Первое сентября встретят по одежке

16.08.2013

Дарья ЕФРЕМОВА

1 сентября вступает в силу закон «Об образовании», обязующий российских школьников носить форму.


В том или ином виде она существовала и раньше — двухцветные костюмы двойки (зеленые в красную клетку и серые в розовую) вводились по желанию школьной администрации. Энтузиазм в этом вопросе выражали в основном учебные заведения с претензией на элитарность — гимназии, лицеи, школы с углубленным изучением языков.

Теперь же одеваться «по уставу» обяжут всех. Выбирать из рекомендованных Минобразованием темно-синих, вишневых, серых и зелено-клетчатых комплектов могут как региональные власти, так и каждая конкретная школа в частности. Подобным образом поступит Москва.

Примерно так же решается вопрос одежды учащихся во многих странах. Наиболее консервативна эта сторона жизни в Великобритании. Белые рубашки, пиджаки, галстуки — шаблон един для всей страны. Отличаются только цвета и логотипы школ. Самая щеголеватая форма, пожалуй, в Японии — их знаменитые «сэйлор-фуку», напоминающие матросские костюмы, то и дело появляются на подиумах мира под разными романтическими названиями круизных коллекций.

В основной части школ США администрация сама решает, какие именно вещи позволено надевать ученикам. В небогатых этнических кварталах речь идет в основном об ограничениях: джинсы — не драные, футболки — без пошлых картинок и скабрезных надписей. Зато мундиры престижных заведений — сама строгость.

Кстати, в России обновить гардероб в скором времени придется не только учащимся, но и их наставникам. Государственная Дума разрабатывает так называемый «Кодекс школьной чести», где пропишут нормы и для учителей: никаких коротких юбок, блузок с глубоким декольте, также придется забыть про джинсы и яркий макияж. Когда именно у педагогов появится единая униформа, пока неизвестно. Зато уже обсуждаются виды наказаний для тех, кто нарушит дресс-код. Если учитель придет в класс в легкомысленном наряде, его, как и провинившегося ученика, к уроку не допустят.

Синие мундиры, зеленые шинели

Ставшая в годы перестройки синонимом несвободы и закрепощенной сексуальности, форма имела принципиально иной статус в дореволюционной России. Мундир гимназиста отличал подростка из «хорошей семьи» от тех, кто не мог позволить себе учиться. Вспомним, как юный герой повести «Серебряный герб» Корнея Чуковского страдал, когда гимназическую эмблему — «два дубовых листочка, между ними две буквы и цифра» — выломали из фуражки в знак отчисления. Он стыдился всех подряд: матери, мадам Шершеневич с ее глупыми болонками, директора Шестиглазого, чванливой мамаши Валэнтэна Тюнтина, даже дворницкой дочки Маланки. Невозможность щеголять при форменном параде в глазах тогдашней общественности значило одно — молодому человеку место в прачечной. Или на конюшне. Или в дворницкой. А может, в последнем кабаке у заставы…

Стоит ли говорить, что форма была предметом особой гордости. В ней ходили не только в учебном заведении, но и на прогулку, в гости, в театр, надевали дома во время званых обедов. Военизированного фасона гимнастерки и шинели отличались только цветом, кантами, пуговицами и эмблемами. Фуражки обычно были светло-синими с тремя белыми кантами и с черным козырьком, причем особым шиком среди мальчишек считался изрядно помятый головной убор. Чуть проще выглядела форма Реального училища. Неудивительно, ведь математику, физику и инженерное дело изучали не господа, а по большей части разночинцы. Будущие технари носили однобортные, не доходящие до колен полукафтаны зеленого сукна. Вместо брюк — серые шаровары. Помимо прочего, форма была еще и элементом молодежной субкультуры, — по ней определяли «своих» и «чужих». Дрались гимназисты с реалистами нещадно.

Кофейное платье аристократки

Самый внушительный «месседж» несли миру кофейные, синие, голубые и белые робы с белыми передниками. Коричневое платьице с фартуком, ставшее обязательным атрибутом советской школьной жизни, изначально предназначалось ученицам Смольного института. Правда, в немарком наряде ходили только в младших классах. По мере взросления платья становились светлее, символизируя собой возрастающую образованность и аккуратность.

Вообще школьная форма как таковая утвердилась в России довольно поздно — в 1834 году. Тогда был принят закон, устанавливающий общую систему всех гражданских мундиров империи. В 1918?м, в рамках «борьбы с буржуазными пережитками», вышел декрет, отменяющий специальную одежду для учащихся. Помимо идеологических соображений, у такого решения была и более прозаическая причина — бедность. Дети ходили в школу в том, во что могли одеть их родители.

Белый бант, красный галстук

Период «бесформенности» длился аж до 1949 года. Форма вернулась после войны. Мальчиков одели в серые гимнастерки с воротником-стоечкой, двумя прорезными карманами с клапанами на груди, а девочек — в темно-коричневые шерстяные платья с черными передниками (по праздникам — белыми). Элементом школьной формы также был ремень с бляхой и кепка с кожаным козырьком. Тогда же пионеры стали носить красные галстуки, а комсомольцы и октябрята — значки.

Очередная реформа случилась в 1973 году. Появился синий костюм из полушерстяной ткани: курточки и брюки для младшей и средней школы и блейзеры с претензией на элегантность для старшеклассников. В 1985–1987 годах изменения коснулись и прекрасной половины человечества: по окончании восьмого класса девушки смогли сменить порядком надоевшие коричневые платья на темно-синюю тройку. Точно как в Прибалтике. Но единообразия уже не было: мальчики надевали под пиджак джинсы (тоже ведь синие), а на эмблеме с «книгой знаний» писали авторучкой «Kiss» и «Sex Pistols», девочки укорачивали юбки до состояния радикального мини. Особо отчаянные надевали пиджак на бюстье.

В 92?м форму отменили во всех школах страны: ее назвали унылой, обезличивающей, чопорной. Вот тут и началась полная неразбериха — носить вроде бы можно что угодно, главное, не выходить за рамки благоразумия. Вопрос — приличны ли джинсы, туфли на шпильках, косухи, майки со стразами и свитера с оленями — так и повис в воздухе. Да на него и ответа нет. Смотря какие и на ком. Честно говоря, мне коричневая форма очень нравилась. Бабушка вязала красивые кружевные воротнички и шила фартуки из черных ленточек. И я чувствовала себя воспитанницей Института благородных девиц, разгуливая в этой красоте по Арбату.

«За» и «против» введения школьной формы

Галина Ивановна Скворцова, учительница русского языка и литературы:  

— Думаю, школьная форма нужна, она дисциплинирует детей, сплачивает их, помогает почувствовать себя коллективом, а не толпой. А то посмотришь: одеваются кто во что горазд. Опять же, присутствует довольно неприятный момент социального расслоения. На одной платье из бутика, на другой — китайский ширпотреб. Они это все обсуждают, конечно, друг перед другом кичатся. Естественно, форма не должна нивелировать, убивать индивидуальность. Поэтому я не сторонник четко регламентированных костюмов, — скорее, нужен просто комплект школьной одежды и аксессуаров, который можно комбинировать в зависимости от сезона. Можно даже ввести несколько альтернативных вариантов формы, чтобы дети имели возможность выбирать себе одежду по вкусу. Главное — чтобы одежда была удобной, практичной и дешевой. И детям нравилась.

Алина Куницкая, студентка 3 курса, выпускница одной из московских школ:

— Форма не нужна. Нас ее носить не заставляли, а сейчас опять зачем-то ввели. Я вот смотрю на свою племянницу и сочувствую ей. Она перешла в 9-й класс, молоденькая девушка 15 лет, ей хочется быть поярче, не обязательно выглядеть дорого, просто надеть, допустим, красную майку и джинсы. Но, нет, она должна напяливать этот похоронный жакет, пастельного цвета блузку в стиле «прощай, молодость». И идиотский каблук 3–5 сантиметров. Носить надо либо балетки, или уж экстремальные шпильки. Зачем нужно все это убожество? Скоро додумаются до того, что краситься запретят.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть