Владимир Рецептер: «Самые современные тексты — у Пушкина»

03.02.2012

Наталия КАМИНСКАЯ

5 февраля на Псковщине стартует XIX Пушкинский театральный фестиваль. Его инициатором выступает Санкт-Петербургский Пушкинский театральный центр под руководством известного актера, поэта и прозаика Владимира Рецептера.

Программа нынешнего фестиваля включает спектакль Центра оперного пения Галины Вишневской «Борис Годунов», композицию камерного хора «Россика» и артиста Леонида Мозгового «Пушкин — Сальери — Моцарт» в постановке Александра Сокурова, концертное исполнение «Дон Жуана» Моцарта с участием оркестра «Санкт-Петербург Камерата» и солистов Национальной оперы Эстонии, «Пиковую даму» в куклах из Гродно, программу Аллы Демидовой «Пушкин и другие»...

Покажут на фестивале и спектакль «Хроника времен Бориса Годунова» по произведениям Карамзина, Пушкина и Мусоргского, поставленный Рецептером в своем театре-лаборатории «Пушкинская школа».

культура: У Пушкинского фестиваля славная история. Нынешний будет чем-то отличаться от предыдущих?

Рецептер: За девятнадцать лет в фестивалях приняло участие множество российских театров. В эту общую копилку внесли свой вклад Олег Ефремов, Петр Фоменко, Анатолий Васильев, Эймунтас Някрошюс, Деклан Доннеллан, не говоря о молодежи. Нынешний фестиваль дался нам труднее прежних. Псковский театр драмы имени Пушкина сейчас в состоянии ремонта. Поэтому спектакли будут проходить на других площадках города и в Пушкиногорье.

культура: Вы и артист, и режиссер, и писатель, и руководитель театра. У Вас одна из самых молодых трупп в стране, возникшая на основе Вашего же курса. Не может быть, чтобы Вас не интересовали собственный успех и успех ваших ребят. А что такое успех театра сегодня? Полные залы? Положительная критика? Премии, фестивали?

Рецептер: Все перечисленное — предлагаемые обстоятельства жизни театра, помогающие ему не зачахнуть в безвестности. Но это же и соблазн, заставляющий спрямлять пути к успеху, выбирать господствующее направление вместо своего и ремесло вместо искусства. Нынче ремесло умеет сверкать и обманывать. Поэтому, на мой взгляд, и в случае с театром верна ориентация пушкинская, а не какая-то другая. При всем родовом отличии театра от других искусств он подлежит общим высоким законам. Выбор тот же: либо отдельно стоящий художник или группа творцов, либо толпа соревнователей скорейшей выгоды. Для нас успех — это появление и накопление своего зрителя, который смотрит наши спектакли по три, пять и более раз, открыто предпочитает всем другим, делает зал приобщенным к тайне, единым со сценой. У нас одно и то же название обещает приключения живого хода и сегодняшней новизны. В этом путь и в этом школа.

культура: Вы работали в одном из самых востребованных и влиятельных театров — товстоноговском БДТ. Что для Вас современный театр?

Рецептер: Товстоногов был вынужден искать компромисс между требованиями из обкома КПСС и жаждой либерализма, царящей в зрительном зале. Я, по счастью, свободен от таких необходимостей. Пушкинское направление театра можно понять и попытаться освоить, только безоглядно доверившись самому Александру Сергеевичу. Если я не согласен с Пушкиным, все мое дело — профанация. Радость в том, что я с ним согласен.

Хотим мы этого или не хотим, новое время скажется в том, что мы делаем и как ведем себя на сцене. В «Каменном госте» выходят обожатели Лауры и говорят: «Как роль свою ты верно поняла! Как развила ее! С какою силой! С каким искусством!..» Но сначала — поняла. Значит, первая задача — помочь артисту создать роль. Как сыграть, например, верующего человека? Надо почувствовать это состояние. Пушкинские герои ведь все верующие. Все с небом общаются. У Шекспира тоже. А поколение, к которому принадлежат мои молодые артисты, находится на некотором расстоянии от подлинной, исконной веры. Надо хотя бы понять, что такое для пушкинских героев ад или высший суд. Это понимание у современного актера можно воспитать, работая над ролью.

культура: Почему Вы в своем новом спектакле соединили пушкинскую трагедию с текстами Карамзина о Годунове и письмами поэта?

Рецептер: Это Пушкин во взаимоотношениях со своей трагедией, написанной несколько лет назад. А теперь ее надо печатать. Или не печатать. Надо принять решение. Это Пушкин во взаимоотношениях с издателями, с разными адресатами. «С величайшим отвращением решаюсь я выдать в свет «Бориса Годунова», — пишет он. — Всякий неудачный опыт может замедлить преобразование нашей сцены». Преобразование русской сцены, ни больше ни меньше, — вот задача, ясно поставленная им перед самим собой. Современному театру почему-то это непонятно. Ему до лампочки, чего там хотел Пушкин.

культура: «Пушкинская школа» задумана и осуществляется как театр классики. Значит ли это, что текстам ХХ века, а тем более новой пьесе сюда хода нет?

Рецептер: Не знаю, как Вы, а я не встречал более современных текстов, чем у Шекспира и Пушкина. Противопоставлять классику и современные тексты нет никакой возможности, потому что их нельзя сравнивать. Все, что мне готовы предложить нынешние «текстовики», классикой выражено с беспримерной художественностью и сегодняшней остротой. Я не давал подписки отвечать на глобальные вопросы, у меня своя делянка и большая нехватка времени. Помимо Пушкина у нас звучат Карамзин, Шиллер, Шекспир, Мольер... Еще не дошли руки до Чехова, Достоевского и Сухово-Кобылина... А Вы говорите «современные тексты».

культура: Вы часто упоминаете об аскезе творческого существования. А Пушкин аскетом не был. Есть такая фраза: «Жил бы Моцарт сегодня, он бы обязательно сочинял музыку для клипов». Что-то в этом роде можно сказать и о Пушкине. Вы не согласны?

Рецептер: На этот вопрос прямо отвечает Пушкин в нашем новом спектакле: «Что тебе пришло в голову писать оперу и подчинить поэта музыканту? Чин чина почитай. Я бы и для Россини не пошевелился». Поэт живет на «высотах создания» и любой жанр, за который берется, поднимает до себя. Поэтому байка о Моцарте, на мой взгляд, не более чем фальшивка, созданная в оправдание чьего-то ремесленничества. Пушкин понимал как Моцарта, так и Сальери. Но оба они, хотя и по-разному, устремлены к искусству. Моцарт пишет на заказ все-таки «Реквием», а не музыку к клипам.

культура: Публика хорошо ходит на Ваши спектакли. Как Вы считаете, почему?

Рецептер: Потому что мы любим ее и не заискиваем. Любовь к народу — чувство не выкрикиваемое, а скрываемое.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть