Москва vs Петербург: спор длиною в триста лет

03.08.2012

Александр ДУГИН, философ, политолог, профессор МГУ

Окно в Европу Петр прорубил для русских пушек

Философ, политолог, профессор МГУ

Москва и Санкт-Петербург — ключевые символы России. Эти две столицы относятся не просто к разным периодам нашей истории, но представляют собой две идеологии. Очень разные, но отнюдь не противоречащие друг другу.

Москва — символ Руси восточной, представляющей собой перенос центра тяжести к Востоку не только в пространстве России, но и в рамках философской географии. Это итог Киевского периода русской истории, борьбы между геополитическими векторами Востока, Запада и Севера, победу в которой одержал Восток. После освобождения от монгольских завоеваний начинается еще более резкий виток возвышения Москвы как символа уже постмонгольской российской государственности. Это сочетание нашего Востока с Востоком туранским, принятие русскими миссии объединения евразийских земель, которую раньше выполняли монголы. И с XV по конец XVII века именно Москва олицетворяла объединение Евразии под русским началом.

Санкт-Петербург — символ совершенно другого порядка. Это движение на Запад, но Запад очень специфический, где самодержавие переходит в абсолютизм, где сохраняются феодальные черты, относящиеся к новгородскому — северному вектору русской истории, но уже в совершенно новом ключе, связанном с модернизацией, с включением в большую европейскую политику. При этом нельзя забывать, что окно в Европу Петр прорубил не только для того, чтобы подражать Западу, но и чтобы выставить туда русские пушки, отлитые по европейскому образцу. Однако ради модернизации надо было чем-то пожертвовать. Этой жертвой стала Москва и те исконно-русские духовные и культурные традиции, которые не вписывались в динамику нового времени.

Но что же означал возврат Москвы в качестве столицы в 1918 году? Русь Советская, как говорили послереволюционные национал-большевики, была символом того, что Россия возвращается к своей евразийской миссии, отходит от сугубо европейского вектора. При этом сама Москва того времени была уже постпетербургской Москвой, продолжившей евразийскую традицию предшествующих эпох, но одновременно вобравшей в себя и модернизационные тенденции Петербурга. И именно такая диалектика двух столиц сохраняется по сей день.

На мой взгляд, сегодня функции столичного символизма необходимо распределить в рамках концепции баланса между двумя городами. При этом основные столичные функции важно сохранить за Москвой, а Петербургу — придать полномочия столицы модернизационной, отправив туда деятелей либерального толка. А также военных, чтобы те присматривали за либералами и совместными с ними усилиями продолжали модернизацию. Оборонную модернизацию. И вот тогда Санкт-Петербург вполне может восстановить свое значение символа европейского вектора — форпоста для обороны, а при необходимости и экспансии на Запад.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть