У Батурина отняли сердце Барклая

09.09.2013

Илья СТУЛОВ, Калининградская область

В Калининградской области — скандал. На взятке с поличным попалась 26-летняя сотрудница местного отделения Росимущества. Чиновница запросила у гражданина Германии откат в 7 млн рублей за победу в интересующем его аукционе. Заманчивым лотом оказалась усадьба, где похоронено сердце знаменитого героя Отечественной войны 1812 года генерала Барклая-де-Толли.

Памятник на мызе ШтилитценИз желающих приобрести знаменитую усадьбу выстроилась солидная очередь, однако благодаря нехитрым манипуляциям к тендеру оказался допущен только один покупатель. Правоохранительные органы держат его имя в секрете. Известно лишь, что это бывший наш соотечественник, а ныне гражданин Германии, и ему 45 лет.

Ажиотаж вокруг аукциона оказался не случайным. Несмотря на нынешний непрезентабельный вид, полуразрушенное и разграбленное поместье в поселке Нагорное — объект, знаковый для всей России. Здесь на бывшей мызе (так в этих местах когда-то называли отдельно стоящие усадьбы) Штилитцен погребено сердце великого русского полководца.

— Барклай-де-Толли был гением стратегии, — рассказывает «Культуре» директор областного историко-художественного музея Сергей Якимов. — Михаил Богданович командовал русской армией на начальном этапе Отечественной войны 1812 года, разработал «тактику выжженной земли», создал организованное партизанское движение, что в итоге и обескровило французов. После смерти Кутузова возглавил Заграничный поход русской армии, двухсотлетие которого отмечается в этом году.

В мае 1818 года, уже после одержанных побед, 56-летний полководец отправился в Германию на воды. Но по дороге, в шести верстах от Инстербурга (нынешнего Черняховска), скончался. Забальзамированный прах его, как известно, был похоронен в родовом имении Бекгоф (сейчас это территория Эстонии), а сердце — на мызе Штилитцен. Дело в том, пояснил Якимов, что Барклай-де-Толли был членом ордена иезуитов, а по традициям этой организации, сердце человека должно оставаться на месте кончины, даже если рок настиг его вдали от дома.

Владелец имения Штилитцен посчитал за честь предоставить землю для захоронения сердца великого полководца. Относившийся с огромным уважением к Барклаю король Пруссии Фридрих Вильгельм III выделил свою гвардию для траурного эскорта и оплатил изготовление и установку памятника.

В советское время имя полководца занимало достойное место в учебниках истории, однако о захоронении почему-то забыли. После войны, когда Восточная Пруссия стала Калининградской областью, исторический комплекс — поместье и конюшни — были разделены на малогабаритные квартиры без удобств. В конце 80-х обитателей усадьбы расселили в благоустроенные дома, а сами здания, весьма ветхие, повисли тяжким грузом на балансе муниципалитета.

— В лихие 90-е последнее пристанище Барклая превратилось в трущобы, дом и конюшни местные жители безжалостно разбирали на кирпичи, — вспоминает в беседе с корреспондентом «Культуры» бывший мэр Черняховска Андрей Виноградов. — В середине «нулевых», когда я был избран, сразу же поставил задачу найти хоть какого-то хозяина, лишь бы выставил охрану и спас комплекс от варварского разорения. В результате удалось продать его местному предпринимателю за мизерную сумму в 50 тысяч рублей, но с массой обременительных условий.

Бизнесмен скрипел зубами, но стоически нес свой крест. На какое время его бы хватило — вопрос открытый. Но помощь неожиданно подоспела из столицы. О печальной участи поместья узнал страстный наполеоновед Виктор Батурин. Зять тогдашнего столичного градоначальника прилетел в регион и выкупил усадьбу.

— С 2007 года у поместья началась совсем иная жизнь, — рассказывает местный житель Алексей Спиридонов, историк по образованию. — Появилась охрана, закипели реставрационные работы, захолустье стало преображаться на глазах.

Однако счастье в Нагорном длилось недолго. Спустя три года у Батурина начались сложности с законом, вышел на завершающую стадию изнурительный развод с Яной Рудковской. По итогам раздела имущества Батурин оказался должен своей экс-половине несколько миллионов долларов. В обеспечение судебного вердикта усадьба Барклая была выставлена на торги.

— С самого начала переговоров по обеспечению победы в конкурсе мы контролировали ситуацию, — раскрыл «Культуре» нюансы прошедшей операции высокопоставленный офицер регионального управления МВД. — Заблаговременно установили видеокамеру на рабочем месте чиновницы. Так что собраны весомые доказательства, мы уверены в доведении дела до приговора.

Следователей интересуют не только вопросы, связанные непосредственно с механизмом получения взятки. Не менее любопытной кажется и стартовая цена усадьбы. Поместье, два гектара земли — меньше чем за 1,8 млн рублей. По такой цене в Черняховске можно купить затрапезную «однушку». Поэтому не исключено, что претензии у следствия возникнут и к ряду других работников регионального отделения Росимущества.

А в Черняховском районе сорванному аукциону и возврату имения на новые торги совсем не рады. Имущество по-прежнему фактически ничье. С тех пор как Батурин оказался под стражей, количество набегов на незащищенное историческое наследие здесь даже не могут подсчитать. Что там кирпичи — полиция уже дважды пресекала попытки вандалов вскрыть могильную плиту и украсть сердце полководца. Впрочем, оперативники предполагают, что оно уже похищено. Однако, чтобы удостовериться, так это или нет, нужно вскрыть могилу. Для этого требуется множество согласований — никто не решается затевать такое мероприятие.

— Невезучее место какое-то, — констатирует Андрей Виноградов. — Юридически это частная собственность, и за охрану отвечает владелец, то есть Батурин. Но он в тюрьме. А теперь вот новый скандал... Торги наверняка отменят, а значит, еще какое-то время усадьба останется без присмотра.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть