Бабушки победили

01.06.2012

Елена ФЕДОРЕНКО, Щелыково

Правда, не бурановские и не в Баку

В Щелыкове прошел XIII Всероссийский фестиваль любительских театров «Успех». Его инициировали на костромской земле Государственный российский дом народного творчества и Минкульт России.

Ежегодно, на пороге лета, многочисленные артисты-любители со всей России съезжаются сюда, в «русскую Швейцарию» — Музей-заповедник А.Н. Островского «Щелыково» и целую неделю общаются, смотрят спектакли коллег, посещают мастер-классы профессионалов, а вечерами — без обид и профессиональных амбиций — обсуждают увиденное.

Нынешний сход запомнится географическим бумом: к признанным народным театрам из Набережных Челнов, Скопина, Переславля-Залесского добавились коллективы из Находки и Комсомольска-на-Амуре, Южно-Сахалинска и городов Урай и Югорск Ханты-Мансийского автономного округа.

Гран-при получил спектакль народного театра города Галич, в котором играли актеры почтенных лет и своей искренностью сразили зрителей и покорили коллег. Самая молодая и самая «взрослая» актрисы труппы не отказали в блиц-интервью. Вот слова Генриетты Ивановны Ходуновой: «Всю жизнь работала бухгалтером. Когда исполнилось 55 лет, пришла в народный театр и вот уже более десяти лет живу им. Он дает силы и дружбу — все праздники вместе, да и после репетиций не можем расстаться, чай пьем». Елене Васильевне Торковской — 87, она на сцене 65 лет, в прошлом — парикмахер. «Зачем мне нужен театр? Да, чтобы жить. Мы еще и в хоре ветеранов поем. Дома — сил нет, голова ничего не соображает, а после спектакля летать хочется…» На «Успехе» не самый глубокий материал (инсценировка повести Владимира Рахматова «Оборона деревни Ляпёшкино») актеры-ветераны смогли наполнить озорной театральностью и ансамблевой культурой.

Лауреаты трех премий показали спектакли разные: «Эти странные…странные... странные люди» (режиссер Александр Рыжов) Ассоциации Кольчугинские театры Владимирской области открыто и забавно представили русские фельетоны начала ХХ века; режиссерский дуэт Флора Бабаджанян и Наталья Козловская из Омского молодежного театра «Третий круг» обаятельно разыграли со своими молодыми артистами «Легенду о пианисте» по повести-монологу Аллесандро Барикко; мастер перевоплощения Евгений Думнов из Владимира передал боль военных лет в моноспектакле «Миль пардон» по рассказам Шукшина, Платонова, Астафьева.

Тема войны пронзительно звучала и в спектакле театра из села Азово Омской области режиссера Алексея Штаера, соединившего два взгляда на страшные годы — советский и немецкий (проза Окуджавы и Бёлля). Дерзко вели гештальт-диалоги герои Саши Соколова «Школа дураков» (театр «Шанс» из села Поляны Рязанской области), открытой и свободной публицистики не побоялся Югорский художественный театр, взяв пьесу Натальи Мошиной «Жара». Их земляки, актеры из города Урай, трогательно разыграли «Счастье моё...» Александра Червинского. Еще на щелыковской сцене прыгал по подушкам мечтатель Миша Бальзаминов, воскресал жанр «советик фэнтези» в пьесе «Слон» Александра Копкова, дивный девичий дуэт в «Сотворившей чудо» Гибсона заставлял зрителей проливать слезы…

Фестиваль в Щелыкове — отличный повод узнать, что же такое народный театр. Об этом «Культура» расспросила профессионалов.

Люди, с которыми интересно

Михаил ЧУМАЧЕНКО — режиссер, профессор РАТИ (ГИТИС), вице-президент Российского центра Международной ассоциации любительских театров (АiТА).

культура: Самодеятельные, студенческие, народные театры — есть ли разница?

Чумаченко: Только терминологическая. Все они — любительские. Народные — это звание, которое дает им Дом народного творчества.

культура: Если нет разницы, почему все так стремятся стать народными?

Чумаченко: Это дает театру три штатные ставки. На одной обычно работает режиссер-руководитель, на две другие можно приглашать педагогов, хореографов, художников, то есть использовать эти деньги на нужды театра.

культура: Понимаю, что если в городе или в селе нет театра профессионального, то народный — это очаг культуры. А если речь про Ярославль или Кострому, к примеру?

Чумаченко: Любительский театр — духовный клуб по интересам. Всем коллективом репетируют, играют, шьют костюмы, отмечают праздники. Если театр старый, появляются династии: дети, внуки. Это место, где можно общаться.

культура: Какие театры для Вас наиболее интересны?

Чумаченко: Их много. Последние годы появляются театры при технических вузах. Молодые артисты БДТ недавно создали театр при Университете аэрокосмического приборостроения. Их первая премьера по Хармсу — смешной спектакль: высоколобые физики, химики, математики замечательно представляют дурдом под названием «театр». Есть в Екатеринбурге «Галерка», возникшая лет десять назад, которая сегодня принимает участие даже в профессиональных фестивалях. В Челябинске Владимир Филонов в «Манекене» репетирует со своими актерами «Дом, который построил Свифт», а в промежутках продолжает «разминать» в Италии новые спектакли Славы Полунина.

культура: А из тех, что приехали на фестиваль «Успех»?

Чумаченко: Здесь представлены все образцы самодеятельных театров. Есть явление: Евгений Думнов — бизнесмен, в светской жизни ему явно не хватает некоей духовной составляющей — простите за высокопарную формулировку. Он создает свой «Думнов-театр». Зачем? А жить не может, не рассказывая людям историй. С другой стороны, феномен города Галича — какой спектакль показали нам актеры преклонных лет! Пожилые люди, поняв, что, в принципе, они никому не нужны, собрались вместе. Оказывается, то, что они делают, интересно не только им — что даже их самих удивляет.

А рядом — Кольчугинские театры. В определенном смысле они берут на себя то, чем не занимается школа, — выполняют социальные функции, то есть готовят детей к вхождению во взрослую жизнь. Они не только ставят любопытные спектакли, но воспитывают людей, с которыми вам будет интересно общаться лет через десять. Они уже знают, кто такой Аверченко и не путают Чехова Антона Павловича с Чеховым Михаилом Александровичем. Но существует и парадокс: в какой-то момент кто-то взлетает на другой уровень, возникая в номинациях «Золотой маски», попадая в объятия государства и театроведения.

культура: Вы имеете в виду Гришковца?

Чумаченко: Не только. Из театра «Манекен» вышел Кирилл Вытоптов, Иван Вырыпаев — из иркутской самодеятельности. Вся команда драматургов, работающая с Николаем Колядой, от Василия Сигарева до Ярославы Пулинович, писали для молодежных студенческих театров. Тех самых, где проходили поиски нового.

Наследники купца Кольчугина

Александр РЫЖОВ, режиссер образцового Театра юного зрителя, город Кольчугино.

культура: Вы руководитель ТЮЗа Ассоциации Кольчугинские театры. Почему во множественном числе?

Рыжов: У нас три театра: Народному театру — 90 лет, ТЮЗу — 41, а поэтическому скоро 10. Но труппа — одна. В труппе около 70 человек, самому младшему — 4 года, старшему — 77.

культура: Часто показываете спектакли?

Рыжов: Раньше играли на большой сцене Дворца культуры с залом на 700 человек, с балконом. За несколько раз город «отсматривал» спектакль, и его приходилось снимать и готовить новый. Но спектакль должен развиваться, а актеры — играть, и мы ушли в кабинет, где оборудовали сцену: несколько софитов, «переносная» музыка и 50 стульев для зрителей.

культура: Что такое народный театр для города? Что заставляет людей после работы и учебы приходить на репетиции?

Рыжов: Потребность в самовыражении — в первую очередь. Настоящая любовь к искусству возникает позже. Поверьте, не приходят они с любовью к театру, они его просто не знают. Не видели толком: изредка в город приезжают антрепризы, и все. Народный театр — это феномен, формирующий культуру малых городов России. Доказано, что генотип меняется, и довольно быстро, в поселке, где закрыли библиотеку. Так же и с театром. Да и традицию нельзя прерывать: Кольчугино — город театральный. Живет у нас такая легенда: московский купец Кольчугин, который основал здесь меднолитейное производство, был в добрых отношениях с купцами Алексеевыми.

культура: С теми, из которых вышел сам Станиславский?

Рыжов: Да. Будучи еще Константином Алексеевым, он рекомендовал построить в Кольчугине клуб. К слову, революционное движение в Кольчугине практически отсутствовало, потому что завод «Товарищество Кольчугина» был передан немцам. Немцы понимали, что для стабильности нужно развивать социальные структуры: построили удобные дома и избу-чайную, которую почти сразу переименовали в Театр-чайную. Это было в 1902 году, и рабочие пошли в клуб слушать лекции, смотреть спектакли и концерты — купцы могли себе позволить привезти хороших артистов из Москвы. У каждого театра и у каждого города — своя судьба.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть