Жаркая пора ледникового периода

06.07.2012

Елена ФЕДОРЕНКО, Сочи

Обозреватель «Культуры» побывала на строительстве главных объектов Зимней Олимпиады-2014

В Сочи хотя бы раз в жизни отдыхал каждый советский человек — это известно из фильма «Москва слезам не верит». Город становился летней столицей России — многолюдной, шумной, модной, светской. Сегодня Сочи балансирует между курортом и мегаполисом.

(фото: ИТАР-ТАСС)
Конец июня. Погода чудесная: средняя температура воздуха — 27 градусов, море — до 24. Хотя племя отдыхающих с советских времен заметно поредело.

Признаюсь, в самолете, следующем из Москвы в Сочи, два с половиной часа читала новый детектив Александры Марининой. В тот момент, когда шасси коснулось земли, дошла до фразы: «… что будет с Олимпиадой в Сочи — вообще непонятно, и есть опасность, что наша страна опозорится на весь мир...»

Первые впечатления — новенький блестящий аэропорт Адлера, теплый воздух, напротив — недавно выстроенный храм. Раньше говорили, что Сочи — зеленый город, город гордых пальм и строгих кипарисов. Но сейчас он цветной: благоухают магнолии, желтеют кроны цветущих каштанов, разносятся сладковатые запахи множества диковинных деревьев с неведомыми названиями.

Сочи-2012 оставляет сумбурные впечатления. Не скрыть многих полезных начинаний, но, видимо, каждое доброе дело сопровождается своим «но». Рядом с гостиницей — Пушкинская библиотека, чистенькая и обновленная, с отличными фондами, которыми может воспользоваться любой приезжий. С одной стороны здания — давний (и уже привычный) бюст Пушкина, с другой — новенький Александр Сергеевич, во весь рост. Наверное, это единственный уголок земли, где расстояние между двумя памятниками поэту можно измерить десятком шагов. Конечно, Пушкина много не бывает, но все же…

Полдень. От Пушкиных иду через парк к гостинице «Жемчужина». Старания сочинских властей очевидны: подстрижены деревья, рябят в глазах свежевымощенные дорожки, ухожены клумбы, через каждые двести метров — лимонад и квас в одноразовых стаканчиках, точки экскурсбюро, белоснежные скатерти кафе. Потенциальных экскурсантов, как и желающих перекусить, маловато. Город как никогда малолюдный. Пусто в парке Ривьера, где поубавилось зелени, зато прибавились океанариум, кафе и размножились аттракционы.

После парка улица кажется мутной, покрытой пеленой пыли. Сочи сегодня — строительная площадка без конца и без края. Много домов-высоток с пафосными названиями: «Морской дворец», «Актер гэлакси», «Королевский парк», «Новая Александрия», «Миллениум тауэр». Повсюду транспаранты о продаже элитной недвижимости, квартир с отделкой, гостиниц. Не так много утекло морской воды с тех пор, когда обычная пятиэтажка на побережье выглядела гигантом, а постройки выше 2–3 этажей заставляли кривиться архитекторов и вызывали протесты местных жителей. Сегодня курорт превращается в мегаполис, подчас карикатурный. Готовые новостройки пустуют, но рядом над следующими трудятся строительные краны. Отплываешь к буйкам и видишь десятки «скелетов» вдоль всего побережья. В море, неподалеку от Морвокзала, — тоже стройка.

Волны поворачивают куски стройматериалов вместе с целлофановыми пакетами и обрывками упаковочной бумаги, на пляжах — ряды пустующих шезлонгов. Кто алчет солнечных ванн, кидает полотенце прямо на гальку. «Дикарей» совсем мало. В основном — командировочные. Цены кусаются: часок на шезлонге — 50 рублей, чашечка кофе в прибрежном ресторане — втрое дороже, фрукты и ягоды, которые предлагают частники по дороге к морю, все в одну цену — 200 рублей за килограмм. Перекусить в шашлычной или бистро дороже, чем в Москве. Две петербурженки на пляже сокрушаются: «Так хотели увидеть Сочи, разочаровались — за те же деньги можно отдохнуть в Египте и с шиком». Недовольны и местные — отдыхающих мало, а многие из горожан могут пополнить свои кошельки только летом.

На пирсах — рыбаки, их тоже теперь немного, розовая барабулька и юркая ставридка клюют нечасто.

Мой любимый уголок Сочи — дендрарий. Сергей Николаевич Худеков, рязанский дворянин, просветитель, издатель, историк балета, либреттист (гениальная картина «Тени» в балете «Баядерка» была подсказана Мариусу Петипа Худековым) собирал растения, как его друг Павел Третьяков — картины. Рукотворный субтропический дендрарий с редчайшими экзотическими образцами флоры, привозимыми со всего мира, — его Третьяковская галерея. Личность ренессансного масштаба, Худеков был издателем-редактором «Петербургской газеты». Худекову приносил свои первые рукописи, подписанные Чехонте, Антон Павлович Чехов.

Много лет шел разговор о создании в худековском доме с башенкой и террасами Музея балета. И вот помогла Олимпиада — музей родился, появились первые экспонаты: костюмы и пуанты, книги, серебряная посуда с монограммой. Но рядом вырос многоэтажный монстр, перекрывший вид с балкона худековского дома и из дендрария на море.

Сочи нельзя представить без величественного Зимнего театра, окруженного поясом из 88 колонн и мухинскими скульптурами Терпсихоры, Мельпомены и Талии на фронтоне. Эта сцена знала Качалова и Ильинского, Барсову и Лемешева, Ойстраха и Рихтера, здесь почитали за честь выступать лучшие оркестры страны. Сегодня жизнь театра тоже кипит: «Кинотавр» сменился балетным конкурсом, а он, в свою очередь, — фестивалем «Театральный олимп», впереди — джазовый фестиваль… Жаль, что серьезное искусство, собиравшее раньше полные залы, сегодня, похоже, не в моде. Зал зияет пустыми креслами даже в партере. Но разве только город в том виноват?

Сочи — стройка. Уже открыт и любим прихожанами храм Владимира равноапостольного на Виноградной горе, который возводили пять лет. Поражает размерами абрис нового железнодорожного вокзала. Олимпийские часы в виде лоскутного одеяла отсчитывают время до главного события 2014 года, все бремя которого взял на себя город Сочи.

«Быстрее, выше, сильнее!» — сегодня олимпийский девиз больше подходит строителям Красной Поляны и Олимпийского парка в районе Адлера. Пока добраться туда — проблема. Московские пробки — детские забавы в сравнении с сочинскими. Говорят, что Сталину, любившему отдыхать на сочинской даче, один из приближенных советовал строить дорогу 30 метров шириной. Жаль — не прислушались: спустя годы, 12-метровая трасса совсем не справляется с потоками транспорта. Расширить трассу невозможно: с одной стороны высокие горы, с другой — сложившаяся инфраструктура побережья. МАЗы, КАМазы, бетономешалки добивают участки старого покрытия и разносят новые. Замкнутый круг.

Выход один — транспортные развязки. Так называемое «Адлерское кольцо» уже запущено. Единственный участок без пробок. Тут на разных уровнях меж витиеватых дорог сменяют друг друга 18-метровые в высоту цветные кольца с названиями континентов. Голубую «Европу», красную «Америку», желтую «Азию», зеленую «Австралию» и черную «Африку» увидит каждый из гостей и с разных ракурсов. В каком направлении ни ехать, разноцветную развязку не миновать — она связывает центр Сочи с аэропортом, Красной Поляной, Олимпийским парком. В темное время суток кольца — с резным, как у снежинок, орнаментом внутри (Олимпиада-то зимняя!) — будут сверкать красочными огнями. Придумавший олимпийскую эмблему как символ единства, Пьер де Кубертен, возможно, и удивился бы, узнав, что ее разъяли на пять составляющих колец. Но и тут можно в оправдание придумать историю: приезжая, гости представляют одну из делегаций, а объединятся — в борьбе за медали.

Борьба развернется на Красной Поляне и в Олимпийском парке, в горном и прибрежном кластерах. Значений слова «кластер» несколько — мне ближе музыкальный: многозвучие, дающее сплошное заполнение акустического пространства. Пространство Красной Поляны напоено пьянящим воздухом из трех потоков: горного, морского и хвойного. Кое-где точечно работают люди (ведутся отделочные работы и завершается монтаж спортивного освещения), не прячутся, когда откуда ни возьмись накатывает ливень — им не впервой, это мы вынуждены рассматривать олимпийские объекты для лыжников и саночников из окон автобуса. Впечатляет. Комплекс для соревнований по лыжным гонкам и биатлону «Лаура», горнолыжный комплекс «Роза Хутор» с длиннющей трассой без видимых начала и конца, лихие трамплины под названием «Русские горки», санно-бобслейная трасса — одна из двух десятков в мире. Все эти длиннющие «языки» и «ленты» под снежным покровом представить сложно, когда вокруг столько пьянящей зелени.

Самая грандиозная стройка сегодня — Олимпийский парк на побережье — буквально шокирует: в шаговой доступности шесть гигантских спортивных дворцов. Жара, усталое небо, серая дымка над гигантской площадкой, перспектива уходящей вдаль нереально чистой лазурной воды и… полное отсутствие людей. На территории встретила всего четверых, и похожи они были на сталкеров. Безлюдье вполне объяснимо — в два часа пополудни, когда столбик термометра добрался до +37, на открытых площадках работа притормозилась: кто-то отдыхал в трехэтажных времянках, остальные колдовали внутри ледовых дворцов.

Ледовый дворец «Большой» под серебристым куполом — фантастическая исполинская капля из стекла и металла. Большой — потому что самый вместительный, но в названии заложены и другие ассоциации: большая страна, большие перемены, большой космос. Космическая тема, заявленная застывшей в невесомости сферой, продолжает развиваться на соседней ледовой арене «Шайба», похожей на НЛО. Кёрлинговый центр «Ледяной куб» — нарядный и блестящий. С архитектурной формой связано название дворца «Айсберг» — арена для фигуристов: для него потребовалось вдвое больше металла, чем пошло на Эйфелеву башню, и напоминает он холодную сине-голубую ледяную гору, отколовшуюся от океанских ледников. Рядом — овал конькобежного центра «Адлер-Арена».

Но все эти постройки, пожалуй, превосходит церемониальный стадион «Фишт», предназначенный для открытия и закрытия Олимпийских и Паралимпийских игр 2014 года. Он рассчитан на 40 тысяч человек и пока зияет своими внутренностями. Скоро его накроют полупрозрачной кровлей, через которую, как в окно, можно увидеть панораму Кавказских гор и морской ландшафт. Фишт — одна из самых популярных вершин с ледником на макушке. В переводе с адыгейского — «седоглавый».

Добавьте к перечисленному гостиничные комплексы и огромный медиацентр и поймете, какой город растет на морском берегу. Путем нехитрого сложения выходит, что одновременно дворцы смогут вместить 82 тысячи зрителей.

Отдыхающие работяги оказались разговорчивыми: «Сначала просто трудились, потом возник азарт, а сейчас сообща следим за мастерами «ледникового периода». Проба льда — дело серьезное: температурный баланс надо точно отладить, чтобы зрители не замерзли, а лед не растаял. Опробовали лед уже на трех площадках. Лед нужен разный. Фигуристам — теплый и мягкий, в минус 3–4 градуса, конькобежцам — жесткий и на два порядка холоднее. Высший пилотаж — температурное программирование одного и того же ледового ковра».

Пока есть проблема — как использовать олимпийские объекты после 2014-го. «Фишт» станет футбольным стадионом, а в свободное от спортивных баталий время послужит для массовых развлекательных мероприятий и шоу. Судьба «Большого» похожа: он превратится в многофункциональный спортивно-развлекательный объект. Остальные дворцы созданы по принципу сборно-разборного лего, их перенесут в другие города. Говорят, что «Ледяной куб» отправится в Ростов-на-Дону, а «Шайба» — во Владикавказ. Про «Айсберг», тоже запланированный на демонтаж, пока сказать трудно.

…Раскаленный пыльный ветер щекочет лицо, впереди — пробочный путь назад. С надеждой бросаем взгляд на блестящие струны железной дороги — тоже олимпийский объект, дело недалекого будущего. Как только его сдадут, проехаться по олимпийскому маршруту с ветерком станет сплошным удовольствием. А пока надо ждать. Как олимпийские талисманы — мишки, леопарды и зайки — ждут будущих хозяев на полках сувенирных магазинов.

 

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть