Неисправимый реалист

04.06.2015

Ксения ВОРОТЫНЦЕВА

10 июня исполняется 85 лет народному художнику СССР и основателю Российской академии живописи, ваяния и зодчества Илье Глазунову. 

Будущий мастер родился в интеллигентной семье: прадед по матери, Константин Арсеньев, преподавал историю и географию будущему царю Александру II. Впрочем, счастливое детство быстро закончилось: началась Великая Отечественная. В блокадном Ленинграде на его глазах умерла семья — в живых оставалась лишь мама. 11-летнего Илью удалось вывезти из осажденного города по Дороге жизни. Два с половиной года он провел в деревне Гребло Новгородской области. Первое время мальчик еще получал письма от мамы, однако вскоре они перестали приходить...

Ранние картины Глазунова, вернувшегося после блокады в Ленинград и поступившего в Институт живописи, скульптуры и архитектуры им. Репина, мало похожи на нынешние монументальные аллегории: это камерные портреты, сделанные сухим черным соусом. А также пронзительные работы «Городского цикла», пропитанные одиночеством и экзистенциальной тоской: отчаянное лицо прохожей на картине «Вечерний Ленинград» (1956), луна и синяя пустота ночи на контрасте с яркими праздничными огнями («Елка. Новогодняя ночь», 1989)...

Многие произведения — удивительно модернистские по форме. Художественные приемы, связанные с намеренным искажением оптики, характерны и для портретов — хотя Глазунов всегда стремился добиться максимального сходства с моделью. Что касается содержания, оно навсегда определилось поездкой в Углич, куда будущий мастер попал в 17-летнем возрасте. Русская история, полная величия и трагизма, стала главной темой его творчества. Причем интерес не ограничивался живописью: в 60-е художник участвовал в создании Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры, в 1981-м организовал и возглавил Всесоюзный музей декоративно-прикладного и народного искусства. Кроме того, он всерьез увлекся иконописью, искусством допетровской поры. Возможно, поэтому многие картины Глазунова кажутся не совсем реалистичными: они сочетают художественные приемы XX века с условностью и символичностью икон.

Впрочем, в идеологическом плане мастер остается «неисправимым реалистом». Вершиной отечественного искусства он считает многофигурную картину со сложной композицией — вроде тех, что выходили из-под кисти Репина. Именно Глазунов воспитал одного из самых серьезных художников нового поколения, автора масштабных полотен и диорам на историческую тему — Павла Рыженко.

При этом творчество Ильи Сергеевича неоднородно. Кому-то его нынешние работы могут показаться прямолинейными и плакатными, другие, наоборот, считают ранние опыты подражанием западным художникам XX века. Зато графика и иллюстрации вызывают неизменное восхищение. Как и картины на историческую тему. Ведь сделать события многовековой давности близкими и понятными для тысяч зрителей — для этого нужен бесспорный талант.


Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть