Кто в танце хозяин?

05.12.2017

Елена ФЕДОРЕНКО

В Москве открылась выставка, посвященная великому Игорю Моисееву и его детищу — Государственному академическому ансамблю народного танца.

Экспозиция «Хозяин танца» завершает торжества, приуроченные к 80-летнему юбилею Ансамбля, и продлится до 14 января. Этот масштабный мультимедийный проект состоялся в Государственном центральном музее современной истории России и составлен на основе никогда не выставлявшихся раритетов. Их бережно хранят костюмерные и кабинеты Концертного зала имени Чайковского, куда коллектив переехал в предвоенном 1940 году и на сцене которого Мастер поставил все свои произведения. «Хозяин танца», как называли Моисеева, открыл жанр народно-сценической хореографии, и фольклорные образцы стали базой изобретенного нового художественного языка — интернационального, понятного без слов и переводов. Жизнеутверждающее и изысканное искусство, начисто лишенное меланхолии и рефлексии, полюбил весь мир. Выступления выстраивали политические отношения, «открывали» дипломатические миссии. «Полк Игорев» никогда не знал пустующих мест в зрительном зале. Молодежь, принявшая эстафету зажигательных танцев, привносит в исполнение свои краски и дыхание дня сегодняшнего. Легенда остается живой и современной. Традиции, почерк, стиль бережно сохраняются благодаря титаническим усилиям одной из лучших и самых преданных моисеевских воспитанниц Елене Щербаковой — директору и художественному руководителю Ансамбля.

Готовил экспозицию дуэт молодых театральных оформителей. Инициатива же исходила от артистов. Пару лет назад солистка Ансамбля Маргарита Ребецкая позвонила своему приятелю — сценографу Александру Барменкову с предложением устроить к юбилею коллектива необычную выставку. Он, поклонник «моисеевцев», перед соблазном не устоял, привлек коллегу — художницу Ваню Боуден. Вместе они стали кураторами проекта, работа над которым началась еще в 2015-м. Аврального режима подготовки не было, каждый экспонат отбирался тщательно и любовно. Бодрые и грамотные специалисты, не отягощенные усталым опытом, придумали необычную концепцию и выстроили оригинальную драматургию. Посетителям предлагается заглянуть в манящее закулисье и совершить путешествие во времени.

Первый зал — гримерка. Приглушенный свет, столик с пудрами, помадами, заколками, в зеркале — видео: сосредоточенная солистка готовится к выступлению, рядом — сценическая одежда, туфли и сапожки, которые меняются десяток раз за время одного концерта. Естественно, далее — сцена: на белоснежных полотнищах шелка — изображения танцующих фигур.

Бесценные реликвии — в центральном зале. Приметы жизни Ансамбля с начала 1940-х годов — телеграммы и письма, летевшие в Москву со всех точек мира, где гастролировал коллектив. Записные книжки Моисеева и его неопубликованные рукописи, черновики, сценарии и методические разработки танцев Мастера. Заметки к постановке на Красной площади номера «Если завтра война» для парада 1938 года. Письма поклонников, афиши, медальон — дар американского импресарио Сола Юрока. Редкие экспонаты — костюмы, и те, в которых выступали артисты, и те, что дарили после концертов и во время экспедиций — в каждой стране, в каждой республике. Одежды испанского тореадора и коренного индейца, женские платья из польского «Краковяка», венгерского «Чардаша», осетинского «Симда». Ручная плиссировка, воздушные кружева, золотая вышивка, шелк старой выделки. Азербайджанские женские головные уборы из хореографической сюиты «Праздник труда», двухсторонняя маска из танца «Цам». Все вещи и предметы — подлинные, и большинство из них в открытом доступе, не спрятано под стекло, до них можно дотронуться.

Впервые показывают гостям танцевальную обувь — стоптанную, бывалую, знавшую подмостки театров всего мира: башкирские сапоги из «Семи красавиц», мужские туфли из пародии на рок-н-ролл «Назад к обезьяне». И, конечно, алые сапоги из «Гопака» и шапка из «Партизан».

Гости могут полистать фотоальбом военных лет: выступления под открытым небом, на импровизированных подмостках и — улыбающиеся лица зрителей. На полках — старые телевизоры советских лет: надевай наушники и слушай интервью ветеранов Ансамбля и его нынешних участников. В круглом зале благодаря панорамному видео и мультимедийным технологиям посетители оказываются «внутри танца», вокруг них вихрем проносится хоровод из молдавского «Жока».

Самые пронзительные эмоции «накрывают» в финале экспозиции: пространство — без окон, по центру — кресло Моисеева, которое впервые за полвека вынесли из репетиционного зала, на его спинке — черный берет мастера. На гладких белых стенах возникает хроника показов хореографа — Игорь Александрович строго и требовательно обращается к артистам, вновь и вновь танцует, без устали и с полной самоотдачей. Возникает ощущение, словно он обращается лично к тебе и заставляет двигаться за собой. Дело Хозяина продолжает жить, энергично, неунывающе и без всякой музейной старомодности.


Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть