Да рубль перевоз

20.10.2014

Марина КАЛИНИНА, Воронеж

Эмбарго на поставку некоторых видов западной пищевой продукции обернулось подорожанием российских аналогов. Эксперты говорят: дело не в том, что отечественное предложение не может удовлетворить спрос, а скорее в издержках внутренней системы логистики. «Мы и вырастим и нарастим», вторят аграрии, а вот как доставить продукты до потребителя, чтобы не втридорога, это проблема. Предприятия Воронежской области справляются с ней по-разному.


Гендиректор ООО «Логус-агро» Игорь Алименко:

— Мы выращиваем картофель, морковь, лук, свеклу, капусту, землянику, малину, яблоки. Поскольку распределительного центра в Воронеже нет, то для нас главное — как можно скорее пристроить скоропортящийся товар. Эту проблему мы решаем не всегда успешно. Скажем, когда мы работаем с прямым покупателем, то сами везем продукцию на его распределительные центры в Орел, Ростов, Саратов. Но с Москвой такой вариант не проходит. Крупные московские рынки, например Дорогомиловский, одновременно являются и оптово-распределительными центрами, куда поступают продукты со всей страны. Здесь их фасуют и реализуют не только в розницу, но и мелкооптовым организациям. Именно эта цепочка стоит дополнительных денег. Не так давно нам поступило предложение от одной столичной компании, которая свои логистические услуги по картофелю, в том числе упаковку и фасовку, оценила в четыре рубля за кило. Это значительное увеличение конечной стоимости, и мы были вынуждены его отвергнуть.

Если говорить о фермерах и ЛПХ, то им, безусловно, нужны распределительные центры. Мелкий и средний производитель не имеет возможности выйти напрямую в торговые сети, ведь он им не интересен своими смешными объемами в несколько десятков тонн. Сетям и поставщикам нужны гарантированные поставки овощей в объеме не меньшем, чем 500 тонн в месяц — и без сбоев! Это может обеспечить только распределительный центр — территориальный или московский. Но фермер не будет возить выращенный урожай в столицу, поскольку это тоже накладно. Получается, единственный выход — строить локальные распредцентры.

Председатель совета директоров ЗАО «Центрально-черноземная плодово-ягодная компания» Валерий Литвиненко:

— Мы являемся одним из крупнейших производителей яблок в регионе. В активе предприятия — около трех тысяч гектаров промышленных садов. До 95 % нашего объема уходит в крупные торговые сети, благодаря чему наше яблоко продается практически во всех регионах — от Мурманска до Хабаровска и Владивостока. Нашими партнерами уже на протяжении нескольких лет являются такие крупные торговые сети, как «Карусель», «Перекресток», «Пятерочка», «Ашан», «Билла», «Семья», «Магнит», «Монетка». Работать с ними непросто, поскольку мы должны стабильно обеспечивать высокое качество и определенный договором объем.

Особых сложностей с логистикой на этом этапе не существует. Нам делают заказ, мы формируем партию и отправляем на реализацию. Транспортные расходы включаем в стоимость. Вот, собственно, и все.

Бывает, что к нам обращаются перекупщики. Они сами приезжают, забирают нужный им объем яблок, оплачивают его и теряются на просторах страны.

Что касается сложности вхождения в торговые сети и уплаты немыслимо высоких бонусов, то скажу, что мы начинали взаимодействовать еще в 2002 году. На тот момент отечественного яблока в магазинах было немного, и оно часто воспринималось как экзотика. Поэтому за яблоко с нас ничего не требовали. А вот с соком другая история — за него нам пришлось платить. Некоторые производители, насколько мне известно, выкупают у магазинов торговые полки целиком. Но это оправданно только в случае больших объемов. Мы же производим сок из собственных яблок, в сравнительно скромных объемах. Вообще, мы стараемся урожай не хранить, а реализовать как можно быстрее. Так по нашим подсчетам выгоднее: экономим на электроэнергии, холодильном оборудовании и т. д. Поэтому уже к концу года распродаем фактически все.

Работать с сетями под силу далеко не каждому производителю, ведь в этом случае необходимо соблюдать целый ряд требований. В свое время мы приобрели и установили современные автоматизированные линии, сортирующие яблоки по весу, калибру, качеству и цвету, чтобы придать яблоку товарный вид и соответствовать этим требованиям. Мелким производителям это не под силу, поэтому они реализуют продукцию по другим схемам.

Розничную торговлю яблоком сегодня всерьез не рассматриваем. В свое время мы пытались выйти на покупателя напрямую через рынки, но потом от этой идеи отказались. Поняли, что, во‑первых, это не так просто, а во‑вторых, это не те объемы, которые нам интересны. Мы не можем продать с прилавка 30 000 тонн фруктов.

Запрет на ввоз импортных продуктов в Россию, как ответ на санкции ЕС, США, Австралии, Канады и Норвегии, мне лично по душе. Более того, я считаю, что это надо было сделать давно — защитить отечественного производителя и запретить продавать импортное яблоко, по крайней мере, в сезон уборки урожая. Установить определенные квоты, как это сделано, например, в отношении мяса, сахара и т. д. Тот факт, что в стране на сегодняшний день продается до 80 процентов импортного яблока — ненормален! С другой стороны, яблоко — это такой продукт, объемы производства которого увеличить за год или два практически невозможно. Дерево нужно посадить, растить его как минимум пять лет и только потом рассчитывать на урожай. Поэтому быстро заместить импорт не получится.

Председатель КФХ «Чернозем» Максим Тринеев:

— Мы выращиваем элитные семена пшеницы и пивоваренного ячменя. С реализацией продукции у нас проблем нет — хороший качественный товар всегда пользуется спросом.

По пшенице работаем напрямую с мелькомбинатами, семена ячменя забирает компания «Балтика», семена рапса — сельхозпроизводители. Они сами приезжают и забирают продукцию. Мы изначально сделали ставку на элитные семена, поэтому у нас специфичная схема реализации. А вообще, как правило, нам звонят представители компаний или перекупщики и предлагают свою цену. С кем работать выгоднее — тому и продаем.

У нас был опыт поставок зерна в Интервенционный фонд, но повторять его не хочется — много затраченных усилий, которые себя не оправдывают.

В этом году цена на зерновые упала процентов на десять относительно прошлого года, а доллар вырос. Поэтому, чтобы оправдать одни и те же расходы по амортизации машинно-тракторного парка, мне нужно будет продать, скажем, не килограмм зерна, а два.

Я сейчас нахожусь в некоторой растерянности, поскольку больше других, наверное, ощутил на себе последствия введения эмбарго. Половина посевных площадей в нашем хозяйстве отдана под пивоваренный ячмень, который, по всей видимости, уже очень скоро будет никому не нужен. Многие пивоваренные предприятия принадлежат иностранцам, которые в сложившихся условиях вряд ли будут развивать производство. Еще недавно компания «Балтика», например, скупала по полмиллиона тонн дорогостоящего ячменя у сельхозпроизводителей. Было выгодно и им, и нам. Люди вкладывались в производство, улучшали технологии возделывания. Мы работали по контракту девять лет. Сейчас, наверное, будем сворачиваться…

Директор ЗАО «Павловскрыбхоз» Михаил Назарьев:

— У нас полносистемное рыбоводное хозяйство, имеющее 250 гектаров прудов различных категорий: есть и нагульные, и мальковые, и выростные, и ремонтные пруды, а также инкубационный цех для производства личинки рыб. Рыбу потребителю отправляем с места — к нам приезжают предприятия, организации, частные лица и забирают нужный объем. По 20 % забирают Санкт-Петербург и Москва, треть продается в Воронежской области, остальное уходит в соседние регионы: Волгоград, Орел, Брянск.

Современные информационные технологии позволяют находить покупателей без проблем. Хотя львиная доля наших партнеров — потребители, проверенные годами. Вообще, рынок живой рыбы — это большая деревня, где все друг друга знают. Наша фишка — качество товара. В чистейшей воде мы выращиваем малька, кормим его натуральными кормами, и в результате получаем рыбу с отменным вкусом: карпа, белого амура и толстолобика. В последние пять лет активно занимаемся судаком, щукой. Начали выращивать осетровых, основным представителем которых выбрали экзотичного веслоноса.

Вообще, как показывает время, производство рыбы — дело финансово выгодное, да и ниша эта на рынке не заполнена. Иностранцы — не конкуренты, они везут в основном мороженую или уже приготовленную рыбу. Так что перспективы у нас самые радужные.

С торговыми сетями работали давно — лет пятнадцать назад. С учетом изменений конъюнктуры рынка попробуем возобновить этот опыт. Уже есть заманчивые предложения от столичных рынков. Хотя острой необходимости нет: вся наша рыбка, а это около 250 тонн в год, расходится на ура.

В областном центре после реконструкции открылся Центральный рынок. Для нас это возможность выйти на покупателя напрямую. Видеть же, как на нашу продукцию накручивают до ста процентов прибавки — тяжело и грустно. При отпускной цене в 80 рублей мы могли бы сами продавать по 110, но не по 150, как это делают перекупщики и торговля.

По моему убеждению, цены растут не из-за проблем логистики. Если усмирить аппетиты торговых структур, выиграют и покупатели, и производители — не так будет обидно.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть