Место сбора

28.09.2012

Анна ЧУЖКОВА, Томская область

Разбитая асфальтовая дорога, частные дома со спутниковыми антеннами, население под тысячу человек. Расположенное под Томском село Семилужки ничем не отличалось бы от других сибирских деревень, а его долгая история так и осталась бы узким интересом для университетских умов, если бы не выросшая здесь несколько лет назад казачья крепость.

Из привычного глазу пейзажа вдруг выделяются яркой, свежей древесиной сторожевые башни и крепостные стены. Военное укрепление мирно соседствует с окрестными хозяйствами, и назвать острог грозным или неприступным нельзя: он всегда готов радушно принимать гостей. «Охраняет» эту красоту лишь одинокая козочка на привязи.

Создатель музея под открытым небом, пенсионер, бывший работник милиции Владимир Ильин, показывает свои владения. Он и сам ходячий музей, эдакий русский мужик из сказки: носит окладистую бороду, спит на печи, говорит все какими-то историзмами. Так что экскурсия превращается в полубыль: «Что за пушка? Это я когда на поклоне у Ивана Грозного был, он мне подарил, велел охранять государеву землю». Посмеялись, а все-таки подход к делу у Семилужского воеводы серьезный. Перед строительством он изучал историю, советовался с реставраторами и краеведами.

(фото: Евгения Мостовая)«Не надо думать, что острог — это тюрьма, — рассказывает нам хозяин. — На самом деле это место сбора воинских людей. В 1608-м Томск подвергся набегу черных киргизов. Было необходимо защитить город, для чего и построили вокруг него четыре казачьих острога. Этот был заложен в 1609 году». Археологических раскопок здесь никогда не проводилось, поэтому данных о стоявшей в XVII веке крепости очень мало, и, пожалуй, исторической реконструкцией сегодняшний острог назвать нельзя, скорее — импровизацией.

— Я изучил ряд сибирских острогов и выдержал характерный размер 60 на 70 метров. Эта стена называется заплот, а сверху крышка — охлупень. Это по словарю Даля. По такой крышке можно было судить о рачительности воеводы, бревна под ней не намокали и сохранялись дольше.

Вот угловая глухая башня, а там Казанская достраивается, всего их четыре. Умиляет неуклюжий резной двуглавый орел, венчающий звонницу. Туда, кстати, можно забраться. Хоть и невысоко, но вид открывается прекрасный. Звонить в колокола не возбраняется. За ними Владимир Федорович сам ездил на Урал к потомственному мастеру, старцу. Говорит, что эти колокола вышли особо певучими.

Здесь уже имеются колодец, кузница, а будет еще и рабочая мельница с домом мельника. Мечта хозяина — наполнить все это жизнью, чтобы мастера сюда приезжали не только по праздникам. Справедливости ради надо сказать, что праздников здесь долго ждать не приходится. Отмечают и церковные, и народные. В августе здесь справляли яблочный и медовый Спасы, в сентябре проходил фестиваль народных культур. «А какие хороводы мы здесь водили!» — хвастается Владимир Федорович.

Все экспонаты расположились на свежем воздухе, без бирок и ограждений. Здесь они куда ни глянь, и многие при деле. «Вот медвежий капкан — такого нигде больше не найдете, а это мордушка для ловли рыбы, надо знать, из какой талины такую плести. А это лабаз для сохранения продуктов». Все диковинные слова обретают форму и цвет, предметы оказываются близкими и простыми. Ковка, старинные инструменты, вековой березовый короб — все можно по-свойски потрогать и изучить. Ильин мечтает не только проиллюстрировать, но и восстановить традиционный русский быт. В крепость даже не проведено электричество. Правда, здесь же в амбаре неожиданно обнаруживаем коллекцию ретро-мотоциклов — не смог воевода отказать себе еще в одной страсти, да и ребятишки железным коням радуются.

Однако настоящая гордость Владимира Федоровича — Никольская часовня, поставленная им в центре острога. «Церковь для крепости — что парус для корабля», — говорит хозяин.

Маленькая часовня освящена архиепископом Томским и Асиновским Ростиславом.

«Во сне Николай Угодник мне наказ дал, чтобы я это все построил. А такой закон обратной силы не имеет. Сказано — надо делать не щадя живота». Николай Угодник в этом месте — святой, особо чтимый. Летопись, хранящаяся в томском Богородице-Алексеевском монастыре, засвидетельствовала чудо. В начале XVIII века, когда и острог-то уже, может быть, разобрали, рядом с Семилужьем жил молодой человек Григорий, не верующий, завистливый. Поговаривали, что и с чертом хотел подружиться, чтобы богатство добыть. А однажды, в 1702 году, он тяжело заболел водянкой и стал расслабленным, то есть обездвижел. На смертном одре, когда с ним пришли проститься родственники, ему явилась нечисть. Бесы трепали несчастного, как куклу, тянули в разные стороны и подкидывали до потолка. Перепугавшись, Григорий вспомнил слова материнской молитвы и стал звать Отче Николу. Тогда ему явился светлый муж с иконой в руках, который изгнал чертей и прикосновением копья избавил юношу от болезни, а присутствовавшие родственники увидели, как по воздуху перенеслась икона и сама встала на божницу.

(фото: Евгения Мостовая)Образ с тех пор хранился в Вознесенской церкви Семилужков. В 1891 году во время своего восточного путешествия село посетил цесаревич Николай, правда, чудесную икону не застал, именно в это время она была перевезена в Томск. В революционные годы, как и другие чудотворные томские образы, она была утеряна. Церковь с приделом Николая Угодника, где молился государь, в 1940-е была разобрана. Так что о святости места люди вскоре позабыли.

В 2009-м пенсионер начинал строительство в одиночку, затем идею поддержала местная интеллигенция, власти. Старшие ребята из детского дома, расположенного прямо напротив, тоже принимали участие.

— Силы все прибывают. Благочестивые люди помогают. Надо сказать, и государевы люди в стороне не остаются, депутаты, администрация района. Раз я не один, значит, идем правильным путем! Державу не срамлю, хорошо потрудился! Здесь народу побывало — со всех континентов, детей много привозят. Мне радостно, что я могу показывать и рассказывать: мол, мы, русские, чтим свои корни, знаем их, сохраняем и проповедуем. А без знания — кто ты и откуда, двигаться невозможно, это однозначно.

Владимир Федорович от коммерции далек. Так что острог сувенирными лавками не оброс, вход сюда абсолютно бесплатный. «Мое дело молиться и строить, — говорит воевода.­— Приятно, когда люди приезжают и получают духовный заряд». Он снова зовет в гости на хороводы и чай из самовара. «Вы, говорите, из Москвы? Передайте там привет Владимиру Владимировичу и спасибо за год истории. Царь Николай сюда заезжал помолиться, так что и президента милости просим тоже к нам!»

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть