Полосатый рейс

13.08.2013

Людмила БУТУЗОВА, Волгоградская область — Москва

Полосатая ягода наконец-то докатилась до столицы. Идет официальный сезон торговли астраханскими и волгоградскими арбузами. Пару месяцев потребители будут пировать, а производители, перевозчики, перекупщики и продавцы — получать сверхдоходы. Ведь рентабельность арбузного бизнеса в России достигает 100%, а цена за время пути от бахчи до прилавка увеличивается в десять раз.

В Волгоградской области рябит в глазах от полосатых пирамид на обочинах и кружится голова от запаха сладкой мякоти. Арбузами торгуют по цене, давно забытой москвичами, — три рубля за килограмм. Их продают прямо на бахчах телегами и машинами.

По данным Минсельхоза, урожай бахчевых в нынешнем году вплотную приблизился к доперестроечным показателям — 1,06 млн. тонн (седьмое место в мире). В те времена считалось, что российскому потребителю и без импорта арбузов хватит. Нынче Россия опять перекрыла кислород иностранным поставщикам. Ранние бахчевые поступают к нам из Ирана, Турции, Бразилии, Китая. Однако, несмотря на запреты, продукцию везли обходными путями (в основном через Дагестан), и на рынках Москвы продавали под видом волгоградских.

—?По вкусовым качествам они не сравнимы,?— считает мэр Камышина Александр Чунаков.?— Поэтому нашу марку нахально используют. Нам такая «слава» не нужна, от нее больше вреда, чем пользы: когда случаются разные ЧП из-за употребления ранних арбузов, москвичи, не разобравшись, обвиняют отечественных производителей. Но у нас раньше середины июля ни один арбуз с бахчи не выходит. К этому времени наступает естественная спелость, и нет никакого смысла стимулировать ее химией.

В прошлом году для защиты от нечестных конкурентов в Волгоградской области напечатали несколько десятков тысяч фирменных марок для наклейки на арбузы (на манер марокканских цитрусовых). Стоимость марки — 3 копейки за килограмм плода, фермерам чуть не силой всучили по пачке на брата. Некоторые заплатили, чтобы отвязаться, клеить не стал никто — надо было нанимать двух-трех дополнительных работников, это невыгодно. К тому же выяснилось: пока рядились, клеить или нет, на столичных прилавках появились арбузы с поддельной голограммой «сделано в Волгограде».

—?Я свой арбуз с закрытыми глазами отличаю,?— говорит продавец Наталья, надрезая, наверное, двадцатый по счету кавун. Мешок с арбузными корками заполняется слишком быстро, я подозреваю, что если Наталья будет поедать арбузы такими же темпами и так же щедро угощать покупателей, ее хозяин, фермер Никитин, очень скоро прогорит.

—?Не прогорит,?— смеется продавщица.?— Во?первых, у него этого добра навалом, во?вторых, угощение — маркетинговый ход. Лучше покупают, когда даешь пробовать.

В самом деле, возле симпатичной и разговорчивой Наташки машины останавливаются чаще. И уезжают не только с арбузами. У нее же еще помидоры, лук, капуста, перец, баклажаны, дыни.

Рынок находится неподалеку от Камышина, провозгласившего себя «арбузной столицей России». Вообще-то всю жизнь столицей арбузов считалась Астрахань. Но камышинские краеведы раскопали, будто в 1722 году Петр Первый, побывав в Камышине и отведав невероятно сладкого арбуза, повелел «на градском доме поставить на шпице медный арбуз». Прикрывшись авторитетом царя-батюшки, местная администрация в прошлом году по-тихому пыталась зарегистрировать бренд. Астраханцы в темпе выяснили, что Петр Первый и у них был и тоже хвалил арбузы. Но все-таки самые большие полосатые ягоды растут именно в Камышине. В прошлом году на фестивале арбузов победителем признан камышинский красавец весом 27 кг 550 граммов, самый большой из Астрахани весил «всего-то» 25 кг.

Наташино место — на обочине оживленной трассы. Я подрядилась ей в добровольные помощницы. Вся продукция сложена в живописные кучи, развешана на шестах либо выглядывает из огромных корзин. Месяца через три, когда закончится урожай, здесь все затихнет, от рынка и следов не останется, но сейчас это самое популярное место в Волгоградской области. Наталья — нанятый продавец, за сезон зарабатывает 60–70 тысяч рублей, поэтому на основной службе (маркировщица на фабрике) берет отпуск за свой счет. Самим фермерам торговать некогда, арбуз прет как сумасшедший, только успевай организовывать сбор и подвозку. Фермер Слава Никитин подъезжает на небольшом грузовичке часам к одиннадцати разведать обстановку. Докладываем: лучше всего берут арбузы, помидоры не очень. Наташка как только ни изощрялась, впарила с утра всего сто килограммов.

—?На будущий год с помидорами завяжу,?— расстраивается фермер.?— Лучше взять еще одну бахчу гектаров на десять, арбузы хоть хранятся, а с помидорами что делать?

Китайский «холодок»

У мелких фермеров со сбытом вечная напряженка — оптовики с ними не связываются, кому охота объезжать пять-семь деревень и наматывать лишние десятки километров? Да и сам крестьянский рынок причудлив и непредсказуем. Допустим, в прошлом году хорошо покупали дыни. На следующий год все кидаются их сажать, но вовсе не факт, что ты поступил правильно, и рынок не затребует чего-нибудь другого.

—?Варимся в собственном соку,?— сокрушается фермер Никитин.?— Хоть бы какой-нибудь госзаказ был или план, как раньше, и все было бы понятно: что сажать и сколько.

О советской стабильности с разной долей искренности тоскуют все. Тем не менее Волгоградская область неплохо чувствует себя и в стихии рынка: из 800?000 тонн овощей, которые здесь ежегодно производят, половину выращивают в крестьянских хозяйствах. Арбузы (360?000 тонн) растут в основном на частной бахче.

—?Для нас эта культура самая выгодная,?— рассуждает Вячеслав Никитин.?— Основные затраты — солярка, семена, зарплата рабочих. Но отдача несравнимая: рентабельность арбузов может доходить до ста процентов.

У Никитина под арбузами 15 га, под дынями — 5. С дынями хлопот меньше, стоят они дороже, но расширять плантацию фермер не хочет — дыня хранится всего четыре дня, не продал — пролетишь. У арбуза срок «лежки» гораздо дольше. На гектар требуется 3 килограмма семян, убирается с него 45–50 тонн арбузов. Никитин снимал и по 70 тонн, но надо проводить селекцию, обновлять семена. Заниматься этим хлопотно, да и зачем, если арбузы и так расходятся. К тому же хорошие семена стоят дорого — до 5?000 рублей за кг, «нормальные» — от 600 рублей до полутора тысяч.

—?Производители не спешат покупать семена отборных сортов,?— сокрушается директор Быковской бахчевой селекционной станции Татьяна Колебошина.?— Особенно у нас, в Волгоградской области, где каждый считает себя селекционером. И что мы имеем в результате? Исчезают лучшие, самые урожайные и сахаристые сорта арбузов. Например, нет уже знаменитого «холодка». Его вывели в 1982 году, на местных полях он держался до конца девяностых, потом исчез и вернулся уже из Китая, значительно видоизмененным. Теперь он стал ранним сортом, быстро зреет и, естественно, теряет вкусовые качества.

Фермеры все это понимают и даже что-то слышали о государственной программе, согласно которой крестьянские хозяйства, приобретающие элитные семена, получают дотации, но до бахчи они не доходят. Поэтому сеют то, что под руку попадется,?— в святой уверенности, что волжский климат «подправит генетику».

—?Вон, китайцы арендуют бахчу, засевают своими семенами от каких-то карликов, а под нашим солнцем эти арбузы у них выдувают килограммов на пятнадцать,?— оправдывается Никитин. Конкуренты здешним арбузоводам не нужны.

—?Мы от них в ужасе,?— признался мне руководитель одного из хозяйств в Пригородном районе.?— Цены сбивают, перекупщиков перехватывают. Общественность возмущена, ставит властям условие: не допускать китайцев в аграрный сектор.

Тем не менее аграрии исподтишка сдают землю иностранцам. С выращенным урожаем представители Поднебесной стоят на трассах напротив отечественных торговцев и демонстративно продают арбузы по демпинговым ценам — хоть на полтинник, но дешевле.

—?Да в них сплошная селитра,?— отпугивают покупателей представители коренной нации и при этом помалкивают, что каждый третий из них сам торгует арбузами, выращенными теми же китайцами, да еще узбеками и таджиками. Своих работников просто негде взять: одни пьют, другие имеют стойкое отвращение к тяжелым условиям труда и низким зарплатам на арбузном фронте. Крупные фермеры даже не заморачиваются с поиском морально-устойчивых работников в своей округе, а каждую весну выписывают их по импорту.

К Михаилу Кривичу, например, приезжают сорок человек — сеять рассаду под пленку, пикировать, рассаживать, полоть, поливать и так далее — до самой зрелости арбузов и их транспортировки с поля. За это фермер платит им по 5?000 рублей в месяц, бесплатно кормит три раза в день, предоставляет жилье, регистрирует в миграционной службе и оплачивает дорогу в оба конца. Урожайность арбузов у Кривича — 70–80 тонн с гектара. В прошлом году средняя цена «с поля» была 2 рубля 69 копеек за килограмм, нынче пока непонятно — может скатиться и до двух рублей, если предложение превысит спрос, может и подняться до трех, если московские сетевики снова начнут перебивать цену перекупщикам.

…и тут налетел ОМОН

В Москве, кстати, из тысячи уличных точек по торговле бахчевыми в этом году осталась половина. Так лихо разобрался с торговлей Сергей Собянин накануне выборов в мэры. Зато он подружился с крупными торговыми сетями и склонил их работать напрямую с волгоградскими производителями, минуя многочисленных посредников и перекупщиков. Для простых москвичей это оказалось выгодно: в супермаркетах арбузы стоят существенно дешевле, чем на улице. Не в накладе, похоже, и сетевики. «Седьмой континент», например, привлекая покупателей дешевыми арбузами, за осень прошлого года в полтора раза увеличил объем продаж других товаров.

Фермеру Кривичу от этих маркетинговых ходов ничего не перепало, хотя московские магазины тоннами закупали арбузы с его бахчи, причем по той же цене, что и вольные перекупщики — 2 рубля 69 копеек.

—?Не жалко отдавать по таким бросовым ценам?

—?Нет,?— говорит Кривич.?— Лучше получить какие-то деньги сразу, чем остаться совсем без них.

Опыт имеется. В конце июля ездили с другом в Москву продавать арбузы. Наняли фуру с водителем (60?000 рублей), нагрузили 20 тонн, хотя ведь знали, что за перегруз обдерут их как липку на каждом посту ГИБДД.?Так и вышло.

—?Самые противные гаишники у нас — в Волгоградской области,?— рассказывает Михаил.?— Надо проехать десять постов, на каждом отдай 500 рублей или проманежат полсуток за перегруз. Один водила уперся, не захотел платить, так его чуть было не заставили разгружать машину до нормы — 10 тонн. Чем закончилось? Менты подогнали «Газель», сбросил им тонну «за просто так», тогда и отпустили.

Кривича с другом на трассе тормозили 22 раза. Платили везде — и деньгами, и арбузами. На постах ГИБДД ближе к Москве стали объявляться перекупщики кавказской наружности, предлагали «отойти в сторону и решить вопрос оптом». За килограмм давали четыре-пять рублей. На ближних подступах к столице цена возросла до шести рублей.

—?Мы решили не сдаваться, доехать до Можайска, там вроде неплохой мелкооптовый рынок, расторговаться можно за сутки,?— со вздохом вспоминает собеседник.?— Как же мы пожалели! Только въехали, отдали «за вход» 500 рублей, и тут налетает ОМОН.?Два автобуса! Похватали всех без разбору — с документами ты, без документов, перекупщик, фермер — и в отделение. Мы даже машину не успели закрыть. Утром всех стали выпускать. За 500 рублей. Не простояли и часа со своими арбузами, подходит некто в кепке: «Регистрация на рынке стоит 750 рублей». Отдали. Идет другая кепка: «Еще 750 — за место». К вечеру вызывают в администрацию. В кресле сидит непонятно кто, пьет чай под портретом Путина: «С вас три тысячи рублей». Что за черт! За въезд отдали, за место и за регистрацию отдали, ментов накормили. Почему еще три тысячи? — «А потому что вы на рынке». Торговать арбузами не было уже ни сил, ни денег, и мы продали всю машину соседям по 5 рублей за кг. Можно было и не мучиться, а спихнуть ее еще на подъезде к Москве.

Грядка для диаспоры

Арбузный рынок в России — явление малоизученное. Одна из причин отсутствия серьезных исследований — сезонность. Два-три месяца и всё — участники рынка растворились в пространстве, отечественный продукт до следующего урожая уступил место вечноспелому зарубежному собрату. Поэтому любые цифры применительно к нашим арбузам весьма и весьма приблизительны. Во всяком случае, в Минсельхозе нет даже точных данных о том, сколько собирается арбузов в стране. Один миллион шестьдесят тысяч тонн — средняя «температура», ее вычисляют по отгрузке арбузов из крупных хозяйств Волгоградской, Астраханской, Оренбургской, Ростовской областей и Краснодарского края. Сколько выращивают мелкие частники и фермеры — неизвестно. Оборот столичного рынка — вообще загадка со многими неизвестными: Департамент торговли и услуг предполагает, что он составляет 200 млн. рублей за три месяца, независимые эксперты называют цифру в 2 млрд. рублей.

—?Значительная часть арбузного айсберга скрыта от любопытных глаз,?— поделился с «Культурой» замдиректора агентства маркетинговой информации «Ветра-маркетинг» Вадим Травкин.?— Единственное, что можно утверждать определенно, бизнес этот — интернациональный, но у каждой диаспоры «своя грядка». Собирают арбузы таджики и китайцы — самые выгодные работники по соотношению зарплата — производительность. Перевозят преимущественно дагестанцы, скупают арбузы на подъезде к Москве азербайджанцы и грузины, торгуют исключительно азербайджанцы. При этом существующая система очень хорошо отлажена и сбоев почти не дает. Понаблюдайте за бахчевым развалом где-нибудь на окраине Москвы. Вокруг постоянно идет своя жизнь: подъезжают и уезжают грузовые машины, звонят мобильные телефоны у продавцов. Цены меняются одновременно на всех точках. В общем, рынок, на вид такой самодеятельный и стихийный, на самом деле жестко регулируется.

Корреспондент «Культуры» понаблюдала: всё так, крутились, звонили, меняли цены. Присутствие государства в этой суете равнялось нулю. Если, конечно, не считать патрульные машины, которые то и дело курсировали мимо арбузных развалов. К точке на Осташковском шоссе, за которой я приглядывала целый день, патрули подъезжали четыре раза. Сетка с арбузами для них была приготовлена загодя. Как, собственно, и для других «проверяющих», которые могли бы потребовать у продавцов санитарные книжки или хотя бы заставить их вымыть руки после туалета. «Санитары» в тот день не появлялись. Но, может быть, они вообще не любят арбузы.

А теперь подведем итоги. Когда вы покупаете арбуз на столичном развале, допустим, по 12 рублей за кг, знайте: 2 рубля получает крестьянин, возможно, волгоградский фермер Слава Никитин, полтора — водитель-перевозчик, по рублю — милиция на дорогах и рыночный рэкет и 6,5 рубля — торговцы и многочисленные посредники, включая чиновников, которым платят, похоже, за то, чтобы они на все закрывали глаза. Цена может поменяться, но фермеру Никитину не прибавят ни копейки. Ну так давайте хотя бы скажем ему спасибо за то, что вырастил нам такую вкуснотищу.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть