Ягодный пирог и чайная анимация

16.03.2012

Светлана ХОХРЯКОВА

На XVII Открытом российском фестивале анимационного кино в Суздале Гран-при получила картина Алексея Туркуса «Заснеженный всадник».

Редкий случай, когда решение жюри совпало с мнением анимационного сообщества. Под занавес фестиваля гости и участники указывают в анкете пять понравившихся картин. «Заснеженный всадник» и тут обскакал всех, набрав 235 голосов. За ним — «Чинти» Натальи Мирзоян (119 упоминаний) и «Пишто уезжает» Сони Кендель (113).

Еще в студенческие годы Алексей Туркус написал сценарий, ждавший своего часа больше двадцати лет. Фильм-воспоминание режиссера о своем отце, замечательном архитекторе Михаиле Туркусе. За 17 минут экранного времени целая жизнь проносится перед глазами. Маленький мальчик никак не может уснуть. «Пап, а кем ты работаешь? Пап, а кем ты был раньше?» Отец отвечает, не отрывая взгляда от шахматной доски. Ему невдомек, что в фантазиях сына его ответы — уже реальность. И вот под звуки папиного барабана по комнате маршируют солдаты, маневрируют в дверных косяках самолеты, ползут танки. И сам папа — в пижаме, на коне мчится навстречу приключениям...

Такие мощные программы на Суздальском фестивале случаются не каждый год. Сразу несколько фильмов были посвящены родителям и сняты в ретро-стиле. Екатерину Соколову жюри во главе с Андреем Хржановским назвало лучшим режиссером за картину «Сизый голубочек» — ленту о жизни, летящей, как скорый поезд. «Мать и сын» Андрея Ушакова — в том же графичном стиле — о заброшенной деревне, где одиноко живет старуха-мать.

Поколение двадцатилетних — студенты — удивили философским видением мира и отменной школой. Особенно зрелыми оказались работы студии «Шар». В картине «Умба-Умба» Константина Бриллиантова, идею которой навеяла песня «Стачка шахтеров в Кузбассе» группы «Гражданская оборона», в семи минутах уместилась судьба тех, кто ежедневно подвергает свою жизнь испытанию. В шахтерских семьях всегда готова поминальная тризна — стакан с водкой под кусочком хлеба. Но шахтеры счастливо возвращаются, а с ними белый кот, ставший от угля черным. Скупыми средствами создана метафорическая картина мира. Чрезмерно кричащего изображения на этом фестивале было немного. Гораздо больше строгой «говорящей» графики.

Прекрасная добрая работа «Мой странный дедушка» студентки ВГИКа Дины Великовской, получившей награду за «Лучший кукольный фильм». Герои живут на берегу моря, дедушка роется в мусорных баках, все думают — сумасшедший, внучка стыдится. Но однажды он создает загадочную конструкцию, которую девочка называет БУША (от б/у — бывший в употреблении). Под действием ветра БУША оживает и поет песни. Дедушка и внучка слушают БУШУ, поют, танцуют и, конечно, мирятся.

Картина «Чинти», полностью созданная из разных сортов чая, получила награду за «Лучшее изобразительное решение». У режиссера Натальи Мирзоян даже Муравей, пораженный открыткой из Индии, выстраивает Тадж-Махал из чая. Необычная фактура на экране оказалось такой интересной и «пушистой», что наверняка найдется немало последователей «чайной анимации». Несмотря на молодость, эти режиссеры уже хорошо известны в анимационном сообществе. Соню Кендель многие увидели впервые. Ее дипломная работа «Пишто уезжает», студии «Шар», была признана лучшей студенческой картиной.

В последнее время аниматоры не особенно балуют детей. Поэтому так радостно были встречены картины, адресованные юной аудитории, особенно дефицитные фильмы для тех, кому меньше пяти лет. «Глупый волк» Рима Шарафутдинова, «Ягодный пирог» Елены Черновой, объявленный лучшим фильмом для детей наряду с «Зелеными зубами» Светланы Андриановой, «Сказка про елочку» Марии Муат, отмеченная за «Лучший мультипликат», — на ура прошли у публики всех возрастов.

Из тенденций — попытки создания познавательных сериалов вроде «Секрета воды». В нем популярно рассказывается, что такое плотина и водохранилище, как живут бобры и функционирует ГЭС. Многосерийные опусы особыми открытиями не блистали. «Жирики», «Фиксики», «Куми-Куми» похожи, словно близнецы. А вот цикл «Везуха!» по мотивам произведений современных российских писателей явно набирает вес, и одна из картин — «Китовая любовь» Леонида Шмелькова — названа лучшей в категории сериалов.

В дни фестиваля в Суздале состоялся Третий международный конгресс «Анимационная индустрия: обучение, технологии, продюсирование, прокат». Прошел он не так энергично, как ожидалось: новых талантов не выявили, ярких идей не обнаружили. На том и разошлись. А жаль. Ведь совсем недавно Минюст зарегистрировал Ассоциацию анимационного кино России (ААК), на которую возлагаются большие надежды. Ее первое заседание, кстати, тоже состоялось в рамках фестиваля. Государство выделило 500 миллионов рублей на развитие отрасли, отдельно поддержало «Союзмультфильм». Теперь важно не просто грамотно распределить средства, но продумать системное развитие, возрождение школы российской анимации. Без этого все останется на уровне разброда и шатаний, ожидания очередного «сладкого пирога» от государства и многозначительных кивков в сторону легендарного прошлого.

Кстати, лучшим фильмом столетия российской анимации в Суздале объявили работу Эдуарда Назарова «Жил-был пес» 1982 года.

Елена Чернова: «Малышам вредит трехмерное кино»

Картина Елены Черновой «Ягодный пирог» отмечена в Суздале призом за лучший фильм для детей. Она рассчитана на 5-6-летнюю аудиторию и рассказывает о том, как важно быть вежливым.

культура: Вы сделали фильм для самых маленьких, для которых вообще мало что снимается. Как возникла эта идея?

Чернова: «Ягодный пирог» появился благодаря компании, выпускающей товары для детей. Мне предоставили таблицу с указанием возраста и тех проблем, которые ему сопутствуют. При создании фильма для малышей необходимо учитывать особенности, связанные с восприятием. К примеру, детям необходимо смотреть тот или иной сюжет по несколько раз. А трехмерное кино блокирует их творческий канал. Слишком насыщенные краски детям тоже не нужны. У нас все эти обстоятельства не учитываются, а потом с травмированными детьми приходится работать психологам. Чаще всего ребенок смотрит то, что ему предлагают взрослые. Но в данном случае надо думать о пользе. Идут же мамы в магазин, чтобы купить хорошую еду для ребенка, не такую, как для взрослого. Так же следует относиться и к тому, что ребенок смотрит.

культура: Вам довелось и непосредственно с детьми работать на этом проекте?

Чернова: Я занималась кастингом. Выбирала детей для озвучания. Поначалу хотели пригласить травести, то есть взрослых актеров. Но мне больше нравятся дети. Их голоса звучат естественнее. Если ребенок и делает ошибку — она божественна. А травести просто работают с устойчивым результатом.

культура: Вы пришли в анимацию из другой профессии, моделировали обувь. Технологические навыки помогли?

Чернова: Еще бы! В анимации требуется точный расчет. Если не хватает багажа, нет подготовки по физике, трудно построить движение правильно. У кого наблюдательный от природы глаз, тот еще как-то может компенсировать свое незнание. Но вообще в анимацию нужно приходить очень подготовленным. Я считаю, что инженерно-технологическое образование мне помогло.

Сергей Сельянов: «У режиссеров сейчас нет амбиций»

Cергей Сельянов — член жюри cуздальского фестиваля, продюсер, глава кинокомпании «СТВ», производящей не только игровое, но и анимационное кино. «Добрыня Никитич и Змей Горыныч», «Алеша Попович и Тугарин Змей», «Три богатыря и Шамаханская царица», «Иван Царевич и Серый Волк» в разное время становились рекордсменами проката.

культура: Среди текущих проектов Вашей компании есть мультфильмы?

Сельянов: У нас в производстве порядка четырех полнометражных мультфильмов. Работаем со студией «Мельница» над анимационным блокбастером «Три богатыря. На дальних берегах». Это новые приключения Ильи Муромца, Алеши Поповича и Добрыни Никитича. Анимационный фильм «Иван Царевич и Жар-птица» делаем со студией «Инлэй» — это очень хорошая команда. Он скорее детский, хотя, может мы его тоже выведем на более семейную историю.

культура: Компания «СТВ» планирует принять участие в реорганизации «Союзмультфильма»?

Сельянов: «Союзмультфильм» — мощный бренд, его надо сохранять. Задача государства — обеспечить правильную систему финансирования. Тогда можно обустроить на базе «Союзмультфильма» важную индустриальную площадку. Я готов способствовать этому, и вкладывать деньги в техническое перевооружение и конкретные проекты. Но нужно, чтобы студию сначала вытащили из руин.

культура: Каков Ваш интерес? Хотите потом вместе работать?

Сельянов: Правильная система анимационной индустрии должна работать на опережение. «Союзмультфильм» может стать центростремительной силой за счет того, что удастся там собрать мастеров, обеспечить им устойчивое финансирование, дать возможность заниматься авторской короткометражной анимацией. Одновременно там появится производственная площадка для разных проектов, большие мощности, которыми смогут пользоваться все.

культура: Но это годы! Три-четыре, минимум. Готовы ждать?

Сельянов: Анимация вообще дело не быстрое. Это — высокотехнологичный вид деятельности, требующий тонкой организации. Менеджеров нужно учить. Скорее всего, с помощью американцев.

культура: Бытует мнение, что Сельянову, мол, хорошо. Денег дают, в том числе на анимацию, больше, чем другим. А какие проблемы у продюсера Сельянова?

Сельянов: На анимацию мне пока не дают. Я беру из своей квоты — из 250 миллионов, выделяемых нашей компании Фондом кино как лидерам. Главная же трудность не в отсутствии идей, а в отсутствии проектов. Это ведь разные вещи. Нет сценаристов, готовых воплощать продюсерские идеи, инициативных режиссеров. Нет у людей желания сделать мощный полнометражный фильм. Не думают они об этом. Им неохота.

культура: Кризис амбиций? Недостаток созидательной энергии? Не те люди идут в профессию?

Сельянов: Для меня это загадка. Амбициозность часто отсутствует. Энергии, которая движет человеком, вообще в мире не хватает. Никто не хочет управлять крупным бизнесом, заводом, даже ларек открыть. Люди не готовы брать ответственность. А профессии режиссера и продюсера по определению предполагают ответственность и амбиции. Я не чувствую присутствия людей, которые трясли бы меня как грушу: «Хочу! Вот я придумал!». Это очень расстраивает.

культура: Юная девушка, учившаяся мультипликации в США, на суздальском фестивале призывала отказаться от употребления спиртных напитков на экране. Может, и правда мы созрели до кодекса Хейса с его системой запретов?

Сельянов: Никто не собирается его вводить. Но в обществе есть запрос, чтобы определить какие-то края, за которые нельзя выходить. Хотите не думать, жить с закрытыми глазами? Живите! Но кричать: «Как вы смеете это показывать?» — неправильно. Запрещать надо всякую пошлятину, поскольку она вредна. Слабое, бездарное кино я бы запрещал безжалостно.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть