Андрей Меланьин: «Знаю в театре даже комендатуру и пожарников»

25.11.2012

Елена ФЕДОРЕНКО, Воронеж

В начале ноября главным балетмейстером Воронежского театра оперы и балета назначен Андрей Меланьин.

Человек, известный в балетных кругах как выразительный танцовщик, профессионал с завидной памятью, сохраняющей в деталях и нюансах тексты многих балетов, режиссер, способный провести самый сложный спектакль, режиссер и солист Большого театра, доцент Московской государственной академии хореографии, кандидат искусствоведения Андрей Меланьин — уже в новом статусе — отвечает на вопросы «Культуры».

культура: Как попали в Воронеж?

Меланьин: Владимир Васильев сказал мне, что в Воронежском театре сложилась тяжелая ситуация в связи с отсутствием главного балетмейстера. Он, хорошо зная этот театр, посоветовал воронежцам мою кандидатуру, и я согласился без колебаний. Шесть лет тому назад подобное предложение мне делал директор театра Игорь Непомнящий. К сожалению, тогда пришлось отказаться — было много работы в Москве.

культура: Вы познакомились с труппой в качестве ассистента Владимира Васильева, когда он ставил «Анюту» на воронежской сцене. Постановщик сказал, что Вы дотошный, скрупулезный репетитор, любите точность и умеете добиваться от артистов деталей. Что с труппой теперь?

Меланьин: Она недоукомплектована и нуждается в реструктуризации. Не хватает сольной пары, мужчин-партнеров, много возрастных артистов, чей опыт надо рационально использовать, есть совсем молодые, они еще не знают репертуара. Так что необходимо планировать репетиции таким образом, чтобы разучивать новые партии, поддерживая текущий репертуар — он достаточно велик.

культура: В бой ринулись сразу?

Меланьин: Две недели получились жаркими, крутился как белка в колесе. Зато узнал о театре, наверное, больше, чем многие из тех, кто там служит не один год. В экспресс-режиме познакомился с творческими коллективами: оркестром, оперой, балетом, со всеми цехами: пошивочным, электромеханическим, осветительским. Теперь знаю даже комендатуру и пожарников.

культура: Премьера «Балетные шедевры в оперной классике» совпала с Вашими первыми рабочими днями. Как оцениваете?

Меланьин: Спектакль стал ярким событием не только для Воронежской области. Был приятно удивлен, что простенькие костюмы, без излишеств в отделке, оказались удивительно точным попаданием в стиль оригиналов. Не зря я в начале лета водил художника Валико Кочиашвили по подвалам Большого театра, где он фотографировал старый балетный гардероб, рожденный фантазией замечательного Федора Федоровского. Спектакль — три эпохи, три хореографа: Ростислав Захаров, Леонид Лавровский, Касьян Голейзовский. Владимир Васильев сумел вселить в труппу энтузиазм, и она освоила три стиля. Артисты были увлечены и собрали все силы в непростое для театра время.

культура: Непростое время — в чем именно?

Меланьин: Театральное здание в разрухе. Все ждали реконструкции, а ее перенесли, и, конечно, глупо было латать все подряд накануне обещанного.

культура: Есть ли у Вас художественная программа на перспективу или такой вопрос задавать рано?

Меланьин: Хотим подготовить молодежную программу Воронежского театра, где будут заняты и балетные, и оперные артисты, плюс ученики балетной школы. Новые номера в постановке молодых хореографов и режиссеров.

культура: Свои спектакли не планируете переносить?

Меланьин: У меня есть два, сделанные разумно: не очень дорогостоящие и не сложные технически — «Щелкунчик» и «Голубой Дунай» Штрауса, который, думаю, назовем, «Большим вальсом». Хотел бы поставить их в ближайшие два года.

культура: А что для Вас главное теперь: Большой театр, Академия хореографии или Воронежский театр?

Меланьин: Трудовая книжка теперь в Воронеже, хотя Большой и Академию, конечно, не оставлю.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть