Дорога жизни

16.07.2014

Ирина ТРЕТЬЯКОВА, Курск

По данным Федеральной миграционной службы, более 30 000 украинских граждан попросили статус беженца или временное убежище в РФ. Еще около 130 000 обратились за консультациями по вопросу длительного пребывания в России. Речь идет о людях, которые опасаются за свою жизнь, оставаясь на Украине. При этом уже в шести российских субъектах из-за наплыва беженцев введен режим ЧС. «Культура» продолжает рассказывать о том, как обстоят дела в лагерях беженцев. Наши специальные корреспонденты перемещаются вместе с потоком пострадавших и напуганных людей — от границы с Украиной вглубь России. Сегодня — репортаж из Курской области.

Число беженцев в Курской области растет с каждым днем. Несколько сотен вынужденных переселенцев с востока Украины разместились во временных лагерях. Подсчитать, сколько украинцев нашли приют у родственников и знакомых, сегодня практически невозможно. Они вспоминают пулеметные очереди и вой сирен, до сих пор вздрагивают, заслышав гул самолета. Многие еще надеются вернуться, но на ближайшие месяцы их домом станет Курск.

Трехлетняя Даша накрывает аккуратно разложенные на полу игрушки одеялом. «Лежи тихо, — уговаривает она медведя, разместившегося под боком у большого пупса. — Самолет прилетит — бум будет!» Анна, Дашина мама, устало опускает голову: «Ведь сколько времени прошло, как уехали, а она войну вспоминает...» Точно так же, на полу своего дома в донецкой Константиновке, семья пряталась от артобстрелов.

«Я работала в огороде, когда услышала шум вертолета. Подняла глаза, а за полем, как бумажные солдатики, парашютный десант, — вспоминает Анна события двухмесячной давности. — Мы с мужем схватили детей, вбежали в дом, легли на пол, накрыли детей одеялами. А потом раздались выстрелы...» Подвал в недавно купленном доме отремонтировать не успели: до осени с ее заботами о сохранности урожая было далеко. Кто же знал, что спасать придется не картошку с капустой, а собственные жизни. Вот и хоронились на полу, под призрачной защитой толстого одеяла. Вечером 3 мая в Константиновке, расположенной в 55 километрах от Донецка, украинские силовики штурмовали телевышку.

«Были слышны автоматные очереди и взрывы, ведь телебашня буквально на соседней улице от нашего дома, — рассказывает женщина. — Затихло все лишь около часа ночи. Мы так и заснули на полу. А утром у меня была истерика, умоляла мужа все бросить и бежать...»

Но бежать было некуда: сестра с мужем и сыном в Курске сами ютятся в однушке, даже лишнюю кровать поставить некуда. Помог случай. Курянка поделилась на работе, как переживает за родственников, и начальница предложила свою квартиру: «Все равно пустая стоит. Пусть живут, пока все не наладится». Первое время пара стульев и детская кроватка для Даши, которую отдал кто-то из соседей, — вот была и вся обстановка. С одеждой тоже было напряженно, в двух сумках, с которыми уезжали из дома, много не увезешь.

Но постепенно все больше людей узнавало о беженцах: кто-то поделился старой мебелью, кто-то привез несколько пакетов с вещами и детскими игрушками. Муж Анны нашел работу — сезонную, но выбирать не приходится. Сама женщина надеется, что Дашу вскоре возьмут в детский сад, чтобы тоже выйти на работу. Старшая дочка, Саша, сидит за учебниками. Скоро в школу, а она пропустила больше месяца. Жизнь налаживается. Может быть, не совсем такая, как они мечтали. Но говорят, что после пережитого осознали: главное — не квадратные метры и количество бытовой техники, а мирное небо над головой.

…Наталья должна была рожать в Славянске, но в последний момент семья приняла решение бежать в Россию. И, как оказалось, не зря: 15 июня славянский роддом подвергся артобстрелу. В тот же день Наташа в Курске родила здоровую девочку.

24-летняя Наталья Бондаренко с мужем и тремя детьми уехали из Славянска еще в апреле, когда на подъезде к городу только стали появляться первые блокпосты. Супруг резонно рассудил: беременной жене ни к чему лишние волнения. Но предположить, что в ответ на мирные митинги сторонников федерализации украинские власти откроют огонь, тогда никто не мог. Поэтому дом в поселке Черкасское в двух десятках километров от Славянска казался надежным убежищем, откуда планировали вернуться со дня на день.

Как и у многих заложников этой необъявленной войны, все изменилось буквально в один момент. Со звонком знакомых: «Улицу бомбили, вашего дома больше нет...» И Наташа, которая панически боялась рожать в чужой стране, решилась на переезд: жизнь детей дороже. «В поселке военные появились, пушки, танки… Мы видели, как эта жуть все ближе и ближе подходит», — вспоминает женщина. Собрали вещи, какие успели, малышей в охапку  — и на поезд. «Больше всего опасалась, что схватки прямо в поезде начнутся, — рассказывает Наталья. — Но все обошлось». Сначала планировали доехать до Белгорода, но узнали, что там уже много беженцев и появились проблемы с их размещением, решили искать спасение в Курске.

Сейчас супруги Бондаренко и их малыши — восьмилетний Рома, шестилетняя Настя, полуторагодовалый Назар и новорожденная Камила — живут в Курском доме ветеранов, где открыт один из пунктов временного размещения. В регионе действуют уже 11 таких лагерей, там разместили почти 600 беженцев с восточной Украины. Им пытаются помочь с самого первого дня: и централизованно, через официальные структуры, и в частном порядке. Гуманитарную помощь собирают на аварийно-спасательной базе МЧС, в православных приходах, а многие куряне сами приезжают в пункты временного размещения, чтобы узнать, что необходимо конкретным семьям.

…Сергей Ковалев в свободное время тоже старается помочь нуждающимся. Он укладывает пакеты с вещами, шампунем и туалетной бумагой в багажник старенькой «девятки». Номера у автомобиля — украинские. «Она нам жизнь спасла, — признается мужчина, поглаживая крыло машины. — Мы из Луганска дважды уезжали. Первый раз застряли на полпути, мотор заглох. Простояли в поле часа два, пока не поймали попутку, которая отбуксировала назад. А как приехали, дочь в интернете прочитала, что пункт пропуска Должанский, на который мы ехали, обстреляла нацгвардия…»

Именно благодаря старшей дочери, Любаве, Ковалевы оказались в Курске. За несколько дней до этого она стала свидетелем авианалета на здание областной администрации. «Я ехала в трамвае, вдруг — удар, задрожали стекла,  вагон качнулся, но не остановился, — вспоминает девушка. — Люди на улице падали на землю...» Как позже сообщили российские СМИ, жертвами той атаки стали восемь мирных жителей. Еще 28 получили ранения различной степени тяжести. «Все как в тумане было, — продолжает Любава. — Я вышла на остановке, и ноги сами меня несли, даже не знаю, как попала домой. Помню только, что было очень страшно. Я пришла и стала молиться».

Андрей ИльинСпокойная, даже робкая, Любава решила — семью надо во что бы то ни было увезти из города. Через социальные сети узнала о благотворительной организации «Мирное небо» и познакомилась с курским координатором Андреем Ильиным. Сначала в интернете, а потом и лично. Больше трех недель гости из Луганска жили в квартире Андрея, пока добровольцы организации искали для них подходящее жилье.

Сергей Ковалев и его супруга уже нашли работу. Многие курские организации оказались готовы принять на работу беженцев еще до оформления официальных документов. А Любава стала помогать волонтерам: она сортирует вещи в одном из пунктов сбора гуманитарной помощи, отвечает на звонки (каждый день поступает несколько десятков обращений от людей, готовых помочь вещами, продуктами и иногда даже жильем) и администрирует группу в социальной сети. «С начала работы курского отделения «Мирного неба» нам удалось расселить по квартирам и домам 12 семей, — рассказывает Андрей Ильин. — От прошлой жизни у них не осталось ничего, многие потеряли все имущество, некоторые — родных и близких. И возможность жить не в лагере, устроиться на работу, наладить быт — для них это очень важно».

Он вспоминает, как буквально пару дней назад встречал очередную семью на вокзале Курска: растерянные, напуганные, уставшие с дороги — мужчина, беременная женщина и двое малышей. Был поздний вечер, и беженцев отвезли к одному из волонтеров. «Дети даже кушать не могли от усталости, и на следующий день очень долго спали, — рассказывает Ильин. — Через день мы помогли добраться им до одного из пунктов временного размещения, расположенного в районе. Малыши обнимали на прощание. А мальчик нарисовал палочкой на земле человечка и сказал: это ты. Лучший подарок...»

Курск каждый день принимает новых беженцев. Иногда целыми автобусными колоннами и самолетами — это власти Ростова, который практически захлебнулся от людского потока, просят о помощи. Чаще — отдельными семьями. Только в последние дни в регионе было открыто три новых пункта временного размещения, теперь их 11. По информации областного комитета ГО, ЧС и ПБ, в этих лагерях сейчас находится 589 человек, 227 из них — дети. Многие украинцы нашли приют у родственников и знакомых.

В миграционной службе очереди — жители Донецкой и Луганской областей Украины спешат оформить статус беженцев. Таких документов пока выдано немного, процедура требует времени. «К нам уже обратилось более 400 граждан Украины для получения статуса беженца, — отмечает Игорь Бажин, начальник отдела анализа, планирования и контроля УФМС России по Курской области. — Учитывая, в какую сложную ситуацию попали люди, заявления от граждан Украины стараемся рассматривать вне очереди». Еще одна официальная возможность для иностранцев жить и работать на территории России — получение разрешения на временное проживание. Но квоты на выдачу этого документа уже практически исчерпаны. Появились и первые сложности с размещением переселенцев.

«Сейчас многие пункты переполнены, будем думать, где открывать новые места размещения, — комментирует ситуацию врио заместителя губернатора Курской области, председатель комитета по осуществлению полномочий в области гражданской обороны, защиты населения и территорий от чрезвычайных ситуаций и пожарной безопасности Курской области Василий Зубков. — Они понадобятся, потому что в сутки в область самостоятельно прибывает около двадцати граждан Украины. И мы видим, что ситуация на Украине еще далека от стабилизации».

Проблема в том, что многие лагеря открыты на базе школ-интернатов. Скоро там начнется подготовка к новому учебному году, а значит, для беженцев придется искать другой дом. «С 1 августа будем переводить людей в санатории, поскольку мы не можем оставить их в образовательных учреждениях, — отмечает Зубков. — Мы будем предлагать людям работу. Также решим вопросы по обучению в средних и высших учебных заведениях, поскольку среди прибывших есть и подростки, и студенты». Сами пункты содержатся за счет пожертвований от жителей региона. На базе аварийно-спасательной службы Курской области собрано более 14 тонн продуктов, а также средства гигиены и одежда. Все это передается в лагеря в соответствии с поступающими оттуда заявками. Кроме того, идет сбор денежных средств, от сердобольных курян поступило уже больше четырех миллионов рублей.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть