Поле битвы принадлежит мародерам

08.09.2012

Людмила БУТУЗОВА

Незадолго до 200-летия победы над Наполеоном глава администрации президента Сергей Иванов на заседании госкомиссии заявил: «Несмотря на предпринимаемые на федеральном и региональном уровнях усилия, в том числе с привлечением правоохранительных органов, полностью решить вопрос о восстановлении исторического облика Бородинского поля не удалось...»

(фото: РИА Новости)

Зачистка действительно не состоялась. Многочисленные особняки и бани, котлованы и фундаменты как стояли, так и стоят на священной земле. У деревни Фомкино — в месте расположения французского лагеря 1812 года — на 30 гектарах раскинулся коттеджный поселок. Под Венками — там, где казачьи полки генерала Платова рвались во французские тылы, — под дачи захвачено 15 гектаров. Сплошь застроены коттеджами места легендарных рейдов Уварова, где строить строжайше запрещено. Что удалось, так это скосить бурьян на так называемых фермерских землях в центре Бородинского поля и убрать там заборы и шлагбаумы. Но, судя по торчащим повсюду столбам, хозяева собираются после юбилея «восстановить все как было».

Слегка замаскированы — «под зелень» — груды стройматериалов в Татаринове, Горках, Бородине, Псареве, Новом селе, Логинове…

— Когда накат пошел — полиция, прокуроры, иски в суд — наши захватчики тоже маскировались, — рассказывает житель Криушино Николай Кузьмичев. — А перед самым праздником опять обнаглели — то окна везут, то двери. Капитально обустраиваются, не верят, видать, что их сносить будут. Вчера приехали две машины с досками. Хозяева нам свистнули — подсобите, дескать, за тыщу рублей на нос. Никто не пошел, мужики нынче злые на них. Через час привезли гастарбайтеров, те мухой все растащили и опилки подмели. Милиция по сигналу явилась, а уже тишина — как будто ничего и не было.

(фото: ИТАР-ТАСС)

Легендарное Криушино, сыгравшее одну из ключевых ролей в Бородинском сражении и прежде оберегаемое от новой застройки как мемориальное место, за последние годы увеличилось в размерах в три раза. Свосточной и северо-восточной сторон построено несколько улиц для так называемого коттеджного поселка «Криушино.ру».

Из семидесяти исков, поданных Росимуществом на незаконных застройщиков Бородинского поля, больше половины приходится на хозяев этого элитного новодела. Они же яростнее всего сопротивляются сносу, подают в суды встречные иски, обращаются в разные организации за защитой святых прав собственности.

— Нас так просто достали, — жалуется глава одного известного агентства недвижимости, в недавнем прошлом весьма активно сопровождавший сделки на Бородинском поле. — Ну какие могут быть претензии? Мы всех покупателей предупреждали, что они рискуют. Все-таки здесь заповедник, земля в федеральной собственности — мало ли что. Если начнется зачистка, то рассчитывать можно лишь на компенсацию по кадастровой стоимости земли — 30-60 тысяч рублей за участок в 10 соток. Да и не факт, что сейчас от государства вообще что-то получишь, кроме бульдозера. Вот они и бесятся.

По-человечески собеседник «Культуры» взбесившихся понимает: средняя цена участка в 10–15 соток (без подряда) на Бородинском поле — 2,7 млн рублей, с готовым коттеджем — около 25 миллионов.

За два года не снесены даже те одиннадцать строений, по которым уже приняты судебные решения. «Хозяева» тянут резину, и приставы почему-то не спешат с процедурой исполнения. В судах находятся еще 70 исков к незаконным застройщикам. Дела запутанные и затяжные, районная Фемида нетороплива и осторожна. Подстегнуть ее не смогла даже гневная тирада Сергея Иванова об «оборзевших дачниках», для которых ратное поле оказалось всего лишь привлекательным участком под застройку.

Тем не менее, после гнева кремлевского чиновника прошли прокурорские проверки законности постановлений о выделении земель, сосчитали, наконец, сами строения, незаконно возведенные в заповеднике. В апреле 2011 года прокурор Московской области заявил о 140 выявленных новоделах. Почему к сегодняшнему дню в судах только 70 исков — не сообщается. Нет объяснения и другому интересному факту: в разгар следствия и судов над незаконными «собственниками» количество зарегистрированных в Кадастровой палате земельных участков каким-то образом увеличилось еще на 300 штук. Все это вызывает подозрения, что «системная» борьба с незаконными застройщиками сведется к паре-тройке «показательных процессов» над какими-нибудь уж слишком зарвавшимися деятелями.

Подтверждение тому — ситуация в Старом селе. По словам местных жителей, за последние пять лет оно увеличилось в размерах в два раза, здесь построились многие районные чиновники с благословения бывшего главы Можайского района Владимира Насонова. Перед юбилеем за них взялись, а сейчас многочисленный чиновничий новострой как бы не замечают, скандал разгорелся лишь вокруг четырех участков, мошенническим путем — в пользу близкой родни — присвоенных бывшей главой сельского поселения «Бородинское» Майей Склюевой. Ее уголовное дело находится в суде с мая прошлого года. Затем против Склюевой возбудили еще одно — за незаконный перевод 38 гектаров земли, предназначенной для сельского хозяйства, в земли под дачное строительство. Земля находится у деревни Фомкино — между Шевардинским редутом и штабом Наполеона. Сотки разошлись в улет — за право угнездиться у штаба Наполеона и «взять» неприступный редут дачники едва ли не дрались. Сама Склюева, помнится, манипуляции с изменением категории земель объясняла «государственной необходимостью развивать территорию, расширяться». Заросшие бурьяном 38 гектаров, с ее точки зрения, этому только мешали.

Приговор Склюевой пока не вынесен, но за ущерб государству, который и в деньгах-то не измеришь, чиновнице грозит десятилетний срок. Что интересно, администрация Можайского района тоже подала гражданский иск с требованием выплаты компенсации в размере 10 миллионов — за те самые четыре участка в Старом селе, которые прихватила себе Склюева. Как относиться к этому рвению? Люди говорят разное. В том числе и о том, что Склюевой было с кого брать пример. Нынешний глава района Дмитрий Беланович, как и его предшественник, сам раздавал музейные участки в аренду на 49 лет. Осенью 2010 года отщипнул от Бородинского поля близ деревни Семеновское целый гектар в пользу каких-то москвичей. А там — памятник 2-й кирасирской дивизии генерала Дуке и лейб-гвардии Финляндскому полку. Музейщики подняли крик, Беланович доказывал, что спорная земля относится к деревне, а не к музею, но умалчивал, что деревенские границы были самовольно расширены. Впоследствии под нажимом прокуратуры глава района отменил свои постановления. «Арендаторы», уже начавшие стройку, требовали «свое» через суд, а уж как Беланович перед ними оправдался — не известно.

— Зато сейчас — каждый начальник в районе и области святее папы римского, — говорит местная активистка Ольга Кислякова. — Все за ужесточение охранного законодательства, все одобряют инициативы Москвы по постановке границ поля на кадастровый учет. Такое впечатление, что только этого им и не хватало, чтобы не торговать славой России.

Справедливости ради надо сказать, что ни один памятник в мире не охраняют столько законов, решений и постановлений высших органов власти, как наше Бородинское поле. Еще в 1961 году постановлением Совета Министров РСФСР оно было включено в список исторических памятников, подлежащих государственной охране. Тогда же определили и границы заповедника. В начале 90-х Бородино объявили особо ценным объектом федерального значения и еще раз подтвердили его границы.

— Ватерлоо в Бельгии 200 лет охраняет один-единственный закон, и никто это поле не дербанит, — рассказывал научный сотрудник музея-заповедника Александр Суханов. — У нас, при царе, вообще не было каких-либо указов насчет Бородино, но его почитали как святыню.

(фото: ИТАР-ТАСС)

Накануне 100-летия Бородинской битвы патриотический подъем испытывала вся страна. Подготовку к юбилею возглавил лично Николай II. На увековечивание народного подвига царское правительство выделило 1/1500 часть российского бюджета. Стелы, бюсты, постаменты — все, что есть на Бородинском поле, осталось с того времени. От крестьян шли пожертвования на памятники героям. Помещики, имевшие земли близ Бородина, передавали их государству, часть наделов выкупалась. Был единый порыв: ратное поле должно стать мемориальным местом.

Как ни горько признавать, но к 200-летию Бородинской битвы мы изрядно измельчали. Что-то ненормально в нашем государстве, если даже в канун славного юбилея продолжается мышиная возня за сотки и дачи на ратном поле. Ненормально, склоняя голову перед подвигом павших, видеть, как клерки районного масштаба на виду у всех обгрызают народную святыню. Горько, что власть спохватилась наводить порядок в Бородине чуть ли не в последний момент, годами не имея представления, что патриотический символ России превращается в некое подобие отдыхаловки с видом на батарею Раевского и баней на Шевардинском редуте. И уж совсем не укладывается в голове, что Бородинское поле от распила все это время защищали не законы, а простые граждане, собирая подписи через интернет и устраивая крестные ходы в защиту исторического ландшафта.

После юбилейных торжеств власти обещают продолжить зачистку Бородинского поля от «обнаглевших застройщиков» и, по выражению главы президентской администрации, «довести дело до логического конца». Хотелось бы надеяться, что праздник на улице мародеров закончится раньше, чем в Бородине наступит следующий юбилей. До 300-летия той Победы мы вряд ли доживем.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть