Колчак поспорит с Достоевским

02.08.2013

Анна ЗЕРНОВА, Омск

Пока центральная пресса будоражит умы читателей коррупционными скандалами и межэтническими конфликтами, в Омске на несколько дней воцарился противоположный тренд: здесь проходил Всероссийский форум позитивной журналистики. О том, чем хорошим (соответствуя названию мероприятия) живет сейчас бывшая колчаковская столица, передает наш корреспондент.

Окна гостиницы, где поселили заезжих журналистов, выходят на одно из самых изящных и знаменитых зданий города — особняк купца Батюшкина. Здесь, на берегу Иртыша, в 1918–1919 годах располагалась резиденция «правителя омского» — адмирала Колчака. Ставшая благодаря кинематографу известной на всю страну Анна Тимирева сюда приходила, но в доме не жила — понимала: не место.

После Гражданской в особняке размещались учреждения, не слишком сочетающиеся с его дворцовой наружностью, — детский дом, ВЧК, костно-туберкулезный санаторий, цех картографической фабрики… Историческая справедливость восторжествовала только в 2011?м: в Доме Батюшкина открылся Центр изучения истории Гражданской войны, где собраны подлинные документы и предметы той эпохи. Есть даже уникальная кинохроника 1918–1919 гг., снятая французскими операторами. Невысокий подвижный Колчак и его министры хлюпают по весенней грязи губернского города, Бог знает, по какому капризу судьбы ставшего столицей белой России. Вот кто-то из сопровождающих что-то сказал — Колчак рассмеялся и, обернувшись, бросил фразу в ответ…

Особое впечатление на посетителей производит рабочий кабинет Верховного правителя. И сам он, привстав за столом, задумчиво смотрит через окно на Иртыш. Те, кто здесь в первый раз, в шоке: не сразу понимают, что фигура эта — восковая.

Омичи к своей белой «столичности» относятся без фанатизма. И потому официальный памятник Колчаку своего места здесь пока не обрел.

—?Была создана специальная комиссия, которая провела опрос: устанавливать памятник или нет,?— рассказала руководитель Центра Галина Бородина.?— За проголосовало 50%, против — 30%. В итоге решили, что время пока не пришло, если память о белом терроре еще сильна.

А вот частный бизнес заморачиваться не стал и увековечил память о Верховном аж два раза — построив ресторан «Колчак» и установив рядом с ним памятник адмиралу.
Старая крепость

От Дома Батюшкина рукой подать до Омской крепости. Совсем скоро, в 2016 году, Омск отметит свое 300?летие. Как и положено, здесь есть свое «старое место», щедрое на легенды и сохранившее налет времени. Правда, сегодня не всякий поверит, что отсюда есть пошла земля омская — территория закатана современной плиткой, а облик исторических зданий свидетельствует скорее о неудачных попытках реставрации, чем о минувших столетиях. А между тем в каторжном остроге крепости провел четыре года Федор Достоевский; в Воскресенском военном соборе, от которого остались только руины, крестили Михаила Врубеля; в этом же храме молился в 1891 году будущий император Николай II…

Ревнители истории и представители местной власти не раз пытались подступиться к Омской крепости, дабы привести ее в надлежащий вид — но проектам не хватало финансовой состоятельности. Надежда забрезжила полгода назад, когда Омск посетил министр культуры РФ Владимир Мединский и заявил, что готов поддержать планы по восстановлению крепости. Москва может выделить 2 млрд. рублей на ее реконструкцию, если проект войдет в адресно-целевую программу.

Документацию нужно сдать уже к 15 октября, а в городе до сих пор не определились, каким, собственно, должен быть облик обновленной крепости. Общественные слушания перешли в режим нон-стоп, но спикеры пока сходятся только в одном — должно быть интересно. Предложений хватает: тут и тема Гражданской войны, и освоение Сибири, и музей Достоевского с кафе «Каторжник», где посетителей любезно угостят баландой. А еще — центр славянских традиций, зал ретроспективного кино, театр поэзии, музей оружия…

Всем по душе идея создания в крепости Музея реконструкции исторических событий.

—?Омск — град Петра I, в его основании участвовали преображенцы,?— говорит президент клуба «Кованая рать — служилые люди Сибири» Василий Минин.?— Отсюда уходили воины Ширванского и стрелкового пехотного полков, в 1812 году на Бородино прикрывшие своими телами батарею Раевского. Мы предлагаем на территории крепости создать музей живой истории, который будет рассказывать о малоизвестных исторических событиях и личностях. Здесь же хотим проводить военно-исторические фестивали.

А нехитрая мечта омичей до боли проста: вернуть зеленый ландшафт когда-то утопавшей в деревьях, но затем облысевшей и обдуваемой всеми ветрами территории.

—?Хочется ведь еще и просто гулять здесь, сидеть на скамейках, общаться с друзьями,?— говорят встретившиеся мне молодые люди, готовые первыми «зачекиниться» в обновленной Омской крепости.
Спасти «Данаю»

Приехать в Омск и не побывать в Музее изобразительных искусств имени Врубеля — явный моветон. Сегодня это крупнейшее за Уралом собрание художественных ценностей, чьи фонды насчитывают около 30?000 экспонатов. А в ближайшие годы здесь планируют открыть единственное в Сибири представительство Эрмитажа.

—?Оно разместится в новом здании, оснащенном современным выставочным оборудованием, лекционным залом, компьютерным оборудованием для виртуальных экскурсий, эрмитажной библиотекой,?— рассказал директор врубелевского музея Юрий Трофимов.

Кстати, с омским музеем связана судьба одного из самых знаменитых полотен в собрании Эрмитажа — «Данаи» Рембрандта. В 1985 году неуравновешенный посетитель плеснул на нее серной кислотой. Для восстановления шедевра искали старые копии, и наиболее близкой к оригиналу была признана та, что хранилась в Музее имени Врубеля. Она вернулась в Омск только спустя 12 лет, после завершения труднейшей реставрации.

Работает в музее и своя «служба спасения» — реставрационные мастерские с 40?летней историей. Благодаря омским реставраторам коллекция музея пополнилась восстановленными шедеврами, до недавнего времени практически забытыми. Среди них — «Снятие с креста» Васнецова, «Жены, издали смотрящие на Голгофу» Боткина.

Пока в залах музея в штатном режиме работают экспозиции, в цокольном этаже происходит нечто совершенно нештатное: спектакли о Врубеле, Дега, Достоевском ставит уникальный «Театр живописи». Маленький уютный зал, минимум декораций и всего два исполнителя — Николай Михалевский и Татьяна Филоненко — актеры Омского театра драмы. Театроведы ломают головы над жанровым определением этого действа, а зрители просто в восторге.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть