Между первой и второй...

26.11.2014

Виктор СОКИРКО

Главный нарколог Минздрава — о литрах, градусах, исторических мифах и алкогольной политике

Любая инициатива в отношении спиртного всегда вызывает у россиян повышенный интерес. Вот и недавнее предложение депутатов Госдумы загородить алкоголь на прилавках ширмочкой, чтобы не было лишнего соблазна, стало предметом горячих споров. Одним из ярых противников этой идеи оказался главный нарколог Минздрава России Евгений Брюн. У него есть свой комплексный план борьбы с алкоголизмом. Подробностями известный специалист поделился с читателями «Культуры». Заодно посоветовал: что пить, когда и сколько, чтобы это не повредило здоровью, а также — как выбирать закуску и чем лучше «лечиться».

культура: Ставшая уже крылатой фраза из кинофильма «Покровские ворота»: «А кто не пьет? Назови! Нет, я жду!» сама навеяла вопрос. Неужели все пьют?
Брюн: Вообще-то к пьющим странам можно причислить весь христианский мир. Употребление алкоголя уходит в глубь истории как минимум на 7–8 тысяч лет — археологические находки свидетельствуют об изготовлении алкогольных напитков. Нынешняя территория России ранее никогда не главенствовала в рейтинге пьющих народов, да и в нынешнем списке мы не впереди планеты всей. Хотя и не в отстающих. И  распространенный миф о том, что выбор христианской религии для Руси князем Владимиром был связан именно с возможностью употребления алкоголя, это вымысел поздних летописцев. Свидетельств о виноделии, самогоноварении у наших предков не существует. Былинные мед и брага являлись слабоалкогольными, образующимися в процессе длительного естественного брожения, напитками.

В XIX веке потребление чистого алкоголя на душу населения в России составляло 1–2 литра в год. Сейчас — 13 литров. Но есть устойчивая тенденция — мы постепенно снижаем градус употребляемых напитков.

культура: Почему в стране, которая являлась едва ли не образцом трезвости, стали так усиленно налегать на спиртное? Кто вожжи отпустил?
Брюн: Разумеется, окружающая обстановка оказывает немалое влияние на употребление алкоголя. После революции 17-го года пить стали несколько больше — это было связано с индустриализацией и увеличением численности рабочего класса, который, в отличие от сельских жителей, выпивавших лишь сезонно, большей частью зимой, употреблял алкоголь в любое время года. Появились доступные для многих рестораны. К началу 40-х годов потребление алкоголя возросло до 3–4 литров. Резкий скачок произошел после Великой Отечественной войны — фронтовики привнесли традицию употребления алкоголя в мирную жизнь. Увеличению потребления алкоголя способствовало и то, что огромное количество людей, прошедших ужасы войны, не могли себя реализовать в мирной жизни. В то время самым популярным был тост: «Чтобы не было войны!» Ну как за такое не выпить! А вскоре последовала волна «амнистированных». Я вырос в Джамбуле, на юге Казахстана, там было много фронтовиков, освобожденных из лагерей заключенных. Пили все поголовно. Выйти на улицу с наступлением темноты было просто страшно. Это была общая тенденция во всей стране.

культура: Сталин виноват? Он ведь после войны занимался не только восстановлением промышленности в стране, но и производством водки, коньяка, вина.
Брюн: Экономическая ситуация в стране заставляла руководство стимулировать производство алкоголя. Впрочем, увеличение производства — не основная причина роста потребления спиртных напитков, главное — вырос спрос на них. Это вошло в так называемую кухонную культуру — выпивать стали каждый день.

культура: А что можно сказать о личных алкогольных пристрастиях руководителей страны?
Брюн: Если взять Сталина, то он употреблял лишь красное вино, предпочитал хванчкару, и в небольших дозах. Как свидетельствуют историки, больше любил смотреть и слушать подвыпивших людей из своего окружения. Известен случай, когда Сталин назначил министром угольной промышленности человека, про которого говорили «любит выпить». Сталин налил ему стакан — тот осушил. Налил второй — то же самое. Третий — тут кандидат на руководящий пост предупреждающе поднял ладонь и произнес: «Засядько меру знает». Умение вовремя остановиться понравилось вождю.

В особых пристрастиях к алкоголю не были замечены ни Николай II, ни Ленин, хотя они его и не чурались. Особым любителем спиртного не был и Хрущев, который позволял себе лишь махнуть «для храбрости» перед выступлением на публике — его знаменитая фраза про «кузькину мать» родилась явно под воздействием алкоголя. Леонид Брежнев был эпикурейцем — мог употребить изысканные напитки под хорошую закуску. Позволял себе «остограммиться» и известный борец с пьянством Михаил Горбачев, но исключительно за закрытыми дверями, особенно на родной Ставропольщине. Владимир Путин и Дмитрий Медведев — нормальные люди, могут иногда выпить, но в редких случаях и уж точно без вреда здоровью. Почему-то считается, что Борис Ельцин был беспробудным пьяницей — памятуя его дирижирование оркестром в Германии и сон в самолете в Ирландии, когда его ожидала официальная делегация. Как специалист, могу сказать, что, хотя Борис Николаевич и не чурался спиртных напитков, но к записным алкоголикам его причислять нельзя — человек снимал стресс. Так что откровенных алкоголиков среди руководителей России за последнее столетие не было.

культура: А вообще в России много алкоголиков?
Брюн: В принципе, доля таких людей практически одинакова для всех стран. Если говорить о России, то у нас 2% абсолютно нездоровых людей, у которых наблюдаются неизлечимые психические расстройства. Еще 10% — страдающие соматическими расстройствами. Отсюда до крайней черты — буквально один шаг. 20–30% приходится на людей, злоупотребляющих алкоголем, которые входят в группу риска и являются потенциальными пациентами наркологов. Именно они влияют на те самые статистические литры потребления алкоголя на душу населения. А 5% — абсолютные трезвенники. Не пьют спиртное ни при каких обстоятельствах, просто не воспринимают его в качестве стимулятора и заменяют спиртное любыми другими напитками или едой. Иногда это какой-то внутренний психологический барьер, но большей частью трезвенники просто не реагируют на алкоголь и не видят смысла в его употреблении. Их реакция сравнима с неприятием большинством людей наркотиков и психотропных средств. Остальные же, самая многочисленная категория, — те, кто пьет умеренно, можно сказать, ритуально. Бокал вина или рюмка крепкого спиртного в день рождения или другой праздник — это для них норма. Большей потребности в алкоголе такие люди не испытывают.

культура: А как в других странах?
Брюн: По общему количеству все примерно одинаково. Меняется только соотношение. В северных странах традиционно больше употребляют крепкий алкоголь, как говорят у нас, «для сугреву». Чем южнее, тем выше культура вина. Если взять Францию, то, скажем, на Средиземноморском побережье предпочитают сухие вина, на севере больше налегают на кальвадос, срединная часть этой страны славится коньяками и шампанским. Кстати, французы употребляют достаточно много алкоголя, но планку держат большей частью за счет вина, которое предпочитают разводить водой. В России водка в почете именно в северных регионах, которых у нас большинство. В южных районах больше пьют вино. В том же Крыму почитателей крепких напитков гораздо меньше, чем, скажем, в Мурманске.

В Америке процентное соотношение категорий пьющих практически такое же, как и у нас, хотя злоупотребляющих у них несколько меньше. А вот по употреблению наркотиков американцы россиян превосходят в значительной степени. Особенно высок процент наркоманов среди городских жителей, вернее, обитателей трущоб.

культура: Кстати, коль затронута наркотическая тема, что Вы скажете по поводу препаратов для похудения, которые свободно можно приобрести в аптеках — я слышал, что там содержится сильный наркотик?
Брюн: Скажу, что это непорядок. В сфере оборота лекарственных препаратов, содержащих наркотики, психотропные и сильнодействующие вещества, нормативно установлены особые меры контроля. В этом году в список лекарств, подлежащих предметно-количественному учету, попали субутрамин и монопрепараты типа «Слимия»-капсулы и «Меридиа»-капсулы. По мнению специалистов, они действуют на организм как стимулятор амфетаминового ряда и вызывают привыкание. На Западе их применение прекращено из-за вреда здоровью. Но по странному стечению обстоятельств, на учет не попал «Редуксин»-капсулы, содержащий субутрамин и рекламируемый как препарат для похудения. Дельцы от фармацевтики нашли уловку — присутствие в препарате целлюлозы, попросту обычной бумаги, якобы делает его безопасным. На самом деле этот препарат является сильнодействующим средством и вызывает наркотическую зависимость. Люди, привыкшие доверять лекарствам, находящимся на витринах аптек, просто попадаются на эту уловку.

культура: Вы недавно достаточно резко отреагировали на инициативу депутатов Госдумы из фракции ЛДПР об установлении шторок над алкогольной продукцией, наподобие тех, что сейчас установлены на прилавках с сигаретами. Почему?
Брюн: Мне кажется, такая «секретность» не даст нужного эффекта. Необходимы централизованные магазины, где будет продаваться только алкоголь. Покупатель сможет получить максимум информации о приобретаемом товаре и одновременно узнает о возможных последствиях его употребления. Ведь сейчас существует огромное количество инструкций, порой весьма забавных, типа «Не сушите кошку в микроволновой печи», но нет никакой инструкции об употреблении алкоголя. А любая антиалкогольная реклама вызывает разве что усмешку. Кстати, подобной рекламы мало и в других странах.

культура: Как специалист дайте несколько советов тем, кто употребляет алкоголь, даже догадываясь о его вредности.
Брюн: А я, кстати, и не утверждал, что алкоголь вреден. Вредно его высокое количество и низкое качество. Нормальному здоровому человеку достаточно употреблять алкоголь не чаще раза в неделю. Еще лучше — в месяц. Это связано с тем, что период распада алкоголя в организме длится минимум три дня, но мы отмечали случаи обнаружения остаточных явлений и через 7–8 дней. Одно из обязательных условий при застолье — делать перерывы между тостами, не частить. При этом как можно больше закусывать: жирной пищей, горячими блюдами, особенно картофельными, — эта еда препятствует всасываемости алкоголя в кровь. Крайне нежелательно совмещать алкоголь с газированными напитками, сладкими блюдами, которые повышают токсичный эффект. Нельзя пить и перед сном.

культура: Понимая, что в России далеко не все язвенники и трезвенники, какому напитку наиболее безопасно отдать предпочтение?
Брюн: Наиболее безопасным считается белое сухое вино, оно меньше всего оказывает нагрузку на печень. Но и с ним нужно знать меру — идеальная доза составляет 150–200 граммов. Эффект красного сухого вина несколько иной — оно выводит из организма радионуклиды, недаром его рекомендуют к употреблению морякам-подводникам на атомных субмаринах. Но опять же в незначительных количествах. Полусладкие, сладкие десертные вина рекомендуется пить в еще меньших количествах, буквально по глотку, исключительно для вкусовых качеств. Иначе получается подмена самой цели употребления алкоголя — не для удовольствия, а для опьянения. Это уже прямой путь к наркологическому диспансеру. На Западе наиболее безопасной считается доза в «один дринк» — это 30 мл крепкого напитка. Три «дринка» за вечер там уже считается алкоголизмом. У нас планка повыше. Но оптимальный вариант — это 10 мл на 10 кг веса человека. Мужчине среднего возраста и средней комплекции «сто грамм» спиртного не повредят. Повторюсь — при условии употребления не чаще одного раза в неделю.

культура: Ну а если все же человек, как говорится, принял лишнего и проснулся с тяжелой головой. Как справиться с похмельем?
Брюн: Понятно, что бывают разные обстоятельства в жизни, но главное правило — никогда не похмеляться! Повторное употребление алкоголя, как говорится, на старые дрожжи, может привести к запою. Организм с этим не справится, наступит гипоксия головного мозга, а это верный путь к принудительному лечению. Уж если случилось выпить сверх меры, то могут помочь продаваемые в аптеках препараты «Янтарная кислота», «Лимонтар» и им подобные. Хороши и простые методы — любой кислый (но не сладкий!) напиток. Капустный или огуречный рассол. Подойдут кефир, кумыс, молоко, горячий чай с лимоном. Кавказский хаш или любой наваристый и горячий бульон. Но лучше до этого не доводить — организм будет страдать еще не один день.

культура: У Вас есть свой план борьбы с пьянством?
Брюн: Мне кажется, что должен сработать инстинкт самосохранения нации. Тем более, что генетическая предрасположенность народов России к употреблению алкоголя сильно преувеличена. Необходимы меры, которые должны способствовать в первую очередь снижению рынка алкогольной продукции. Речь не о «сухом законе», а именно об определенных ограничениях. Жители Финляндии, Швеции, Норвегии просто вымирали от алкоголизма, но почти век назад осознали опасность этого национального заболевания и ввели ряд ограничений. В итоге культ алкоголя там практически сошел на нет. И пьяные финны остались только в анекдотах.

По моему убеждению, нужны четыре принципиальные позиции, которые помогут снизить количество употребления алкоголя в стране. Во-первых, это сокращение мест продажи спиртного — только в специализированных магазинах. Во-вторых, сокращение времени продажи спиртного. За последние три года, когда были введены временные ограничения во всех регионах страны, количество алкогольных отравлений снизилось на 30%. В-третьих, необходимо привязать цену алкоголя к его градусности — крепкие напитки должны стоить дороже. В четвертых, увеличить возрастной ценз при продаже спиртного — с нынешних 18 до 21 года. Дело в том, что в среднем к 14–15 годам организм созревает сексуально, к 18 — физически. Мозг и психика созревают гораздо позже. А ведь алкоголь, особенно крепкий, в первую очередь негативно влияет именно на головной мозг и является для него сильнодействующим ядом. 

культура: Сколько времени займет процесс отвыкания от алкоголя в масштабах страны? 
Брюн: Мне кажется, лет 25. Должны смениться поколения. Так что еще в нынешнем веке Россия станет выпивать гораздо меньше.


Зачем мы пьем?

По результатам опроса общественного мнения, проведенного Минздравом России, более четверти россиян (26,2%) признались, что употребляют алкогольные напитки для снятия стресса. Почти треть россиян (31,3%) выпивают ради того, чтобы расслабиться в конце рабочей недели. Чуть более 30% участников опроса назвали спиртное хорошим способом отдохнуть и на время забыть о проблемах. Для 28,1% жителей России употребление алкогольных напитков является частью обязательного ритуала во время празднования Нового года, дней рождения и других «датских» событий. Почти каждый пятый участник опроса выпивает, чтобы не скучать в компании или на мероприятии (19,4%), примерно столько же выбрали другую формулировку — чтобы быстрее развеселиться (18,1%).

Согласно данным опроса, каждому шестому россиянину (16,1%) нравится состояние опьянения, несколько меньшему количеству (12,1%) по душе сам вкус алкоголя. В том, что испытывают потребность выпить, признались всего лишь около 11% респондентов. Наименее популярными причинами употребления спиртного оказались снятие похмельного синдрома (4,9%), нежелание выделяться среди пьющих, быть «как все» (4,5%), а также намерение согреться (2,8%).

Специалисты Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) считают, что употреблением алкоголя обусловлена смерть каждого пятого жителя России. По информации ВОЗ, наша страна занимает четвертое место в мире по уровню потребления — более 30 бутылок крепкого алкоголя на душу населения в год (включая детей).

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть