где можешь еще многого добиться. А Волчек это сделала. Руководить таким коллективом столь непросто, что на большее не остается времени. Мне вообще кажется, что «Современник» и Волчек — ​единое целое.

В театре все ощущают ее любовь. Она со всеми, даже с молодыми артистами, общается на равных. Традиция пошла еще со студии. Это то, что заложил в свое время Ефремов, и то, что Галина Борисовна сохранила и пронесла до сегодняшнего дня.


Алена БАБЕНКО:

— Сначала Галина Борисовна выступила в моей жизни как консультант. Это случилось до моего появления в «Современнике». Тогда мне казалось, что я не смогу туда попасть: труппа «забита» звездами, да и неудачный опыт показов в столичные коллективы у меня уже сложился. Сцены я боялась панически, и была абсолютно уверена, что меня никто и никогда в театр не возьмет. Но случилось лето 2008 года, когда Иосиф Райхельгауз позвал в спектакль «Пришел мужчина к женщине». В те же дни я попала на «Трех сестер» в «Современник». С  Галиной Борисовной связывало шапочное знакомство — ​меня представили ей на одной из вечеринок по поводу выхода фильма «Водитель для Веры». Перед спектаклем рискнула у нее спросить: «Что делать, репетировать или нет?» Я нуждалась в благословении. Она сказала: «Конечно, и не забудь позвать на премьеру». Потом добавила, что мечтала бы видеть меня актрисой своего театра, на эти слова мой внутренний голос приказал не обращать никакого внимания — ​после ВГИКа я и в «Современник» показывалась, меня выгнали вон, даже не дослушав отрывок.

Совет Галины Борисовны приглушил сомнения — ​решила: начну репетировать, а дальше как получится. Выпали выходные, и я отправилась в родной город Кемерово. Когда сидела над текстом пьесы, делая на полях какие-то пометочки, раздался звонок из «Современника» с предложением сыграть Машу в «Трех сестрах». Тут же поменяла билет, прилетела в Москву и уже через неделю вышла в спектакле.

Фото: sovremennik.ruЗа три года у меня появилось шесть ролей, и все — ​главные. Театр подарил невероятное! Конечно, долгожданную встречу с Чеховым. Потом последовал сумасшедший стремительный ввод в «Пигмалиона», где мы играем с Сережей Маковецким. Об Элизе Дулиттл я тоже грезила когда-то. Мне казалось, что это абсолютно моя роль, которую вряд ли получу. Мечты осуществились благодаря Галине Борисовне. Премьерную афишу «Трех сестер» с ее напутственными словами я повесила в коридоре, и с тех пор каждый день они провожают и встречают меня.

Волчек — ​образец отношения к театру. Если в спектакле нет разговора со зрителем, не с публикой вообще, а с каждым человеком, от сердца — ​к сердцу, если нет темы, которая беспокоит и трогает, если нет боли и сострадания, то это для нее — ​не театр. Свою убежденность в этих принципах она передает нам. Для нее чрезвычайно важна наша стопроцентная самоотдача.

Ее участие в актерских судьбах — ​отдельная тема. Не уверена, что есть еще художественные руководители, настолько открытые артистам. К ней запросто можно зайти с вопросом не только профессиональным, но и личным.

Смотрю на Галину Борисовну и думаю — ​как могла она пожертвовать всем в своей жизни ради театра. Мне эта жертвенность незнакома. Как всякий артист, я сразу «примеряю одежду» на себя: появись у меня в руках коллектив, смогла бы я взять его? В театре служит много людей — ​всех надо собрать, удержать, повести. На руководящей должности ты все взваливаешь на свои плечи, везешь на своем горбу. О том, что мало кому ты можешь что-то доверить, я узнала по собственному опыту, когда продюсировала кино. Уверена, что у Галины Борисовны были моменты, когда она все хотела бросить. Она возглавила «Современник» в трудные времена. Думаю, случались битвы и сражения. И в ней, женщине, оказалась мощная сила и мудрость. Ведь если ты немедленно и темпераментно отвечаешь оппонентам, то — ​проигрываешь. Она же — ​стратег и главнокомандующий, не имела права дать волю открытым эмоциям. Их нужно было зажать, прийти домой, выреветь в подушку — ​и продолжать работать. Даже представить невозможно, как это тяжело, ведь она — ​актриса, человек эмоциональный. Но Галина Борисовна все выдержала и сохранила театр. Для меня жизнь ее невероятна. И это не общие слова.


Владислав ВЕТРОВ:

— Не смогу, наверное, проанализировать все, что произошло за время нашего уже долгого знакомства. Знаю одно: она, Галина Борисовна, — ​свет моей семьи. Сказать, что вторая мать, наверное, банально, но это действительно так, потому что благодаря ей случился новый значительный этап в моей жизни. С тех пор как я пришел в «Современник» и она проявила во мне участие, все пошло по-другому, в профессии наметился крутой поворот в лучшую сторону. Без нее, конечно, сегодняшнего меня и не было бы.

Не перестаю удивляться тому, как естественно в ней уживаются совершенно полярные увлечения, и это качество уже много-много лет определяет индивидуальность «Современника». Сложно представить на одной сцене спектакли режиссеров столь разных, как, например, Вайда и Туминас. У Галины Борисовны — ​возможно, и все ей дороги, все — ​друзья и близкие люди театра.

Фото: Сергей Петров/sovremennik.ru

Галина Борисовна, и не только мне, дала точно понять суть громких, уже замозоленных и несколько пафосных понятий: «гордость человека», «достоинство художника», «честность личного мнения». Вижу, как они ежедневно претворяются в жизнь нашего театра.

Галина Борисовна не любит, конечно, когда ее артисты работают «на стороне», и исключительно из уважения к ней я до сих пор так и не смог ни одного спектакля сыграть вне стен «Современника». У нее уйма режиссерских технологий и подходов. Помню, как однажды всю свою роль, от начала до конца, я проиграл один перед Галиной Борисовной. Профессионалы поймут, насколько это случай уникальный, когда артист в костюме проходит всю роль с воображаемыми партнерами. Такая мера ответственности была у режиссера по отношению к своему спектаклю и к актерам. Тогда я вводился в «Анфису» по пьесе Леонида Андреева, играл Костомарова с Мариной Нееловой.

Когда я перебрался в Москву, то снимал жилье, потом стало сложновато, и Галина Борисовна поселила меня в общежитии «Современника». Во время одной репетиции, когда я ждал своего выхода в темном зале, она ко мне подсела и шепотом сказала: «Возьми, купи диван», и протянула руку, в которой были зажаты свернутые 200 долларов. Каким образом она узнала, что мы спим на полу, до сих пор не знаю. Она — ​человек, который заботится не только о каком-то метафизическом духовном состоянии своих артистов, а оказывает конкретную помощь, часто решая вопросы бытовые, совсем не абстрактные. И в горе, и в радости Галина Борисовна всегда рядом.


Фото: Сергей Петров/sovremennik.ruДарья БЕЛОУСОВА:

— Помню гастроли в Париже. Меня срочно вводили в спектакль «Крутой маршрут» на роль Ани Маленькой, которую блестяще играла Людмила Крылова. А тут — ​буквально за несколько дней до спектакля Людмила Ивановна сломала ногу. И ехать никак не могла. Мне было тогда 22 года, я только-только окончила институт. И вдруг — ​срочный ввод на огромную, важнейшую, смысловую роль, и практически без репетиций. Да и премьера моя не дома, где стены помогают, а на сцене ведущего парижского театра. Страшно. Азартно. Рискованно. Тут-то и проявилось самое главное, на мой взгляд, качество Галины Борисовны — ​способность рисковать. Своего рода отчаянное бесстрашие — ​то, что свойственно настоящим героям. И еще одно сопутствующее свойство — ​отчаянная вера. В моем случае — ​в совсем еще молодого человека. Ее убежденность впоследствии не раз сыграет для меня важнейшую роль. Все мы знаем, что когда тебе доверяют, тем более люди такого масштаба, то это дает необыкновенную силу, формирует волю. Что здесь первично: твои способности или то, что в тебя поверил большой человек? Посмотрел сквозь призму своего восприятия и щедро наделил тебя, еще неопытного и робкого, частью своей великой силы.

Так вот. Париж. Огромное количество текста. За плечами — ​всего одна репетиция накануне отъезда. И — ​генеральная, фактически перед самим спектаклем. Галина Борисовна рассказывает мне о смысловых акцентах, которые должны прозвучать, потом мы идем на сцену, проходим подряд практически весь спектакль без остановок. Совершенно по инерции проговариваю текст, стремительно фиксирую, куда мне нужно пойти, что взять из реквизита и в какой момент. Потом Галина Борисовна подзывает меня к себе и вместо ненужных и стандартных в подобных ситуациях фраз, загружающих артиста, спокойно говорит: «Вперед! Ты сделаешь!».

И вот уже вечер, дают третий звонок, начинается спектакль. Выхожу на сцену и вижу, как в кулисе, дыша со мной в такт, передвигаются Игорь Владимирович Кваша и Галина Борисовна Волчек. Я прохожу два метра по сцене, и они проходят два метра за кулисами. Отыгрываю первый акт. Иду к Галине Борисовне, и чувствую в ней такое участие… Знаете, так верить и так поддерживать может только тот человек, который способен на настоящую любовь.

Я всегда благодарю Галину Борисовну и уверена только в одном: ее большая любовь ко всем нам и вера во всех нас вместе и в каждого в отдельности делают наш театр совершенно особенным местом, домом.


Светлана ИВАНОВА: 

— Про Галину Борисовну мне сложно говорить — ​как всегда бывает сложно рассказывать про самых близких. Ну как можно словами описать, что такое «любовь», что значит «родной»? «Счастье быть рядом» — ​ну как это опишешь?

Фото: Сергей Петров/sovremennik.ruГоворят, что любить — ​это желание прикоснуться. Я Галину Борисовну всегда стараюсь обнять, прижаться к ней, поцеловать лишний раз. Наверное, она думает, что я ненормальная. Много теплых историй есть у меня про Галину Борисовну, это большой материал для отдельной статьи. Как я пришла в театр первый раз, она усадила меня на стул, где когда-то сидела Чулпан, когда ее принимали в труппу, — ​и все: я осталась навсегда. Помню, что у меня не сразу все получалось, а она смотрела на меня так, не то что уверенно, а даже упрямо, и именно от этого все случалось и складывалось. Однажды она вдруг прислала мне сообщение ночью, и я страшно испугалась, не произошла ли с ней неприятность, а может, я спектакль проспала и меня увольняют? А оказалось — ​она мою дочку решила поздравить с Днем защиты детей.

Театр для меня — ​это только Галина Борисовна, просто при слове «театр» я сразу ее представляю. Пожелаю ей здоровья крепкого. Будьте, пожалуйста, ВСЕГДА, дорогая Галина Борисовна.


Фото на анонсе: Борис Кавашкин/ТАСС


Распечатать

Поделиться

Назад в раздел