«Чучело» по-нарофомински

02.10.2013

Людмила БУТУЗОВА

Все на одного — случаи групповых избиений становятся обыденностью российской криминальной хроники. Над слабыми, конечно, измывались и раньше, но то, что когда-то становилось поводом для книги или фильма (так появилось знаменитое «Чучело»), теперь — просто очередное видео в интернете. Подростки и молодые люди бахвалятся тем, как затащили одноклассника, дворового приятеля, просто случайно встретившегося ровесника в лес или на пустырь и отметелили до полусмерти, зачастую с особо изощренными издевательствами. И все чаще у этого кровожадного зверья женское лицо...

Фото: Анатолий БелясовВ поселке Калининец Наро-Фоминского района Московской области продолжается расследование уголовного дела по факту избиения 22-летней Александры Гороховой, инвалида детства, группой девушек в возрасте от 15 до 21 года.

По версии следствия, вечером 10 сентября этого года подвыпившая компания накинулась на выходившую из дома Горохову. Сашу жестоко избили, раскололи об ее голову стеклянную бутылку, попытались сломать пальцы. Потерпевшая была госпитализирована с закрытой черепно-мозговой травмой, множественными ушибами лица и тела, травмой живота и разрывом селезенки, которую впоследствии пришлось удалить.

Соучастницы истязания установлены, им предъявлено обвинение по ч.3 ст.111 УК (умышленное причинение вреда здоровью, совершенное группой лиц по предварительному сговору). По этой статье предусмотрено лишение свободы на срок до 12 лет.

В социальных сетях земляки жалеют Сашу Горохову и не без злорадства пишут, что ее обидчицам «так и надо — пусть посидят подольше, достали всех». На сходе граждан принято обращение к местным властям взять расследование под контроль и наказать виновниц по всей строгости закона.

Что же это за место такое, где малолетки и молодые матери (две участницы преступления имеют маленьких детей) мордуют целый поселок и нет на них никакой управы, кроме Уголовного кодекса? Корреспонденты «Культуры» побывали на месте происшествия.

«Девочки «чпокаются» прямо на капоте»

Экскурсию по поселку вызвался провести местный житель Юрок. Конкретный такой пацанчик — двенадцать с половиной лет, косая челка, штаны с мотней до колен, банка с пивом в одной руке, сигарета — в другой.

— Она электронная, ненастоящая, — уточнил Юрок, поймав наши осуждающие взгляды.

Пиво тоже оказалось ненастоящим — просто банка. Для бизнеса. В Наро-Фоминске есть автомат по приему жестяной тары. Если набрать много банок, отвезти в город и сдать, можно купить что-нибудь полезное. Например?

— Травматический пистолет, — переглянувшись с товарищами, признается парень. — Только вы никому! Это для обороны, сеструху защитить, и мать у меня тоже всего боится, по вечерам никуда не ходит.

Фото: Анатолий БелясовДа здесь и днем как-то… выморочно. Поселок Калининец, расположенный в 34 километрах от Москвы и в 25 км от Наро-Фоминска, до 2006 года был военным городком Алабинского гарнизона. Затем передан на баланс муниципалитету. Здесь и сейчас расквартирована вторая гвардейская Таманская мотострелковая дивизия. Время от времени в целях поддержания обороноспособности страны ее танки утюжат полигон, к удивлению гражданского населения почему-то еще не распроданный под дачи. Больше ничего ценного от Минобороны не осталось. Дорожный асфальт давно превратился в крошку, уличного освещения практически нет, крыши текут, серые облупленные многоэтажки похожи на декорации к фильму ужасов. Кто смог, съехал куда-нибудь, квартиры охотно раскупают гости из Средней Азии и сразу же перевозят к себе весь аул. Кто не смог, мотается в Москву на работу за любые копейки, потому что поблизости трудоустроиться нельзя вообще. Поликлиника, оставшаяся от военных, оказалась переданной в аренду под бизнес, далекий от здравоохранения. Вернуть ее не удалось, и теперь, чтобы сделать укол, люди тащатся за несколько км в село Петровское. Туда же ездят посмотреть кино, взять книжку в библиотеке. В Калининце, собственно, осталось два места для культурного отдыха: кафе, где можно попить пива до полуночи, и рынок, где круглосуточно можно попить не только пива. Наш провожатый считает, что рынок — самое веселое место: «машины всю ночь газуют, музычка нормальная, песни орут и девчонки «чпокаются» прямо на капоте». Есть еще лесополоса Дубки, где молодежь продолжает дискуссии после кафе и рынка. Сашу Горохову разгоряченные девицы истязали именно там.

За дружбу платила рублями

Девушку уже выписали из больницы. Ходит по квартире — худющая, бледная, после операции сидеть трудно, стоять не дает больной позвоночник.

Фото: Анатолий Белясов— Раньше так не было, меня железки поддерживали — пластинки такие вдоль позвоночника, еще с пятого класса… — словно извиняясь, говорит она. — Они это знали и специально прыгали на спине.

При каждом упоминании о «них» голос у Саши звенит.

— Сейчас про нас пишут всякое, — вступает в разговор ее мама Татьяна Борисовна, — домысливают, за что эти негодяйки избили Сашу. Всем нужны простые решения: дескать, Наташа Блеховая, главная здешняя атаманша, выманивала у дочки пенсию по инвалидности, и когда та перестала платить, подговорила подруг отомстить. Наташа с Сашей дружили, пять лет — не разлей вода, весь альбом в совместных фотографиях. Денежные отношения, конечно, присутствовали, Саша любила делать подарки и была счастлива, если могла порадовать подругу. И не смотрите на меня так. Да, нашей семье это не нравилось… Но вы знаете, что такое быть инвалидом с детства? Все равно, что родиться белой вороной. Страшные комплексы, желание быть как все. В таком положении цепляешься за любую форму дружбы. Наташа чувствовала эту зависимость, и в какой-то момент решила, что за ее «дружбу» с Сашей должна платить вся наша семья. Года полтора назад мы ее прихватили на некоторых нехороших делишках, отказали от дома. Дочь страшно переживала. Ну, представьте себе ее прозрение: пока задабривала — была другом, перестала — превратилась в отверженную. А тут еще маленький поселок, все друг друга знают, слухи, сплетни… Наташа в этом болоте — лидер. Естественно, вся стая на ее стороне.

Саша внимательно слушает, как мама раскладывает все по полочкам, поправляет, если что-то упущено. Не хочет казаться слабой: «Я борюсь за жизнь, работу нашла, хотела многое изменить…» С работой придется повременить, со дня на день начнутся следственные действия, очные ставки. — Посмотрю, как они будут врать и извиваться, — предчувствует она унижения тех, кто сам унижал ее на протяжении последнего времени.

Фото: Анатолий БелясовСашу горячо поддерживают друзья по социальной сети «ВКонтакте», первыми сообщившие, что она стала жертвой жестокого избиения, и поименно назвавшие всех, кто в этом виноват. Бывшие одноклассники, с которыми она до беды и не виделась, сейчас заходят, звонят. Под сочувствующими взглядами Гороховы заново переживают Сашины неприятности. В начале лета дочке разбили лицо, кому-то из девиц не понравилось, что для инвалидки она слишком хорошо выглядит. В августе поймали и отрезали волосы под корень. Саша прикрывала ими изуродованную спину, все это знали и, по мнению девушки, куражились специально: «А вот ходи теперь во всей красе».

— В полицию обращались?

— Нет, — качает головой Татьяна Борисовна. — Такими «мелочами» они заниматься не станут. Да и мы опасались, что, если скажешь, мстить будут еще больше. Здесь все этого боятся.

Похоже, так. Как минимум половина из ныне сочувствующих Саше, были в курсе того, что происходит. Ну и что, остановили кого-нибудь? Негодование изливали в социальных сетях под ником «гость». А на сходе, уже после возбуждения уголовного дела, старательно обходили даже фамилии садисток. Да и собралось-то человек тридцать, некоторые положили деньги в коробочку «на лечение Саши», чтобы тут же уйти.

Ангел Света

«Нам здесь жить», — отвечали все, стоило только заговорить на щекотливую тему невмешательства. В лучшем случае переводили стрелки на замороченную провинциальную жизнь и на общее состояние преступности в стране.

— Включите телевизор, — советовала офицерская жена, представившаяся «работником культурного фронта», — криминальные новости передают чаще, чем сводки погоды: то водителя битами забили, то драка с огнестрелом, то задушат кого-нибудь. Насилия и жестокости в обществе так много, что преступления становятся обыденностью, и молодежь воспринимает их как норму...

Возможно, если телевизор запретить, молодежь начнет ходить в клуб на чаепитие с ветеранами. Но объяснить, почему пятнадцатилетняя Света С. (называть ее фамилию мы не имеем права, поскольку девушка не достигла совершеннолетия) ходила-ходила в клуб, вязала крючком, а потом озверела до такой степени, что плясала на спине у Саши Гороховой и ломала ей пальцы, работник культурного фронта не в состоянии. Непонятно и родителям, как их дочки-ангелы дошли до жизни такой, ведь дома их плохому не учили.

Когда начались аресты и взяли старших — 20-летнюю Татьяну Чепиногу и Наталью Блеховую (по мужу Мизгиреву), — «ангел» Света ударилась в бега, пряталась у подружки в Одинцово. Ее искала полиция, сбилась с ног мать, опасавшаяся, что дочь со страха что-нибудь с собой сделает, а та сидела в интернете и запоем читала новости про себя. И радовалась: наконец-то слава пришла, раньше ни один ее пост не собирал столько откликов. Она так и не поняла, что натворила. В следственном изоляторе сильно скучает по ноутбуку.

Остальные пять соучастниц находятся под подпиской о невыезде. Ведут себя как обычно, ограничение свободы связано разве что с тем, что пришлось удалить из социальной сети свои странички с фривольными фотками и поменьше светиться у магазина с пивом. Еще две несовершеннолетние участницы избиения — восьмиклассницы Вика и Саша — ходят в школу.

— Это ужас, — почему-то шепотом рассказывает отважившаяся на разговор с корреспондентами учительница. — В первый раз пришли, опоздали на 15 минут. Одна помятая, видно, что отец порол, вторая — вроде ничего: глаза накрашены, разрез на блузке до пупа. Посадили их на последнюю парту. Ребята в ту сторону даже не поворачиваются, а те как ни в чем не бывало шуршат фантиками, лузгают семечки. Учителя поставлены в такое положение, как будто в классе тяжелобольные. Нам даже запрещено обсуждать ЧП с учениками.

Кто и почему установил такой запрет, непонятно. Но посторонних на порог не пускают, директор через секретаря отсылает согласовывать ее мнение с роно, оттуда переадресовывают еще выше.

Школа не хочет быть крайней. Она считается лучшей в районе, и как теперь объяснить, что восемь ее питомцев — бывших и нынешних — чуть не до смерти забили человека?

Просить прощения никто не пришел

В школе, а потом и в техникуме, где Блеховая училась на бухгалтера, перекрестились, когда она, наконец, выпустилась. Везде вспоминают ее как крайне дерзкого и несдержанного человека. Родную сестру аттестуют совсем по-другому: умница, ответственная, два института закончила с красным дипломом, и вся семья у них замечательная, а эта…

— Пришла на экзамен, не готовилась, ничего не знает, говорю: «Двойка вам», — рассказывает свою драматическую историю пожилая преподавательница, наотрез отказавшаяся представиться. — А она достает бутылку: «Спорим, старая курица, что ты щас двойку умножишь на два, а то пивом оболью». За дверями ее подруги аж завизжали от восторга: «Наташка, об... ее, пусть пятерку ставит!» Мне пришлось уйти с работы.

Начальство сделало вид, что преподавательница ушла по состоянию здоровья. А замечательная семья Натальи узнала про ее подвиг через несколько лет. Мать нашла что сказать: «Она теперь замуж вышла, родила — пусть муж ее и воспитывает».

Но в общем-то родителей девушек в поселке жалеют: это надо же, такая стыдоба, на улицу не выйти, на работе глаз не поднять, кого-то уже уволили. К Гороховым — попросить прощения — никто не пришел.

— Нет, телевизионщики приводили Женю М. с матерью, — говорит Татьяна Борисовна. — Им нужна была сцена примирения под телекамеры. Саша еще в больнице лежала, мы со старшей дочкой от этого спектакля отказались. У Жени грудной ребенок, ей, конечно, хотелось бы уйти от суда. Но пусть все решают по закону.

Саша молчит. В августе 17-летняя Женя, еще беременная на последнем месяце, обкромсала ей волосы. А через две недели, благополучно разрешившись от бремени и оставив новорожденного на попечении у какой-то подружки, в лесополосе Дубки затыкала ей рот кляпом.

Фото: Анатолий Белясов

Издевательства подружки снимали на телефон. Сначала просто так, для себя — посмеяться вечерком, как лихо они оттянулись на белой вороне. А потом переслали кино Сашиной сестре. Им даже не верилось, что кому-то будет не смешно.

А уж о том, что сами могут «насмеяться» лет на двенадцать строгого режима, вообще не думали.

Если бы разборки с Сашей Гороховой не закончились для нее новой инвалидностью, а сама история через социальные сети не попала в СМИ, до уголовной ответственности, возможно, и не дошло бы. По данным МВД, в стране ежегодно совершается свыше 150 000 правонарушений с участием подростков. В большинстве случаев наказания за этим не следует, особенно если речь идет о систематической травле или истязаниях. Сажают за убийства, за групповые изнасилования. На фоне этих преступлений мордобой и кураж над слабым — будничный проступок, с которым разбираться не суду, а семье и школе, общественности, церкви, партиям и правительству.

События в Калининце взорвали интернет не потому, что они — из ряда вон. Скорее, из опасения, что дело покатится по привычным «воспитательным» рельсам. Возмущение людей можно понять. Нет ничего более абсурдного, чем перевоспитывать девиц, прекрасно усвоивших, как испортить жизнь «старой курице», и в какое место надо ударить, чтобы у человека разорвалась селезенка.

Пусть не сразу, а под нажимом блогеров и детского омбудсмена Павла Астахова, пусть из-за того, что всплыло «кино», снятое самими героинями, но уголовное дело возбуждено. Так и должно быть. Ведь безнаказанные «ангелочки» завтра нашли бы себе новую жертву.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий

Комментарии (2)

  • alt

    Лилия 10.10.2013 23:12:29

    Данная ситуация очередное доказательство тому,что в нашей стране всем все сходит с рук. Я считаю,что в стране должна быть введена смертная казнь,ибо огромное число таких негодяев(ек) ходит спокойно по белому свету.Ну отсидят они свои 12 лет,а что дальше? Их сущность выйдет наружу и вновь повторится беспредел, от которого будут страдать невинные. А все потому,что они знают,что действительно сурового наказания они не получат. Так и эти "девушки",все рассчитали:школьниц никто не отправит в тюрьму,а совершеннолетние-беременные мамаши,им полного наказания не дадут. Был бы наш кодекс ужесточен плане подобных издевательств,избиений и т.д. независимо от возраста,вместо 12 лет дать пожизненно,то такие как они уже б боялись сделать подобное.
  • alt

    Александра 11.10.2013 11:58:10

    Таких ситуаций по России - тысячи. И происходит такое не только в богом и правительством забытых поселках, но и в богатых кругах, но итог один - все знают, что им все сойдет. Разница одна - беременные малолетки, которые будут прикрываться детьми, других - просто "отмазывают" родители. При этом у первых даже редко возбуждаются уголовные дела, с позицией "все будут обсуждать, нам тут еще жить". А страдают ни в чем неповинные девушки и юноши. Кто виноват? Да все общество и государство в целом. В первую очередь, родители и окружение, компания, ибо в каждой компании есть свой лидер, под которого все будут равняться. И если лидер (в данном случае лидерша) считает, что свою силу и авторитет нужно проявлять именно так, показывая превосходство над слабыми-все остальные пошли за ней. А дальше и подрастающее поколение, их братья, сестры также будут копировать их. Родители- не смогли в свое время объяснить, "что такое хорошо и что такое плохо". И тут возникает вопрос "почему?" Либо просто плевать, либо как и в большинстве поселков, родители ездят работать в Москву, уезжая рано и приезжая поздно. "Детки" предоставлены сами себе. И тут уже вина властей - что нет рабочих мест в своем городе. Школа - у них свои интересы, раз учителя говорят не поднимать эту тему, о чем тут говорить? Наоборот, на каждом уроке должно идти обсуждение и осуждение во всех классах, чтобы дети понимали, насколько чудовищно произошедшее.
    А с такими "девочками" уже все ясно - если конечно к ним не придет раскаяние. В тюрьму? Они выйдут закоренелыми зечками, тем более что кормить их на наши налоги лично мне не хочется. Оставить без наказания? Еще хуже. Они будут держать в страхе весь поселок. Я думаю, им нужна долгая работа с психиатрами в соответствующем месте. И безусловно, нужно вводить уголовную ответственность лет с 12, чтобы присутствовал хотя бы страх оказаться в местах не столь отдаленных. Но власти бездействуют. А пока, как это не прискорбно, нам остается лишь слушать о все более новых случаях издевательств.
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть