Изба три плюс, все выключено

28.06.2013

Людмила БУТУЗОВА

Горожане любят деревню трепетно и страстно. На интернет-форумах — сплошная тоска по лугам в ромашках, по парному молоку и конскому навозу, хотя в иной деревеньке последняя лошадь пала еще в перестройку, а молоко бывает, только когда его захватят приехавшие на уикенд дети.

Но разве об этом думается в душном городском офисе? Разве это терзает душу в ночном клубе, где главный певец российской глубинки — нынешний питерец Игорь Растеряев — под гармошку поет о сокровенном? Под его гармонь слушатели плачут и рвутся на волю.

Есть спрос — есть и предложение. В России набирает обороты агротуризм: снимай избу и наслаждайся всеми прелестями деревенской жизни. Корреспонденты «Культуры» попробовали.

Не хуже других

Первыми российскими агротуристами считаются японцы, которые в начале девяностых валом валили в Приморский край, чтобы поработать на дачах местных жителей.

— Мы были этому только рады, — вспоминает бессменный председатель садового товарищества «Звездочка» Галина Петракова. — У нас в кооперативе сто дач. У всех по шесть соток, домики одинаковые, постройки 60-х годов прошлого века, больше трех человек внутри не помещается. Япошки до дюжины набивались, еще и кланялись: хорошо, дескать, у вас, просторно и земли много. Посидят пару дней в бурьяне — смотришь, уже и ни травинки лишней, цветочки кругом, грядки со свеклой-морковкой, и росло у них почему-то лучше, чем у наших. За аренду платили по 200 долларов с человека — многие наши через это стали миллионерами. И урожай, если за лето не съедят, нам оставляли.

Японцы больше не приезжают в «Звездочку». Зато непритязательный отдых входит в моду у россиян. А чем мы хуже других? Агротуризм в Европе приносит около 30% от общего дохода туриндустрии. Во Франции, например, только 7% путешественников останавливаются в отелях, остальные 93% предпочитают сельские гостиницы и фермерские дома. В Италии насчитывается более 10 000 хозяйств, где туристу предлагают не только кров и дешевые деревенские продукты, но и возможность самому постоять за сохой.

— На нашем сайте зарегистрировано 1 080 сельских усадеб со всей России, которые предоставляют горожанам такие же услуги, — рассказывает глава «АгроТуризмАссоциации» Тарас Астахов. — На самом деле их больше 4 000, просто не все легализованы. Потенциал вообще огромен: брошенных домов и опустевших деревень у нас как грязи. Но закона об агротуризме нет, люди не хотят себя «показывать», боятся каких-то налоговых обременений.

Уход в тень, по словам эксперта, не дает возможности эффективно и открыто заниматься своим делом. Поэтому российский агротуризм, способный, по некоторым оценкам, приносить в казну 50-60 миллиардов рублей в год, развивается медленно и хаотично, его доля на туристическом рынке всего 1,5-2%.

Чем больше жути, тем дороже

Крестьян, пожелавших сдать избу на лето, большая экономика не волнует. Им главное — заманить туристов, утомившихся греть животы на европейских пляжах. Тенденция уже просматривается: чем больше жути и экстрима, тем дороже продается продукт.

Раньше местные туристические компании предлагали клиентам вояж по родному краю, полностью исключающий тяготы походной жизни: еду готовит повар, вещи несет портер, в мобильных холодильниках охлаждается пиво, палатки разбивает гид, а ты шагай и щелкай фотоаппаратом. Причем большую часть пути VIP-турист любуется пейзажем из окна вездехода. Цена трехдневного похода была сопоставима с недельным отдыхом на Адриатике.

У свердловских фермеров Гришиных отдых обходится еще дороже, но зато какой это отдых! В деревне ни света, ни воды, ни мобильной связи, до цивилизации — 200 км, вокруг ни души, дома брошены — выбирай любой. Из мебели — табуретка и железная кровать с досками вместо сетки. Бытовые неудобства с лихвой компенсируются речкой, свежим воздухом, грибами и ягодами, а так же ежевечерней дискотекой под баян старшего Гришина — Гены. К началу дискотеки подгребает младший Вова с бутылью только что сваренного самогона, так что танцуют до упаду все, включая самих фермеров.

— Мы сделали ставку на человеческую выносливость, и это оказалось то, что нужно, —поделился с «Культурой» глава агротурфермы Геннадий Гришин. — От клиентов отбоя нет, единственное условие — сделать прививку от энцефалита, когда в округе злобствует клещ. К остальному они привыкают. Поначалу, конечно, ужин «из топора», ночевка на досках и обязательная трудотерапия оставляют без чувств. Однажды мне пришлось одного банкира тащить на руках из картофельной борозды, где он упал от переутомления. На следующий год он уже быстрей всех тяпал картошку и перестал по ночам жевать сырокопченую колбасу. «Випы», в принципе, нормальные ребята, когда их ставишь в реальные условия.

Срок пребывания на ферме не ограничен, но хозяева предпочитают брать с отдыхающих вперед только за три дня. Это довольно милосердные условия, потому что некоторые в добровольном ГУЛАГе дольше не выдерживают. Но большинству, вы не поверите, нравится. За летний сезон у Гришиных бывает около двух тысяч туристов. Приняли бы больше, да фронта работ на всех не хватит.

Привидение на окладе

Пример первопроходцев агротуризма оказался на Урале столь заразительным, что региональные власти всерьез размечтались за счет туристов вдохнуть жизнь в вымирающие деревни. Группа чиновников побывала в Финляндии на овцеводческой ферме, насмотрелась там на корзинки, в которых туристам подают яйца к завтраку: в одной — сваренные вкрутую, в другой — «в мешочек», в третьей — всмятку. Теперь все сельское население Свердловской области плетет такие же. Комиссия прошлась по избам — присваивала звезды. На пятизвездочный отель ни одна хата не потянула, но если был сеновал — три звезды давали автоматически, а если еще и куры да коза — четыре только так! В Тугулымском районе аж шестнадцать домохозяйств объявлены турцентрами. Хозяева на изготовке, яйца, как велено, по корзинкам разложили, сидят, будущие барыши подсчитывают. Туристов пока нет.

— Хатой с кафелем горожанина не удивишь, — поделился с корреспондентами глава крестьянского хозяйства Владимир Фролов из деревни Плотихино Московской области, съевший зубы на сельском туризме. — Надо уметь себя подать. Я, например, упираю на связь поколений: напихал в сарай разную старую утварь, чугунки-ухваты — некоторые до конца срока гадают, что это такое. В пруду один карп заблудился, а я слух пустил, что, если поймаешь, он все желания исполняет. Годами приезжают, ловят…

И это еще вполне божеская разводка. В интернете существует несколько сайтов с советами по продвижению деревенского бизнеса. Вот варианты. Можно, например, впаривать туристам, что эти места посещают инопланетяне — в подтверждение разбросать повсюду блестящие предметы «от космического корабля», пусть собирают от скуки. Неплохо пригласить в компаньоны гадалку из «древнего рода, который славился своими жуткими тайнами» — люди на это ведутся и будут ездить к вам за своим будущим снова и снова.

Беспроигрышный вариант — наличие привидений в каком-нибудь старом заброшенном доме на окраине деревни. Например, в Ярославской области привидениями запугивают повсеместно. Да так убедительно, что корреспонденты «Культуры» до ночи сидели в кустах, чтобы увидеть его своими глазами. За полночь «привидение» появилось, протрубило что-то загробным голосом, отравив воздух перегаром. Догнали, схватили. Оказался — свояк хозяина, у которого мы остановились. За ночные выходы ему платят 5 000 рублей в месяц.

По цене Новой Риги

Вообще-то, на культурно-массовые причуды ради привлечения туристов фермеры тратятся мало, но уж с тех, кто заехал, выжимают по полной. Типичное объявление о сдаче деревенского дома где-нибудь у черта на куличках, километров 600 от Москвы: пользование баней (2 часа) — 1000 рублей, прокат полотенца, шампуров и решетки для гриля — 50 руб., пользование велосипедом — 170 руб./час, пластиковая мебель — 200 руб./день, внеочередная уборка помещения — 300 руб. Интересно, а сколько у них стоит погладить животное или выпить стакан молока из-под коровы? Звоним по указанному телефону. Отвечают: «Сельским хозяйством мы не занимаемся, это культурный гостевой дом на 10 персон». А как насчет экологически чистых продуктов, зелени с грядки и утреннего чая с травками? Мы же все-таки в деревню, в глушь, на отдых… За отдельную плату все это обещают привозить с соседней фермы, в 20 км. Там, «у дяди Пети», корова доится по 70 рублей за литр, коза — по 140, творог и сметана, как на столичном базаре, — 250 рублей, килограмм мяса — 400. В виде исключения на месте нам смогут приготовить только «фирменное деревенское блюдо» — драники. Порция из двух штук — 600 рублей.

Обзвонив двадцать «агротурферм», убедились, что сэкономить на деревенском отдыхе, если, конечно, едешь не к теще на блины, не получится. Аренда избы почти повсеместно — 2 000 рублей в сутки. За такие деньги можно снять комфортабельный дом с отоплением, водопроводом, сауной и ухоженным участком на престижном Новорижском шоссе под Москвой.

— А вы не сравнивайте, — возмущается Владимир Фролов. — Там люди платят за престиж, а здесь за природу, покой и воздух. Я сразу предупреждаю: если кому нужен стриженный газон — вам не сюда. Но если хотите стричь — вот вам косилка. Охотников что-то нету.

Агротурист в России, по наблюдениям Владимира, вообще не тот, что, допустим, во Франции. Вот там и встают раньше фермера, и сразу в поля — косить, в курятник — кур щупать. У нас не то.

— Ну, посмотрит издали на корову и морщит носик: от нее, видите ли, дурно пахнет. Грядки им посадили с зеленью — все травой заросло, нагнуться прополоть никто не хочет. Отстали мы от Европы безнадежно, — заключает Владимир. — Там рвутся на природу, чтобы воссоединиться с ней, у нас — чтобы вдоволь поквасить. После отъезда бутылки выгребаем мешками.

Тем не менее с турбизнесом Фроловы не завязывают. Построили два дома под сдачу: мебель, душ, туалет, телевизор — все как положено. Без телевизора, на наш вкус, тут и делать нечего. Разве что ловить говорящего карпа в прудике размером в 20 квадратных метров да слушать петуха, который «на три губернии поет». Фроловская деревня Плотихино расположилась на самом краю Московской области, впритык к Владимирской и Ярославской. За неимением других достопримечательностей это, конечно, тоже плюс.

От аренды каждого дома фермеры получают такой же доход, как и от каждой из двух коров — по 200 000 рублей в год. А еще есть куры, кролики, козы, две лошади, катающие туристов в свободное от работы время. Полный парк техники. Своя земля — 11 гектаров под картошкой, на ней, по словам Фролова, и сделали деньги для открытия туризма.

— В принципе, дело перспективное, — дает волю фантазии Владимир. — Рано или поздно горожане потянутся в деревню. Где еще найдешь экологически чистые продукты? Ту же картошку без нитратов, мясо, выращенное на воле, огурчики без химии?

Завлекал так, что страшно захотелось угоститься чем-нибудь «без химии». Но попили с хозяевами только чаю с конфетами, которые мы сами привезли из города. Кормить туристов фермерскими продуктами, похоже, невыгодно.

Нам, отдыхающим, по большому счету все равно. На личном опыте проверено: на природе, после третьей, даже килька в томате сойдет за осетра.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий

Комментарии (1)

  • alt

    Ron 21.07.2013 00:15:16

    Th'rees nothing like the relief of finding what you're looking for.
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть