«Оружейный» вопрос

21.11.2014

СМИ принесли сенсацию: якобы правительство разрешило россиянам свободное ношение огнестрельного оружия. Позже выяснилось, что новость сильно преувеличена: некоторые послабления есть, но они касаются коллекционеров и стрелков-спортсменов. Однако сразу всколыхнувшееся общественное возбуждение показало: «оружейный» вопрос волнует наших граждан, и единодушия по нему не наблюдается.


Вооружен — значит, спасен

Мария БУТИНАлидер движения «Право на оружие»

Хочется верить, что эти нормативные послабления не станут последними, и россияне получат право на владение короткоствольным нарезным оружием. Сегодня такой привилегией обладают лишь носители «наградных» стволов, сотрудники (в том числе бывшие) государственных военизированных организаций и чиновники, которые могут потребовать пистолет именно для личной защиты. Как будто остальным она не нужна...  

Между тем в Российской империи подобной правовой коллизии не существовало: каждый подданный православного царя мог свободно носить «наган» за поясом. Поэтому рассуждения о неких особых культурных традициях, отличающих нас от жителей других развитых стран, лишь демонстрируют незнание собственной истории. После революции же право владения оружием было ограничено, поскольку новая власть населению не доверяла и сама держалась, как говорится, на штыках. 

Статистика насильственных преступлений наглядно подтверждает эту позицию. С одной стороны, среди европейских стран именно в России фиксируется наибольшее количество криминальных убийств на душу населения — при почти самой высокой численности полиции. С другой, криминогенная ситуация в Российской империи во времена иных правовых подходов была несоизмеримо лучше. Да и сегодня, скажем, на Северном Кавказе или в Москве, где на руках у населения оружия скопилось больше, нежели в других регионах, уровень насильственной преступности заметно ниже. Добавим сюда, что статистика преступности с использованием легального оружия вообще составляет не более десятой части от общего числа «огнестрелов» — легальные стволы, выходит, не служат сколь-нибудь значимым криминогенным фактором. 

Схожие выводы можно сделать и при изучении мирового опыта. В западных странах на душу населения приходится в два раза больше гражданского оружия, чем в современной России, и в десятки раз — чем, например, в Африке с ее ужасающей криминогенной обстановкой. Если же сравнивать страны со сходным уровнем жизни, мы также обнаружим закономерность: больше гражданского оружия — меньше преступность, и наоборот. Именно пистолеты и револьверы при этом важны как оптимальный инструмент самозащиты, более мобильный, чем длинноствольное оружие, и куда более надежный, чем «травматика», опасная прежде всего в силу своей баллистической анонимности, из-за которой крайне затруднительно отследить ее криминальное использование.


Пуля — дура, стрелок — дурак

Владимир ПЕРЕКРЕСТобозреватель «Культуры»

Итак, сообщение о свободном ношении огнестрельного оружия — всего лишь кипеж. Блатная лексика вполне уместна. Либерализация взаимоотношений человека и пистолета неизменно приведет к росту убийств и огнестрельных ранений — соответственно и к увеличению сократившегося было числа арестантов. Так что тем, кто мнит себя «крутым Уокером», нелишне заблаговременно изучить язык зоны. 

Наверняка вброс «оружейной» темы преследовал определенную цель: прозондировать отношение общества. Вопрос не новый — оружейное лобби давно облизывается на наш огромный рынок. Сколько стволов может продаваться в России, если дать этому зеленый свет? В Америке на 320 млн населения приходится 270 млн единиц огнестрельного оружия. При таких пропорциях у 146 млн россиян потребность может составить до 120 млн стволов. Да за такой рынок бизнесмен мать родную пристрелит! Так что единственная разумная причина, которая объясняет оголтелый призыв вооружаться, — это жажда наживы.

Приманки обществу выставляются наинелепейшие. Например, утверждается, что убойное оружие якобы просто необходимо женщинам, чтобы было чем обороняться от насильников. И когда стрелять? В ответ на фразу: «Вы не скажете, который час?» Срок за превышение пределов необходимой самообороны гарантирован. А грозить изящным браунингом, когда насильник уже схватил за руку, увы, поздно. 

Кстати, а почему все время говорят об оружии, как о средстве защиты именно от насильников? Ведь по статистике таких преступлений (включая попытки) в год совершается около 5000, гораздо более массовые нападения — это грабежи, около 130 000 в год. Разница — в 26 раз. Разгадка проста: 70% всех покупок совершается женщинами, поэтому именно эту целевую аудиторию и пытаются охмурить торговцы смертью. 

Демагоги, осознанно или по недомыслию выполняющие заказ оружейного лобби, придумали красивую фразу: убивает не оружие, а тот, кто его держит. Мол, отправить на тот свет можно и карандашом. Подскажу: можно и очками — как, например, в «Крестном отце». Но очевидно, что ни карандаш, ни очки не провоцируют на стрельбу. А оружие — ну вот такое у него свойство — провоцирует. Вспомним дорожные разборки с пистолетами, расстрелы в офисах и школах. Тезис оружейных наперсточников о том, что пистолет в сейфе или под мышкой якобы дисциплинирует, не выдерживает критики. Был человек психопатом, а дали ему пистолет — и он тут же научится управлять своими эмоциями? С чего бы? Говорят, неадекватных отсекут добросовестным контролем. Не верю. Увы, любую справку можно купить.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть