Ольга Таратынова: «Золотить фасады — бессмысленно»

19.10.2012

Андрей МОРОЗОВ, Санкт-Петербург

В музее-заповеднике «Царское Село» открывается Большой зал Агатовых комнат. О том, почему Екатерининский дворец до сих пор не восстановлен полностью, будет ли позолочен его фасад, а также о современных методах реставрации «Культуре» рассказала директор музея Ольга ТАРАТЫНОВА.

культура: Советская школа реставрации очень высоко ценилась. Насколько сохранились ее традиции?

Таратынова: Лет десять назад поменялась стратегия реставрационных работ. Основой ленинградской реставрационной школы было воссоздание — сделать, как до войны. Это демонстрировало, что мы возрождаемся, словно Феникс из пепла. Во время фашистской оккупации Большой царскосельский дворец был практически уничтожен, многие сомневались, что можно что-то восстановить. Предлагали даже устроить здесь санаторий Министерства обороны. Но возобладала патриотическая идеология. Говорят, решение о восстановлении дворца принимал лично Сталин.

Прошло уже 67 лет после войны — сегодня как-то неприлично показывать на поврежденные объекты, обвиняя фашистских оккупантов. Но восстановлено не все, работы — непочатый край. К тому же, сейчас в мире другая тенденция: главное — консервация сохранившихся объектов. Ведь никогда не бывает достаточно документов, чтобы восстановить объект с абсолютной точностью.

В Белой башне, выстроенной когда-то для сыновей Николая I и практически полностью разрушенной во время Великой Отечественной, мы решили не восстанавливать интерьеры. Потому что было всего четыре фотографии с их видами, и те — черно-белые. А вот воссоздание Агатовых комнат я считаю хорошим примером современных реставрационных работ. Это заслуга мастерской, которая раньше сделала нам Янтарную комнату. Уникальные специалисты. Думаю, им равных нет не только в России, но и в мире.

культура: Почему музей до сих пор не воспользовался более чем ста килограммами золота, пожертвованными адыгейским благотворителем?

Таратынова: Это не совсем золото, а счет в банке. Он создан исключительно под золочение фасадов Екатерининского дворца. Но еще в конце 2008 года на коллегии Министерства культуры я докладывала о нецелесообразности золочения фасадов. Все попытки приводили к тому, что через несколько месяцев золото начинало трещать. Позолота укладывается на лепку XVIII века, она довольно рыхлая. Тогда гипс нужно удалить, сделать металлическое основание — и золочение будет держаться долго. Но мы не можем допустить такого варварства по отношению к лепке. Нужно еще учитывать наш климат, плюс влажность. В Петербурге практически нет золочения на фасадах домов — только вензель на Невских воротах Петропавловской крепости. Но он один, а у нас — весь фасадный декор дворца. Его, кстати, закрасила Екатерина II. Прагматичная немка посмотрела ежегодные траты на поддержку золоченых фасадов и решила закрасить. Как хозяйка я ее понимаю. Ну а счет до сих пор не используется. Пытаемся связаться с благотворителем, но попытки пока не увенчались успехом. Мы бы использовали эти деньги во благо музея. У нас много планов, на которые нужны средства, причем большие.

культура: Хотя бы несколько примеров.

Таратынова: После войны Царское Село стало третьим в очереди на восстановление — вслед за Петергофом и Павловском. Но именно на нашем музее иссякло финансирование. Мало того что Петергоф и Павловск были восстановлены на волне послевоенного эмоционального подъема, там потом и повторные реставрации прошли. А у нас воссоздано только три четверти залов, остальные стоят, как после войны, только оштукатуренные. В Александровском парке павильоны только-только начинают реставрироваться. В 2010-м нам передали Александровский дворец, который по своей ценности может соперничать с Екатерининским. Он уцелел во время войны, в нем все подлинное. Дворец был родным домом для многих поколений императоров, здесь жили все Романовы. Если в Екатерининском проводили концерты, устраивали приемы и балы, то в Александровском венценосные особы вели повседневную жизнь. С дворцом связаны трагические страницы жизни Николая II: отсюда его с семьей увезли в Тобольск.

культура: Как складываются ваши отношения с соседом — мемориальным Музеем-Лицеем?

Таратынова: Мы разные: «Царское Село» — историко-архитектурный музей, Лицей — литературный, филиал Всероссийского музея А.С. Пушкина. Но у нас прекрасные отношения, мы делаем совместные выставки, проекты.

Читайте также:

Отечество нам - Царское село. Как праздновали День лицеиста в дореволюционные и советские времена, и чем давно закрытый пушкинский лицей может удивить нынешних школьников


Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть