Сиреневый Блок

22.05.2014

Марина ИВАНОВА

С 23 по 25 мая в «Шахматово», усадьбе Александра Блока, пройдет традиционный «Сиреневый фестиваль».

«Шахматово» без сирени — что лето без солнца. Без нее трудно представить себе усадьбу Блока. В разгар цветения здесь и устраивают фестиваль. В этом году в программе: экскурсии и концерты, «ботанические прогулки», игры блоковского времени — как настольные, так и на свежем воздухе. Кроме того, гостям предложат насладиться литературно-музыкальной композицией «Первая моя Тайна и Последняя моя Надежда», а также посетить выставку «Одежда и рукоделие конца XIX – начала ХХ века». Здесь показывают наряды столетней давности, модные журналы того времени с выкройками, старинное постельное белье и прочие занимательные предметы из фондов музея-заповедника.

Посетители-трудоголики смогут принять участие в занятиях «Изготовь ветку сирени» (мастер-класс по бисероплетению), попытаются придумать подарки из картона, сделают куклы из крученой нити, распишут фарфоровые тарелки, «напишут» картины из сухих цветов, переплетут книжки... А ленивые тем временем будут кататься на лошадях или велосипедах и наслаждаться природой Подмосковья (музей-заповедник Блока находится в 82 километрах от столицы, неподалеку от Солнечногорска). Также гостям предложат крокетную площадку. И, конечно, не обойдется «Сиреневый фестиваль» без поэзии.

Что до самой усадьбы «Шахматово», то ее в 1874 году приобрел дед поэта Андрей Николаевич Бекетов — «отец русских ботаников», учитель Тимирязева, ректор Петербургского университета. По его инициативе был создан знаменитый университетский Ботанический сад, уникальную коллекцию которого сохранили даже в блокаду. Благодаря Бекетову в Петербурге открылись Высшие женские курсы. Брат ботаника, Николай Николаевич, тоже ученый — один из основоположников физической химии и химической динамики. Он преподавал химию наследнику престола Николаю Александровичу. 

Бекетовы были вхожи и в литературные круги. Андрей Николаевич общался с Толстым, Достоевским, Тургеневым. Его жена, Елизавета Григорьевна, дочь путешественника и естествоиспытателя Григория Силыча Карелина, снискала известность как переводчица — благодаря ей на русском появились произведения Бальзака, Флобера, Гюго, Мопассана, Диккенса, Теккерея и даже Дарвина. Дочери Андрея Николаевича и Елизаветы Григорьевны тоже не мыслили себя вне изящной словесности: три сестры — Екатерина, Александра (мать поэта) и Мария — активно переводили, сочиняли стихи и рассказы.

В бекетовской литературной обстановке и прошло детство Блока — воспитывался будущий классик в семье деда. Отец поэта, Александр Львович Блок, юрист с точеными чертами лица, разошелся с женой вскоре после рождения сына. Вернее, это жена разошлась с ним — вынести характер профессора права мог далеко не каждый. Кстати, вторая супруга Александра Львовича ушла от него по той же причине. Впоследствии поэт писал об отце: «Судьба его исполнена сложных противоречий, довольно необычна и мрачна. […] Я встречался с ним мало, но помню его кровно».

Мать классика, добившись от Синода указа о расторжении брака, вышла замуж повторно — за генерала Франца Феликсовича Кублицкого-Пиоттуха. И прожила с ним более тридцати лет, пока супруг не умер в Петрограде от воспаления легких. К отчиму Блок относился нежно, называл в письмах «Франциком».

Свое детство классик потом назовет «золотым». И немалую роль в нем сыграла «благоуханная глушь маленькой усадьбы» — «Шахматово» то есть. Здесь поэт проводил каждое лето — и так на протяжении 36 лет. Признавался: «страшно привязан» к этим местам — знакомым настолько, что иногда они наводили скуку. «Вид из окна великолепный — зеленый и тихий сад, розы, рябина, липы, сосна. Но нет места, где бы я не прошел без ошибки ночью или с закрытыми глазами. Поэтому иногда хочется нового», — признавался он в письме к Зинаиде Гиппиус. И все равно упорно продолжал приезжать в «Шахматово».

В 1910-м Блок перестроил усадебный дом по собственному проекту. В последний раз он побывал здесь в 1916-м, перед мобилизацией в армию. «После этого [революции] туда уже нельзя было ездить, — вспоминала тетка Блока, Мария Андреевна Бекетова, — а вскоре дом был разграблен и сожжен соседними крестьянами — не со зла, а просто потому, что, взявшись беречь брошенную нами усадьбу, они понемногу разворовали все в доме, а потом захотели скрыть следы воровства». Усадебный дом восстановили только в 2001 году.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть