Омский Вавилон

30.08.2013

Тамара ЦЕРЕТЕЛИ, Омск

В этом году исполняется 95 лет с момента открытия Стоянки «Омской» — уникального археологического комплекса, способного пролить свет на этапы заселения Сибири. Памятника, дважды уничтоженного, но, похоже, вечно живого.

Археологи слывут чудаками: копаются всю жизнь в земле (или в песке — как дети малые) ради осколков, обломков, костей и прочих предметов сомнительного достоинства. Хотя именно по этим малопонятным вещам после воссоздают историю, что преподают в школе, и не только. Кто-то из ученых сказал: если сравнить хронологию человечества с сутками, то на долю письменного периода выпадает не более четырех минут. Оставшиеся 23 часа 56 минут изучать приходится по данным археологии — по тем самым осколкам, обломкам, костям.

Археологи слывут кладоискателями. В каком-то смысле это правда, только «клад» в большинстве случаев — информация, по которой дальше будут реконструировать прошлое. Тут-то и есть главное отличие исследователей от орудующих металлоискателями «черных археологов». Их ученые предпочитают называть «копателями» — потому что к исторической дисциплине те имеют такое же отношение, как киновед к кинологу. Сравнивая «белых» с «черными», омский археолог Евгений Данченко полушутя говорит: «Представьте, что обнаружилась популяция мамонтов. Исследователь тут же бросится изучать образ жизни, структуру питания, процессы репродукции. А копатель перестреляет их, чтобы выкорчевать бивни, как единственно ценное». Об уничтожении археологических памятников черными копателями ученые могут говорить часами. В ужасе от происходящего и государство — в июле принят закон об уголовной ответственности за нелегальное «кладоискательство».

Вот только «Омская», в отличие от многих «товарищей» по несчастью, пострадала не от копателей, а от строителей — вполне легальных. Памятник, открытый в 1918?м краеведом-любителем Сергеем Ковлером, кстати, известным гинекологом, первый удар получил в 50?х годах прошлого века — стоянку принесли в жертву строящемуся через Иртыш гигантскому Ленинградскому мосту. Археологи, не успевшие толком изучить комплекс, мысленно распростились с ним и готовы были скидываться на памятник — теперь уже надгробный.

В 1987 году около моста, на территории, принадлежащей радиозаводу имени Попова, начали возводить профилакторий «Восход». Омские археологи, завидев бурную деятельность на месте стоянки, решили тоже покопаться. И к своему величайшему изумлению обнаружили, что культурный слой здесь сохранился. Тогда ученые подняли шум, пробились даже на радио — время стояло перестроечное, народ был легок на подъем. В результате добились того, чтобы строительство сопровождалось раскопками.

 Получилась живописная картина — на площадке работает экскаватор, а рядом копают археологи. Говорят, бровки зарисовывали буквально под трактором. Работали два года, спасли, что успели. «Археология ведь иногда — это служба спасения», — смеется Борис Коников, один из организаторов тех раскопок. Именно тогда был открыт могильник, который датируют концом шестого тысячелетия до нашей эры — это самые древние погребения на территории Омской области. «Мы, в том числе, нашли такое захоронение,?— рассказывает Коников.?— Мужчина — 2 метра 2 сантиметра, а в ногах у него женщина, правда, всего 170 см. Оба лежат головой к Иртышу, на север, что вполне объяснимо — именно в этом направлении, по представлениям древних, было царство мертвых. Но вот зачем ее положили у его ног — до сих пор не можем понять».

Как бы то ни было, после завершения стройки раскопки прекратились. Считалось, что теперь-то уж стоянка уничтожена полностью — не знаю как люди, но памятники после профилакториев не выживают. Так бы все и дальше горевали о погибшем комплексе, если бы в 2008 году радиозавод имени Попова, которому принадлежит лечебно-оздоровительное учреждение «Восход», не взял на себя охранное обязательство о сохранении Стоянки «Омской». Новое руководство завода решило привлечь археологов для поисков — вдруг после двойного удара по памятнику, от него все же что-то осталось. Заложили трехметровый шурф, но ничего не нашли. Попытки продолжались, и только в 2011?м вышли на культурный слой. Правда, перед этим приходилось даже орудовать бульдозером: ученые наткнулись на двухметровую бетонную мешанину — строительный мусор, оставшийся от возведения моста и профилактория. Вот и начали аккуратно, по пять сантиметров срезать бульдозером современный балласт. Кому скажешь, что археологи используют бульдозеры,?— не поверят… Наградой за труды служили бронзовые ножи, фрагменты керамики — «азбуки археолога», отщепы и прочие радости исследователей.

Раскопки продолжаются до сих пор. Нынешним летом здесь даже организовали археологическую школу для студентов и аспирантов из России и Казахстана. Будущие археологи дружно орудовали лопатами (правда, снимали слои по 7–10 сантиметров — это вам не огород копать), работали кисточками, фиксировали места находок, получали «коллективные втыки» за профессиональные промахи и слушали лекции.

Раскопки — уже без помощи слушателей археологической школы — продлятся до октября. Говорят, самые интересные открытия обязательно бывают в конце сезона. «Вот, например, Говард Картер много лет копал, всю Долину Царей на брюхе исползал, ничего не нашел! — сочувствует коллеге Борис Коников.?— Уже паковал чемоданы, когда к нему вбежали и сказали, что нашли ступеньку. А она была первой из 16, ведущих в гробницу Тутанхамона…»

За всю историю раскопок на «Омской» было найдено около семи тысяч предметов. Но не это главное — памятник уникален хронологическим диапазоном. Вся история — от каменного века до Средневековья — представлена, как слоеный пирог, говорят археологи. Стоянка — настоящий Вавилон. Здесь сталкивались расы и перемешивались народы — палеоазиатские, угорские, тюркские, иранские. Широкий временной охват позволяет проследить, как сменялись культуры. Это, в свою очередь, поможет реконструировать этническую историю Западной Сибири.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть