Фридрих Согоян: «Вучетич не любил, когда его поправляли, поэтому старался быть безупречным»

17.10.2017

Ксения ВОРОТЫНЦЕВА

Народный художник России и Армении, скульптор Фридрих Согоян — ​ученик Евгения Вучетича. За плечами уроженца Гюмри — ​более 400 произведений, в том числе памятник жертвам Спитакского землетрясения 1988 года. За многофигурную композицию «Форсирование Днепра» Согоян в 1984-м удостоился Ленинской премии. Эта работа была частью последнего масштабного творения Вучетича — ​Мемориального комплекса в Киеве, посвященного Великой Отечественной войне. Однако сотрудничество легендарного монументалиста и молодого автора началось раньше: их первым совместным проектом мог бы стать памятник-ансамбль «Героям Сталинградской битвы» на Мамаевом кургане.

Москва. 1972


культура:
Кем для Вас был Евгений Викторович?
Согоян: И учителем, и старшим товарищем, и отцом. Переездом в Москву и тем, как складывалась дальнейшая жизнь, я обязан именно ему. Мы познакомились в Ереване, кажется, в 1964 году. На республиканскую выставку приехала московская комиссия: отобрать работы для всесоюзного смотра. В ее составе был Вучетич. Я в тот раз показывал три скульптурных портрета, каждый выполнен в особой манере. Мэтр прошел по залам и отметил именно их. Вечером в ресторане его упрекнули: мол, почему предпочли этого автора, другие обидятся. Он не поверил, что такие разные вещи могут принадлежать одному художнику. Вернулся на выставку, посмотрел еще раз и потребовал познакомить с Согояном. Почему-то меня несколько дней не могли найти, хотя мастерская находилась рядом. Когда мы все-таки встретились, Вучетич отвел в сторону и стал хвалить — ​я был на седьмом небе от счастья.

Потом переписывались. Приглашал меня в Волгоград: там вовсю шла работа. Трудилась целая бригада скульпторов из Москвы, архитекторы Яков Белопольский и Вениамин Дёмин, в 1970 году они с Вучетичем получили Ленинскую премию. Проектированием «Родины-матери» занимался Николай Никитин, главный конструктор Останкинской телебашни. Место выбрали удачно: фигура установлена на холме. Кажется, что она летит. В низине такого эффекта не получилось бы.

культура: Почему Вы в итоге отказались ехать в Волгоград?
Согоян: Не смог: несмотря на молодость, активно работал. В те годы в деревнях ставили памятники погибшим в Великую Отечественную войну — ​по всему Советскому Союзу. Было много заказов. Также создавал фасад здания Музея основания города Самарканда, ездил в Узбекистан два или три года. Приглашение Вучетича, к сожалению, совпало с этими событиями.

культура: В прессе регулярно появляются дамы, рассказывающие, что именно они позировали для «Родины-матери»… А как было на самом деле?
Согоян: Согласно воспоминаниям, голову он лепил с жены, Веры Владимировны. А фигуру создавал с молодой натурщицы. Впоследствии она вышла замуж за солиста Ансамбля Александрова. Евгений Викторович помог им купить квартиру недалеко от своего дома на Тимирязевской улице. Он был отзывчивым, щедрым человеком. Мой переезд в Москву в 1970-м случился именно по предложению Вучетича. В то время мы уже вместе работали над Киевским мемориалом. В Ереване оставалась мастерская, квартира. Однако Евгений Викторович настоял. Я забрал жену и старшего сына, и мы несколько лет прожили у Вучетича и его супруги на Тимирязевской. Там, кстати, появился на свет мой младший. Вместе завтракали каждое утро, вместе работали здесь же в мастерской. Хозяин дома — ​в белом халате, аккуратный — ​целиком отдавался делу, хотя чувствовал себя уже неважно, болел.

Мемориал в Киеве заканчивали без него. Принимавшая работу правительственная комиссия почему-то умолчала о роли Вучетича: пришлось идти на прием к первому секретарю ЦК Компартии Украины Владимиру Щербицкому.

культура: Чему научило общение с классиком?
Согоян: Сохранять уверенность в себе. Бывает, что недооценивают, задвигают, начинаешь сомневаться в своем профессионализме. Нельзя этого допускать. Вучетич не случайно стал монументалистом: он был сильным человеком, работал широко и смело. Выражался порой резко, но всегда по делу. Лепил многих выдающихся людей, а общение с подобными личностями влияет на мировоззрение, формирует характер, делает его тверже. Не любил, когда его поправляли, поэтому старался быть безупречным.

культура: Отчего нет ни одного современного серьезного исследования о Вучетиче?
Согоян: После ухода творца должны появиться люди, заинтересованные в продвижении его творчества. У меня два сына, оба скульпторы, заслуженные художники. Я знаю, если что — ​они справятся, даже сейчас ощущаю их поддержку. Однако понимаю: не всегда наследникам удается решить эту сложную задачу. Существует немало художников, которые, может быть, и не заслуживают, чтобы о них писали, а желающие находятся. А Вучетич был по-настоящему достойным человеком.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть