Свежий номер

Наш милый пансион похож на бастион

06.03.2014

Виктор СОКИРКО

Фото: Виктор СокиркоВ системе военного образования есть уникальное заведение под названием «Пансион воспитанниц Министерства обороны», где обучаются — как и следует из названия — исключительно барышни. Несмотря на принадлежность к военному ведомству, армейским духом здесь не пахнет. Накануне 8 Марта спецкору «Культуры» повезло — он вращался в обществе благородных девиц.

Правильный девичий пансион, как все мы знаем еще по фильму «Небесные ласточки», — заведение строго закрытое. Военный — тем более. Пересечь здешнюю проходную сложнее, чем КПП на каком-нибудь секретном военном объекте. Попасть сюда на обучение тоже не просто: конкурс — четыре человека на место. Принимают только девочек из семей военнослужащих, несущих службу в отдаленных гарнизонах. Сирот — тех, у кого родители погибли при исполнении воинского долга, зачисляют в первую очередь. Так называемых «генеральских дочек» здесь нет. Нет и москвичек — считается, что в столице и без помощи Минобороны можно получить хорошее образование.

Создавался пансион в 2008-м. И если первый набор, который проводился в 7, 8 и 9-й классы, составил 180 воспитанниц, то сейчас их уже 740: с 5-го по 11-й классы. Из 156 девушек, уже окончивших учебное заведение, все до единой поступили в вузы. Большинство — в военные. Так сказать, по профилю.

Родители уже оплатили

Моим гидом по пансиону стала Алина Шуина — необычайно серьезная девушка в сером пуховике и белой вязаной шапочке. Такая форма одежды здесь у всех воспитанниц, начиная от самых младших девочек, «пятачков», и заканчивая выпускницами. В чем ощущается армейский порядок — так это в единстве облика. Даже бальные платья, и те одного цвета и фасона. Впрочем, выбор все равно широк: помимо фирменной униформы (жакет, блузка, юбка), девочкам выдают спортивный и домашний костюмы, футболки и блузки, джинсовые курточки и юбки, ветровки и демисезонные куртки. Даже обувь «уставная» — сапоги, туфли, кроссовки и тапочки в двух цветовых гаммах. Вся одежда, надо сказать, красивая, удобная и вполне по моде. Но не удручает ли девушек эта одинаковость?

— А мне нравится, — не согласна со мной Алина. — Одежда на все случаи жизни. Скучаем, скорее, по украшениям, колечкам и цепочкам, ведь во время учебы их носить запрещено.

Фото: ИТАР-ТАССЖивут девочки в двухместных комнатах, ванная и туалет в боксе на четверых — вполне семейный норматив. У каждой есть стол с компьютером (персональный ноутбук выдается при поступлении) и книжной полкой. Ну и, естественно, любимые игрушки на кровати — от них не могут отказаться даже старшеклассницы. В холле уютные диваны, чайная комната с припасенными баночками варенья и фруктовый бар, где можно полакомиться каждый вечер. Всюду картины, цветы, ковры — назвать такое помещение общежитием, а уж тем более казармой, язык не поворачивается.

Прежде чем посетить пансион, мне довелось слышать о нем немало лестных отзывов, но увиденное превзошло все ожидания. Начиная от территории, ландшафту которой могут позавидовать не только городские парки, но и загородные виллы олигархов. Тротуары, газоны, аллеи, беседки, фонтаны (раньше на этом месте был плац для курсантов факультета военных дирижеров при Московской консерватории), красивые учебные и жилые корпуса. Только спортивных залов три, плюс — отдельно — бассейн. Особая гордость — главное здание учебного корпуса, построенное всего за пять месяцев. Здесь, помимо учебных классов, оборудованных по последнему слову, расположены две столовые и два актовых зала.

— Неужели только за государственный счет вся эта красота? — меркантильно интересуюсь у начальника пансиона Ларисы Максимовой. — Наверное, и родители помогают?

И как-то осекаюсь под ее взглядом. 

— Обучение девочек уже оплатили их родители, которые отдали свои жизни за Родину, — строго говорит Лариса Юрьевна. — И те, кто обеспечивает ее безопасность сейчас. Разве этого мало?..

Блины и плавание

Пансион по сути — обычная школа, но вот уровень обучения здесь заметно сильнее. Причин несколько. Во-первых, сами девочки нацелены на получение хорошего образования, да и отвлекающих факторов, которые есть у их «домашних» сверстниц, значительно меньше. Жесткий распорядок дня заточен под учебу. После завтрака — занятия, после обеда — дополнительное образование, после ужина — самоподготовка. Свободное время, когда можно «повисеть» в интернете, почитать книгу и поговорить с родителями по скайпу, — полтора-два часа. Тут, даже если не хочешь, будешь успешно усваивать школьную программу. За неуспеваемость можно попасть под отчисление. Сразу скажу: это большая редкость, ЧП.

Фото: Виктор СокиркоА вторая причина — с учителями девочкам повезло. Даже физрук — и тот доцент. И хотя зарплаты здесь такие же, как и в обычной школе, работать в пансионе считается престижным. В том числе и из-за учениц — более дисциплинированных школяров во всей Москве не найти. 

За каждым классом закреплен воспитатель с педагогическим образованием, который помогает девочкам при выполнении домашних заданий. Ну, и просто воспитывает, чисто по-женски. 

— Это как вторая мама, — говорит Алина, моя провожатая. — Всегда поможет, подскажет, с ней можно посоветоваться, поговорить по душам.

Помимо обязательных школьных предметов, в пансионе существует система дополнительного образования. Дополнительно — значит обязательно. Плавание и фигурное катание — по два часа в неделю, плюс на выбор занятия по 18 видам спорта. Популярностью у девочек пользуются волейбол, футбол, гимнастика и тхэквондо. Некоторые увлекаются даже борьбой сумо! Кому мало спорта и учебы — пожалуйста, в ансамбль барабанщиц, оркестр, хор... В пансионе 27 творческих коллективов. Девочкам преподают изобразительную грамоту, живопись, роспись по ткани (батик), скульптурную живопись, мозаику, керамику. «Школу стиля» здесь ведет известный дизайнер Кира Пластинина — у нее можно научиться не просто с иголкой обращаться, но и самостоятельно моделировать одежду. Ну и, конечно, традиционная «Школа кулинара» — на проводы Масленицы местные энтузиастки весь пансион блинами накормили. 

Сердюков в осадке

Кто же придумал создать в России такое заведение? Бывший министр обороны, затем подследственный, а теперь, по слухам, амнистированный Анатолий Сердюков. Он изрядно сократил количество военных училищ в стране (еще ему припоминают запрет на участие суворовцев и нахимовцев в военных парадах на Красной площади), а вот девичий  пансион в буквальном смысле холил и лелеял.

Фото: PHOTOXPRESS «Это мое любимое детище», — не раз говаривал он. Никто из сотрудников департамента имущественных отношений Минобороны даже подумать не мог, чтобы предложить ему выставить на распродажу уникальный комплекс зданий в элитном районе Москвы.

Сейчас о Сердюкове в пансионе предпочитают не говорить, хотя воспитанницы нет-нет да и посетуют, что вот раньше выпуски проводились на Соборной площади Кремля, в торжественной обстановке, а последний выпускной сыграли в стенах пансиона...

Вспоминать о бывшем министре здесь не хотят еще и потому, что после его увольнения череда разоблачений опосредованно коснулась и самого пансиона. Его начальницу Ларису Максимову поспешили зачислить в так называемый «женский батальон Сердюкова». На пансион чуть было не повесили статью о хищении — по мнению следователей, суммы на уборку территории завышались. Потом выяснилось, что руководство пансиона занималось исключительно учебным процессом, а деньги уходили через печально знаменитую компанию «Славянка», но, как говорится, осадочек остался.

Надо отдать должное нынешнему министру Сергею Шойгу — заботу о пансионе он ничуть не ослабил. Побывав здесь накануне прошлогоднего 8 Марта, остался очень доволен и пообещал всяческую поддержку. Так что нежелательные реформы пансиону не грозят.

Папины дочки

С этими тремя девчонками мы познакомились в здании главного учебного центра, в кабинете заместителя начальника по воспитательной работе Натальи Макшаковой. Понятно, что красавицы, понятно, что отличницы —  поначалу чуть смущенные вниманием, но готовые с удовольствием рассказать о своей жизни. Маша Ржавитина мечтает поступить в Военно-медицинскую академию в Санкт-Петербурге — она уже и сейчас, надень на нее белый халат, похожа на врача. Вика Орлова нацелилась продолжить учебу в Дипломатической академии и, помимо знания трех иностранных языков, умеет вполне дипломатично вести разговор. А Даша Соколова серьезно готовится в Рязанское десантное училище — занимается восточными единоборствами.

Фото: ИТАР-ТАССОбычные девушки — смешливые и жизнерадостные, такие, какими и следует быть в 17 лет. «Засыпались», правда, на моем коварном вопросе, как приготовить рассольник, но дело наживное. Да и спросил я так, для поддержания разговора. На самом деле гораздо интереснее было послушать их рассказы про любовь-морковь (как же без этого) по интернету — мальчиков-то на территорию пансиона не пускают, а дискотеки бывают не так уж часто. Но девчачьи секретики выдавать не буду. Вот о чем можно смело сказать, так это — какая награда ждет девочек за хорошую учебу и поведение. Поход в торговый центр. Естественно, в сопровождении воспитателя. В общем, весело болталось с молодежью. Пока я случайно не посмотрел на листок бумаги, который положила передо мной на стол Наталья Анатольевна. Там значились имена их отцов...

«Полковник Ржавитин Игорь Викторович — погиб в Южной Осетии в 2008 году, Герой России (посмертно). Капитан Орлов Сергей Николаевич — погиб в Дагестане в 1999 году, Герой России (посмертно). Капитан Соколов Роман Владимирович — погиб в Чечне в 2000 году, Герой России (посмертно)». Вот чьи это дочки... 

Мистика — мои армейские пути пересекались со всеми тремя. С десантником Романом Соколовым мы познакомились в Чечне незадолго до 1 марта, когда 6-я рота 104-го полка Псковской дивизии ВДВ приняла бой на высоте 776,0 в Аргунском ущелье. Капитан Соколов продолжал бой, даже когда ему взрывом оторвало ноги — возле его последней позиции в том бою потом обнаружили трупы 15 боевиков...

Сергей Орлов был зачислен в Военную академию имени Фрунзе, но вместо учебы поехал со своим 119-м парашютно-десантным полком в Дагестан, на который напали чеченские банды. Его рота в ожесточенном бою 8 сентября выбивала боевиков с высоты «Ослиное ухо», где мне тоже довелось побывать. А спустя пять дней, уже во время штурма другой высоты, капитан Орлов подорвался на мине...

Штурмовик Су-24, в котором находился Игорь Ржавитин, был подбит грузинской ракетой на моих глазах 9 августа под Цхинвалом. Летчики катапультировались на малой высоте, за горой даже не было видно раскрывшихся парашютов. Полковник Ржавитин вступил в бой с попытавшимися взять его в плен грузинскими военными и погиб...

Я не стал рассказывать все это девушкам, боясь потревожить их душевные раны. Маше, когда она потеряла папу, было десять лет, Вике и Даше — по три годика... Девочки ушли, и Наталья Анатольевна рассказала мне, что они не просто помнят своих отцов, но и рассказывают о них другим воспитанницам пансиона. Дашу обязательно приглашают в Рязань, где проводится ежегодный турнир среди юношей по греко-римской борьбе памяти Героя России Романа Соколова.

Женская элита

— Не нужно сравнивать наш пансион со Смольным институтом благородных девиц, как это многие любят делать, и уж тем более — говорить, что мы готовим будущих офицерских жен, умеющих вести домашнее хозяйство, — просит Лариса Максимова. — У нас совсем другие цели и задачи. Мы не просто преподаем нашим воспитанницам общеобразовательные дисциплины, но готовим женщин, которые смогут составить цвет интеллектуального будущего России. Понимаете? Наши выпускницы способны к анализу, управлению, к роли лидера в коллективе. При этом, естественно, получают хорошее эстетическое образование.

Фото: PHOTOXPRESS Теория подкрепляется практическими примерами — на встречи с воспитанницами руководство пансиона постоянно приглашает женщин, добившихся успеха в работе, уважаемых в обществе и успешных в роли матери и жены. Были здесь и спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко, и супруга премьер-министра Светлана Медведева. Впрочем, успешных мужчин педагоги тоже приглашают — юным леди полезно такое общение. Перед Олимпиадой, например, прошла встреча с Вячеславом Фетисовым. 

Жизнь в пансионе подчиняется, как и положено в армии, уставу. Только здесь этот объемный документ называется «Самообследование Федерального государственного общеобразовательного учреждения «Московский кадетский корпус «Пансион воспитанниц Министерства обороны РФ».

Чего там только нет — регламентировано все. Особое внимание я обратил на защиту от перегрузок в учебе — важное дело, между прочим. И никакой дедовщины (или как она могла бы здесь называться?).  

Даже мысли не возникает поинтересоваться, как здесь борются с вредными привычками. Мол, не покуривают ли девчонки втихаря? Курение и употребление алкоголя для пансиона являются грубым дисциплинарным нарушением, да и неоткуда взяться дурным привычкам. Знаете, как бывает в школе: заведется одна оторва, которая и пьет, и курит, и плохо учится, и вот она уже тихим отличницам — пример для подражания. В пансионе «плохих девочек» нет, как раз наоборот: тут пример для подражания — те, кто смог чего-то добиться в учебе, спорте, искусстве. Вот за такими тянутся.

Фото: ИТАР-ТАСС— Дети все разные, есть и такие, кто и ругнуться может, и дисциплину нарушить, — рассказывает Наталья Макшакова. — Они ведь выходят в интернет, общаются со сверстниками, во время каникул мы тоже за ними уследить не можем. Но сам уклад жизни в пансионе отвергает все вредное как что-то инородное. Наши девочки знают, чем себя занять, как организовать досуг, умеют самостоятельно провести физическое и психологическое восстановление после напряженной учебы. Искусственные стимуляторы им попросту не требуются. Они и окружающих подстраивают под свой ритм и уклад жизни.

Наталья Анатольевна рассказала, как четыре выпускницы пансиона, поступив в РУДН, научили целый этаж в студенческом общежитии «Лумумбы»... есть кашу по утрам, делать зарядку и вовремя ложиться спать. Девушки не захотели, точнее, не смогли отказаться от привычек, полученных в пансионе. Такие девчонки нигде не пропадут.

Прощаясь, поймал себя на мысли, что теперь совершенно по-иному стал смотреть на этих маленьких леди — ухоженных, вежливых и очень гордых. Гордых прежде всего принадлежностью к своему пансиону.

— Для меня самым большим огорчением будет, когда я выпущусь и уеду отсюда, — призналась напоследок Алина Шуина. — Это все равно, как оторваться от дома. Не хочется...


Барышня, Смольный!

Начало женскому образованию в России было положено в 1764 году, когда открылся Смольный институт благородных девиц. Основанное по инициативе известного деятеля российского просвещения Ивана Бецкого в соответствии с указом Екатерины II в Санкт-Петербурге, это учебное заведение положило начало всестороннему воспитанию гармоничной женщины. Система образования там принципиально отличалась от воспитания в женских монастырях. Причем Россия в этом отношении опередила страны Западной Европы — там заведения, подобные Смольному, появились позже. 

Главным принципом первого института было воспитание в красоте и радости. Ставились широкие гуманно-воспитательные задачи, которые, правда, со временем заменились узкими, чисто женскими. В Смольном обучались дочери дворян с 6 до 18 лет. Главный акцент в воспитательном процессе делался на изучение танцев, музыки, рукоделия, различных видов домоводства. Также преподавались предметы светского обхождения. В 1765 году при Смольном институте было открыто учебно-воспитательное учреждение для девиц других сословий, где они получали общеобразовательную подготовку и обучались шитью и домоводству. 

Смольный институт был любимым детищем императрицы. Спустя несколько лет после его основания она написала Вольтеру, с которым, как известно, состояла в дружбе: «Мы очень далеки от мысли образовать из них монашек; мы воспитываем их так, чтобы они могли украсить семейства, в которые вступят, мы не хотим их сделать ни жеманными, ни кокетками, но любезными и способными воспитать своих собственных детей и иметь попечение о своем доме».

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел