Юрист Ольга Леткова: «Истинные авторы проекта — за рубежом»

19.10.2012

Татьяна УЛАНОВА

Минувшим летом было опубликовано Открытое письмо деятелей науки и культуры президенту России, правительству, Совету Федерации, Государственной думе, российским гражданам по поводу угрозы введения в нашей стране ювенальной юстиции. А 25 сентября в Госдуме принят в первом чтении законопроект «О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ по вопросам осуществления социального патроната и деятельности органов опеки и попечительства» (коротко — «О социальном патронате»), который в очередной раз всколыхнул общественное мнение.

«Это вмешательство в частную жизнь!» — кричат благоразумные родители и на полном серьезе обещают вооружиться, чтобы защитить собственных детей от навязываемой опеки государства. Прокомментировать новый проект «Культура» попросила Ольгу Леткову — юриста, советника РФ 1 класса, руководителя Общественного центра правовых экспертиз и законопроектной деятельности.

— Буквально в эти дни в Ростове-на-Дону лишают родительских прав мать шестерых детей, один из которых — инвалид. То есть прав еще не лишили, но детей уже отобрали. Причина — бедность. Семья переехала из другого региона, работы мало, жили в полуразваленном доме. Работал только отец. Но потом он бросил семью, и мать, оставшаяся без средств к существованию, обратилась за помощью, о которой сейчас так много говорят. Ей отказали — она пошла к губернатору, в вышестоящие органы. Власти не нашли иного способа поддержки, как отобрать у матери всех шестерых детишек. Причем это образцовый ювенальный регион, где уже действуют социальный патронат, ювенальные суды. И вот — яркая иллюстрация работы данной системы.

Законопроект «О социальном патронате» распространяется на семьи, в которых родители своими действиями или бездействием препятствуют нормальному воспитанию и развитию ребенка. Но что такое «нормальное воспитание и развитие»? Это оценочная категория. И решать, кто из родителей «нормально» воспитывает ребенка, а кто — нет, будут чиновники из опеки. Хотя это право во все века принадлежало родителям. Без него невозможно полноценное формирование личности.

культура: И родителям — решать, пороть ребенка за провинность или не пороть?

Леткова: Для того, чтобы наказать ребенка, совсем не обязательно его пороть. Кому-то достаточно слова, кому-то — лишения благ, а кто-то вообще неуправляемый. Важно еще, чтобы степень наказания соответствовала тяжести проступка и чтобы это не было просто срывом на детях своих негативных эмоций. Родители должны иметь возможность наказывать ребенка, ограничивать его поведение, когда это необходимо. Если, конечно, воспитание не превращается в уголовное преступление. Но, когда криминала нет, зачем определять, кто нормально воспитывает, а кто нет? Однако по этому законопроекту органы опеки и попечительства приобретают право следить за семьями, устанавливать контроль, давать специальные предписания. После чего «контролеры» обязаны (!) предъявить родителям судебный иск об ограничении или лишении их прав. Если на то найдутся основания.

культура: Разве до сих пор у нас не лишали родительских прав тех, кто реально не может их осуществлять?

Леткова: Лишали. И вот здесь начинается самое интересное. Законопроект касается не алкоголиков, наркоманов и прочих асоциальных слоев населения, в случае с которыми вмешательство государства понять можно. Речь о всех остальных. Патронат назначается над семьями, где оснований для лишения или ограничения родительских прав нет.

культура: Это те же группы риска, вроде разведенных, матерей-одиночек, родителей, потерявших работу или нуждающихся в улучшении жилищных условий, которые описаны в уже действующем в Москве «Регламенте межведомственного взаимодействия по выявлению семейного неблагополучия»?

Леткова: Желание разработчиков — распространить законопроект на все семьи. Кроме асоциальных. Права ребенка еще не нарушены, но вы как родитель уже заранее под подозрением. Которое и дает основания государству вмешаться в вашу личную жизнь. Называется это «помощь семье». Но такие виды помощи, как педагогическая, методическая и прочие, уже прописаны в действующем федеральном законе «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних» и в новый проект просто перенесены. А большего не предусмотрено. Мало того, выделяемые на реализацию законопроекта 730 миллионов рублей полностью пойдут на оплату работы патронатных надзирателей, органов опеки и попечительства. И ни одной копейки — на реальную помощь семье. Хотя социальное неблагополучие в России зачастую — именно материальное. Словом, помощи никакой. Зато возможностей для вторжения в семью и изъятия детей — масса. Даже без лишения родительских прав. При этом любой, кого опека сочтет воспитывающим ребенка «ненадлежащим образом», может быть признан социально опасным с немедленным отбиранием ребенка из семьи. Именно так ювенальная юстиция работает за рубежом.

культура: Сделана калька с западных законов?

Леткова: Это даже указано в пояснительной записке: есть прекрасный опыт в Финляндии, Италии и других странах Европы, законы которых и берутся за основу. Истинные авторы нашего проекта находятся за рубежом — в российских госорганах сидят их адепты. Два года назад подобный проект Общественной палаты встретил бурный народный протест, и администрация президента его завернула. Нынешний вариант официально готовил Минобрнауки — 730 миллионов рублей пойдут через это ведомство.

Опека хотела бы контролировать семью по западному образцу: наблюдающий приходит, смотрит, как родители общаются с ребенком, как кормят, и, ничего не сообщая им, пишет рапорты. Когда поступает сигнал, на семью уже собрана большая стопка рапортов, в которых часто написано такое, что у людей волосы на голове становятся дыбом. Вот пример. Два мальчика в швейцарской семье страдали избыточным весом, и семью принудили в течение длительного времени жить под прицелом видеокамер, чтобы следить, как родители выполняют предписания социальных органов по снижению веса детей. Мать и отец согласились сотрудничать и честно пытались выполнить предписания. Но ребята не похудели. В итоге их отобрали.

Основания для беспокойства у наших родителей, безусловно, есть. И принятие закона, конечно, вызовет сопротивление населения. Тем более что в ряде регионов система уже работает.

культура: Так называемые пилотные регионы?

Леткова: Их только называют пилотными. На самом деле социальный патронат там введен региональными законами.

культура: Москва с ее «Регламентом» — в этом списке?

Леткова: Конечно. Кто читал «Регламент», знает: признаками семейного неблагополучия можно назвать все что угодно. Родители еще не развелись, но ругаются... Синяк у ребенка — уже криминал. Соматические заболевания, неопрятный вид, чрезмерная активность или, напротив, грустное настроение... Все может быть использовано против родителей.

культура: И стукачество расцветет бурным цветом?

Леткова: Врачи, воспитатели, учителя обязаны сообщать в органы опеки и попечительства о своих подозрениях. Иначе рискуют не только получить штраф, но и пойти по статье.

культура: Родители уже боятся идти с ребенком в травмпункт.

Леткова: Боятся даже вызвать врача на дом. Опека не имеет права проникнуть в дом — ее роль могут исполнить доктора. Почему в квартире не убрано? Почему мама недовольна? У участкового врача не сложились отношения с родителями — и вот он уже звонит в опеку. Родители не сдали деньги на ремонт школы — директор принимает меры. Таких случаев очень много. Система работает! Родители разводятся, один супруг использует социальные органы против другого. А страдают дети.

Как юрист и эксперт могу сказать: проект не является способом сохранения семей, как это позиционируется его авторами. «Патронат» — очередной шаг по внедрению ювенальной юстиции. Целиком она не прошла, поэтому насаждается частями. И должна быть полностью введена в России к 2017 году.

культура: В чем специфика ювенальных судов, которые уже действуют в России?

Леткова: Ребенок совершил мелкую кражу — ювенальный суд обязал маму с папой каждый день выдавать ребенку 200 рублей на карманные расходы. А то, что дело происходит в провинции, где зарплата порой меньше 6000 рублей в месяц, судей не интересует. В школах детей заставляют заполнять анкеты: «Как родители нарушают твои права — не разрешают играть в компьютерные игры, встречаться с друзьями, не дают карманных денег, привлекают к домашнему труду?» Я таких анкет видела множество — родители присылают их мне с возмущением: вправе ли школа задавать подобные вопросы?

В нашей стране ребенок не является субъектом права, до 18 лет его законными представителями являются родители. Статья 60 Конституции РФ. Западная ювенальная система с нашей правовой системой не согласуется. Она просто чужда нам. В духовном смысле в том числе. Два года назад закон во втором чтении в Госдуме был отклонен. И сейчас поднимать этот вопрос снова — значит, игнорировать волю народа. Мы собрали 140 тысяч подписей и отправили их президенту. Опросы показывают, что 78% населения против принятия этого законопроекта и других подобных проектов, внедряющих в России ювенальную систему западного образца. Не учитывать крайне негативное отношение к этой системе большинства простых родителей в сегодняшней нестабильной политической ситуации нельзя. К чему приведет заявление десятилетнего ребенка, призывающего установить социальный патронат-контроль над его мамой и папой? К жуткому страху взрослых потерять детей. К нежеланию рожать. Страшно даже представить эту зависимость людей от опеки и своих неразумных младенцев. По традиционным ценностям страны будет нанесен удар.

О том, чем грозит родителям и детям введение ювенальной юстиции читайте на сайте газеты "Культура":

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть