Какое наследство досталось Сергею Шойгу

14.09.2012

Людмила БУТУЗОВА

В «золотом фонде» Московской области — 22 исторических города с неповторимым архитектурным обликом, более 6000 памятников истории и культуры, родовые имения, уникальные храмы и музеи мирового уровня.

Символические ключи от накопленного веками культурно-исторического наследия получил Сергей Шойгу при вступлении в должность губернатора в мае нынешнего года. Общественность, доведенная до отчаяния прежней «культурной политикой», когда бесценные заповедные земли распродавались, как обычные дачные сотки, а родовые усадьбы истреблялись ради коттеджной застройки, возлагает на известного спасателя Шойгу последние надежды — надо сохранить то, что еще осталось на подмосковной земле, дать памятникам шанс.

Заявления нового губернатора, прозвучавшие в первые четыре месяца правления, обнадеживают. Во всяком случае, у Сергея Шойгу есть понимание, что культурное наследие — самая большая экономическая ценность Подмосковья и огромный потенциал для роста региона. Сделаны и практические шаги: произведены кадровые перестановки в профильных департаментах, устанавливается конструктивный диалог с Всероссийским обществом охраны памятников истории и культуры (ВООПИиК) и другими защитниками подмосковной старины. Наложен мораторий на сделки с землей в заповедных местах, идет проверка постановлений прежней администрации о продаже и выделении участков в долгосрочную аренду в Красногорском районе. Резкой критике подвергся проект о сокращении охранной зоны музея-усадьбы «Архангельское» с 657 гектаров до 67, подготовленный группой заинтересованных застройщиков.

Все это, по мнению добровольных защитников старины, свидетельствует о том, что с новым чиновником, свободным от связей и обязательств, работать легче. Но ему отнюдь непросто разгребать доставшееся. Это тоже понятно — при всем желании общества получить от Сергея Шойгу быстрый и максимально эффективный результат.

Об этом и о том, как «пилили» культурно-историческое богатство Подмосковья, «Культура» беседует с председателем совета Московского областного отделения ВООПИиК, 24-летним лауреатом премии «Хранители наследия» Евгением СОСЕДОВЫМ.

культура: В последние годы в социальных сетях что ни день звучал новый призыв выйти на защиту заповедной территории в Подмосковье или отстоять старинное здание, приговоренное к сносу. Что происходило? Рост гражданской активности, наблюдаемый сейчас повсюду, или у чиновников действительно так «снесло крышу», что они напропалую торговали памятниками?

Председатель совета Московского областного отделения ВООПИиК, лауреат премии "Хранители наследия"Соседов: Шло тотальное коммерческое наступление на историю и культуру. Ближнее Подмосковье практически застроено, говорить о сохранности большинства заповедных территорий уже не приходится. Что-то еще можно отстоять в исторических городах области, но и там ситуация тяжелая: старая застройка на заповедных улицах уничтожена или изуродована, со всех сторон наступают высотные здания, до неузнаваемости изменяя исторически сложившуюся среду.

Конечно, люди протестуют: жили в уютных городах, где архитектурный облик и природный пейзаж веками были единым целым, а взамен получили гипермаркеты и кварталы однообразных высоток. Такая градостроительная политика бесследно не проходит. В обезличенных, похожих друг на друга городах человеку нечем дорожить. У многих, особенно у молодежи, возникает вопрос: «Зачем я здесь?» Эти настроения мне хорошо известны. Я тоже живу с ощущением, что все не для нас, что у нас отнимают последнее — культурное наследие, основу для возрождения страны.

культура: Но законсервировать прошлое тоже невозможно…

Соседов: Исторические города — живые образования, их не оградишь, как заповедник. Этого и не надо, просто требуется особое к ним отношение. Там, где власти видят в памятниках истории и культуры не балласт, требующий бесконечных финансовых затрат, а огромный потенциал, способный приносить городу доходы, возможно и развиваться, и сохранять старину. В большинстве подмосковных городов другой подход: «не в музее живем». И что в результате? В Волоколамске, напротив Кремля, в прошлом году началось строительство многоэтажного торгово-развлекательного комплекса с гостиницей, который изуродует панораму города с кремлевского холма и задаст совершенно иной масштаб для будущего строительства в центре. Для возведения этого комплекса был уничтожен ценнейший культурный слой Волоколамского посада XIII – XVII веков! Самое страшное, что это произошло с одобрения областного минкульта. В Серпухове за два года снесли несколько памятников федерального значения, в том числе здание солодовенного завода и другие ценнейшие образцы промышленной архитектуры середины ХVIII века, а поврежденные еще в войну церкви до сих пор стоят без куполов, на глазах разрушается уникальный ансамбль Распятского монастыря. В крупнейшем архитектурно-парковом комплексе — усадьбе Гребнево в Щелковском районе — с одобрения бывших властей ведется многоэтажное строительство прямо в действующей охранной зоне. Жертвой высотной застройки в Истре — 25 этажей! — становятся исторические ландшафты Русской Палестины. Ново-Иерусалимский монастырь просто теряется на фоне громадных зданий. Самое страшное, что новостройки поднимаются все выше и выше. Застройщики ссылаются на покупателей: они-де хотят любоваться монастырем из своего окна, на нижних этажах вид перекрывают другие высотки, поэтому квартиры покупают плохо.

культура: Государственных контор и ведомств, опекающих культурно-историческое наследие, множество. Но если всюду такой разбой, значит, не совершенны инструменты? Не зря же Минкульт лоббирует новый закон о культуре.

Соседов: Российское законодательство об охране культурного наследия — одно из самых строгих в Европе. Другое дело, что законы у нас либо не исполняются, либо трактуются так, как это удобно чиновникам и застройщикам. Наглядный пример — та же застройка исторических городов Подмосковья. Зоны охраны для каждой территории были разработаны еще в 1980-1990-х годах. Однако бывшее правительство просто их не утверждало, считая не соответствующими современному законодательству. На самом деле, учитывая строительный бум в Подмосковье, утверждать зоны было невыгодно — земли выпадали из зоны многоэтажной застройки и не могли быть проданы. А так — с легкостью!

(фото: PHOTOXPRESS)

Двадцать пять лет действовали охранные зоны в Радонеже Сергиево-Посадского района. Здесь провел свою юность Сергий Радонежский, тысячи паломников приходят поклониться святому месту. У администрации района давно чесались руки на эту охранную территорию — восемь тысяч гектаров, «престижное направление». В один прекрасный момент, наплевав на все запреты, перевели под дачное строительство самые ценные заповедные территории, вместе с памятниками археологии XIV века и древними паломническими путями. Разгорелся скандал. Бьемся теперь за Радонеж всем миром. Отсрочить тотальную застройку святых мест помогло письмо патриарха президенту и грядущее празднование 700-летия со дня рождения Сергия Радонежского.

Вообще, когда речь идет об уникальном памятнике мирового уровня, таком, например, как «Архангельское», не вижу ничего предосудительного, чтобы обратиться к президенту страны. Министерство обороны, завладев участками заповедной территории, распродает их под застройку, в самом центре музейной территории вообще начато строительство Дома приемов Минобороны. Общественность возмущена, закон, суды на нашей стороне, но силовики не отступают.

культура: А как вообще Министерство обороны оказалось в музее?

Соседов: История долгая. После революции в усадьбе, завещанной Юсуповыми государству еще в начале прошлого века, разместилась ставка наркома Льва Троцкого, а сам он проживал во дворце. В 1930-е годы усадьба перешла в ведение Наркомата военно-морских сил, считалась его «подразделением обеспечения». К началу 80-х дворец и основные исторические памятники пришли в аварийное состояние и уже не могли использоваться, музей был закрыт. В 1996 году правительство Российской Федерации приняло решение передать памятники и всю территорию музею-усадьбе «Архангельское», а два построенных в 30-е годы на месте оранжерей корпуса военного санатория оставить Минобороны. Одним из пунктов было определено, что пользоваться территорией усадьбы в границах охранных зон могут только две организации — санаторий и сам музей. Заметьте: пользоваться! О том, чтобы торговать охраняемыми землями или вести на них строительство, в постановлении правительства нет ни слова. О том, что квартирно-эксплуатационная часть Минобороны незаконно оформила в собственность несколько десятков гектаров музейной земли, узнали в прошлом году, когда один из участков уже был продан коммерческой фирме «Градострой».

Если разобраться, именно игнорирование законов и отсутствие контроля за их исполнением становится для российских памятников настоящим бедствием. В Архангельском все это сконцентрировалось до предела. В 2001 году, только через пять лет после постановления правительства России, Московская область утвердила границы территории и зон охраны усадьбы «Архангельское». Однако уже после его выхода с легкой руки главы Красногорского района и при поддержке областных и федеральных органов были сданы в аренду или проданы ряд территорий в охранной зоне. За последние пять лет распил усадебной территории вообще достиг катастрофических размеров — от 800 гектаров осталось «незанятыми» процентов десять, остальное продано, сдано в аренду на 49 лет, выделено «хорошим людям» под дачи.

культура: Музей-усадьба «Архангельское» — федеральное государственное учреждение, земля в федеральной собственности — какое отношение к ним имеет глава района?

Соседов: Так сложилось при прежней администрации, что местным властям все сходило с рук, глава района и замы были неприкасаемыми. Мы это очень хорошо чувствовали. Узнаем, допустим, об очередной незаконной продаже земельного участка, обращаемся в прокуратуру, требуем проверки. А наши заявления вместе с материалами проверки просто «теряются», потому что половина сотрудников прокуратуры уже обзавелась дачами в Красногорском районе, они благодарны главе района и не собираются с ним ссориться.

В Архангельском сейчас идут суды по искам музея, Минкультуры и Росимущества об отмене незаконных постановлений о выделении земли и расторжении договоров аренды и купли-продажи. Пятнадцать дел мы уже выиграли. Для музея это большая победа — он возвращает себе растащенные земли.

(фото: Владимир Золин)

культура: Женя, в этом году ты стал самым молодым лауреатом премии «Хранители наследия». За что наградили?

Соседов: За защиту неприкосновенности усадьбы «Архангельское». Но я не считаю это каким-то личным достижением. Для сохранности заповедника очень много сделали активисты ВООПИиК, «Архнадзора», члены Попечительского совета музея, простые граждане. Уже и не сосчитать, сколько мы собрали подписей в защиту усадьбы за последние годы, сколько провели пикетов и митингов. Мы чувствуем за собой поддержку всего общества, СМИ, тысяч людей.

культура: Прежде областное общество охраны памятников считалось тишайшей организацией. А теперь у вас то расследования, то пикеты, то суды. Спрошу прямо: кто спонсирует вашу бурную деятельность?

Соседов: В областном отделении ВООПИиК всего одна штатная единица и та без зарплаты. Все находятся на «самообеспечении», занимаются защитой памятников в свободное от работы время, у многих это превратилось в образ жизни. Знаете, люди выходят на защиту культурно-исторического наследия не за гонорары, а совсем по другим причинам. Им важно, чтобы малая родина не потеряла память, чтобы и следующие поколения знали, откуда они родом. Они ощущают себя наследниками тех культурных ценностей, которые защищают. Кто озабочен только своим карманом, те не в пикете, они — на «распиле». К сожалению, часть специалистов и экспертов фактически «торгуют» своими знаниями и статусом, делают заказные экспертизы «под снос» или по сокращению охранных зон. Вот с ними у нас непримиримые идеологические расхождения.

Просто конфликтовать с кем-то только потому, что он думает по-другому, состоит в партии, которая нам не нравится, или работает во властных структурах, — это глупо. Мы сотрудничаем со всеми, у кого есть конструктивный подход к решению проблем в нашей сфере.

Очень надеемся, что со сменой власти в Московской области, с приходом Сергея Шойгу действительно изменится культурная политика в регионе, будет налажен нормальный диалог с общественностью и специалистами. Заявления на этот счет сделаны, отправлены в отставку некоторые одиозные фигуры. В конце августа президент Владимир Путин дал поручение правительству России и губернатору области установить охранные зоны объектов культурного наследия, а также обеспечить соблюдение правового режима земель в Бородине, Архангельском, Радонеже, Новом Иерусалиме. Если все эти поручения и заявления воплотятся в жизнь, у памятников Подмосковья есть шанс на спасение.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть