Возвращение «Пяти вечеров»

03.11.2012

Анна КУКУШКИНА, Санкт-Петербург

1 ноября в бывшем кинотеатре «Колизей» на Невском проспекте сыграна премьера спектакля «Пять вечеров» — по неустаревающей пьесе Александра Володина.

«Пять вечеров» были написаны в самом конце 1950-х и с тех пор не сходят со сцены и экрана. «Только бы войны не было», — говорили в финале пьесы Зинаида Шарко в спектакле БДТ и Лилия Толмачева в «Современнике» в 1959-м, Людмила Гурченко в фильме Никиты Михалкова в 1978-м и Надежда Маркина у Женовача в 1997-м. И это — только краткий, самый звездный список. Теперь ленинградку Тамару, работницу фабрики «Красный треугольник» играет Оксана Базилевич, а ее давнего возлюбленного Ильина — Артур Ваха. Накануне премьеры мы встретились с режиссером спектакля Василием СЕНИНЫМ.

культура: У «Пяти вечеров» история особая: «в анамнезе» — сплошные мастера: Михалков, Волчек, Товстоногов. Трудно с ними соперничать?

Сенин: Момент вызова, конечно, присутствует. Но у меня свое, очень личное восприятие главной темы этой истории — темы возвращения. Будь то возвращение к человеку или в какое-то определенное место. В какой-то степени это и моя жизнь, состоящая из разъездов между Москвой и Петербургом.

культура: А как же Товстоногов и его «Пять вечеров» с Зинаидой Шарко и Ефимом Копеляном? Вот она, казалось бы, главная ленинградская традиция?

Сенин: Знаменитых спектаклей вообще много. Была постановка Сергея Женовача на Малой Бронной, которую мне удалось посмотреть. Потом был спектакль Саши Огарева в «Современнике» с Яковлевой и Гармашем, — его я, к сожалению, так и не увидел. Есть прекрасный спектакль «Мастерской Фоменко» с Полиной Агуреевой в главной роли… А в Петербурге — вы правы — это, конечно же, великий Товстоногов и его «Пять вечеров». И, надо сказать, люди, хорошо знающие тот спектакль, обязательно найдут у меня цитату. Не буду говорить, что это за эпизод, но он был очень точно найден, и мы решили его повторить. Это дань уважения мастеру. Хотя сами постановки очень разные, они в принципе не могут быть похожи, потому что время отличается, и ощущение конца пятидесятых, всей этой ленинградской оттепели, сейчас совершенно другое.

культура: Спектакль Товстоногова был подчеркнуто реалистичен в деталях. Да и в фильме Михалкова, снятом двадцать лет спустя, материальный мир конца пятидесятых, все эти вышитые подушки-коврики, не случайно выходит на передний план. В Вашем спектакле эти вещи есть? Или привязка ко времени для Вас не важна?

Сенин: Мы не претендуем на музейную точность, у нас не было задачи сделать бытовую реконструкцию. Но приметы времени, конечно же, есть, тем более что не было никаких проблем с привлечением консультантов. Мы не мучились, где найти информацию. Лично мне достаточно было спросить у мамы про какую-то деталь, и она тут же выдавала мне огромный пласт информации. И мама Артура Вахи, Воля Васильевна, нам очень помогала. Она — известный театральный педагог, в свое время работала с Товстоноговым и Розой Сиротой, и для меня общение с ней было таким мостиком, связью с мастером.

культура: Главные роли в Вашем новом спектакле исполняют Артур Ваха и Оксана Базилевич. Фактически, Вы взяли уже готовый дуэт из другой постановки — «Заповедника» по прозе Довлатова. Этот перенос упростил задачу или, наоборот, усложнил?

Сенин: «Заповедник» и «Пять вечеров» — настолько разные истории, что никакого смешения образов тут в принципе быть не могло. Более того, само решение ставить Володина возникло у меня в процессе общения именно с этими актерами. В какой-то момент пьеса просто всплыла в разговоре, мы за нее «зацепились».

культура: Но ведь и у Володина, и у Довлатова все крутится вокруг невысказанной любви...

Сенин: Для меня «Пять вечеров» — это еще и тема одиночества. Образ того общества, в котором нас приучают жить по одному. Сначала вроде бы вынужденно: после войны многие женщины остались без мужей, но постепенно это становится нормой. Человек живет один, потому что так проще, удобнее, меньше забот, каких-то проблем.

культура: Но финал в «Пяти вечерах» счастливый, Ильин и Тамара все-таки вместе.

Сенин: Я бы не назвал его однозначным хеппи-эндом. Как говорит сам Володин, эта история «началась задолго до этих пяти вечеров и кончится еще не скоро». И Володин очень тонко подчеркивает болезненную взаимосвязь ощущения счастья и страха, что его могут отнять. Отсюда и последняя фраза, которая как бы случайно слетает с уст героини: «Ой, только бы войны не было».

культура: Слишком уж наивно звучит…

Сенин: Наивно? А разве вы войны не боитесь? Гражданской? Или между государствами? Да, мы стараемся не думать об этом, но страх-то есть. И Володин точно подметил: когда человек абсолютно счастлив, он хочет только одного — чтобы все вокруг были живы.


Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть