Африка: перезагрузка

30.10.2019

Николай ФИГУРОВСКИЙ, Сочи

На три октябрьских дня Сочи вспомнил ощущения пятилетней давности. Как и в 2014-м, Олимпийский парк принимал десятки международных делегаций на высочайшем уровне. Политика, экономика, экология, культура стали темами беспрецедентного саммита «Россия — ​Африка», ознаменовавшего собой явно укрепившееся положение нашей страны в глобальном мире.

Фото: Сергей Мальгавко/ТАССВ Сочи съехались делегации всех 54 стран Черного континента, включая политиков, представителей бизнеса, общественных организаций и социальных институтов, а более 40 государств были представлены первыми лицами. Цель сверхмасштабной встречи — ​создание нового уровня коммуникации и партнерства в сферах обороны и экологии, науки и сельского хозяйства, современных технологий, промышленности, строительства и многих других областях.

В свое время Российская империя не участвовала в колониальном разделе Африки и многовековой работорговле. Наоборот, из нашей страны туда отбывали путешественники-романтики, краеведы, географы, этнологи, геологи, а гимназисты рвались в Трансвааль и Сахару. Вот и фойе сочинского дворца конгрессов «Сириус» украсили портреты исследователей, на протяжении столетий пытавшихся сблизить обе цивилизации: Ковалевского и Юнкера, Щусева и Булатовича… Осеняет же их всех Николай Гумилев, создавший совершенно особый, романтичный и лиричный образ Черного континента:

Оглушенная ревом и топотом,
Облеченная в пламя и дымы,
О тебе, моя Африка, шепотом
В небесах говорят серафимы…

Новый этап нашей любви к Африке наступил в 1960-е, когда освобождавшиеся от колониальной зависимости страны одна за другой заявляли о социалистической ориентации. Их поддержка стала одним из постулатов Программы КПСС в области внешней политики, и в течение десятилетий помощь развивающимся государствам являлась огромной расходной статьей бюджета СССР, направлявшего подопечным финансирование, вооружение и специалистов, строивших гидроэлектростанции, дороги, промышленные предприятия. У нас создали Институт Африки Академии наук; Институт восточных языков при МГУ стал Институтом стран Азии и Африки; появился Университет дружбы народов, получивший имя героя антиколониальной борьбы Патриса Лумумбы. Профессиональную подготовку прошли у нас с полмиллиона африканцев, из них около 100 тысяч получили дипломы советских и российских вузов, а 250 тысяч обучались в совместных образовательных центрах в самих африканских странах. Еще 150 тысяч специалистов были подготовлены в ходе строительства и эксплуатации крупных промышленных предприятий, созданных с нашим участием.

Сегодня люди, знающие благодаря еще тогдашней гуманитарной экспансии русский язык, культуру, традиции и хорошо относящиеся к России, занимают высокие посты и ключевые бизнес-позиции в большинстве африканских стран. Во многом благодаря этому и стал возможным нынешний форум, явившийся триумфом российской внешней политики, равного которому не наблюдалось много лет.

«Русские возвращаются», — ​постоянно звучало в кулуарах. Однако радость и интерес участников саммита у нас в стране разделили не все. После заявления Владимира Путина о списании 20 миллиардов долларов африканских долгов по соцсетям полетели картинки разбитых дорог в российской провинции, саркастически сопровождаемые цитатами о том, что мы-то, мол, поможем другим, ну-ну. Впрочем, как то часто бывает, подход «диванных аналитиков» изначально основывается на неверных исходных данных.

Во-первых, долги эти списывались давно, в течение почти четверти века. Во-вторых, надежды на их возврат не было никакой: ушли в прошлое бравшие их правительства, канули в лету идеологические условия, на которых кредиты предоставлялись. Но формальные обязательства не давали возможности возобновить сотрудничество теперь, поскольку должники не могли по закону участвовать в новых совместных проектах. Россия же, списав многомиллиардные (а по сути ставшие виртуальными) долги, застелила ковровую дорожку для отечественных компаний, готовых работать с Африкой.

А работы этой хватит на всех — ​на саммите подписали 92 различных экономических соглашения на сумму в триллион с лишним рублей. И главное тут — ​вовсе не поставки углеводородов, не продажа оружия и техники, а создание системы обслуживания, обеспечения и поставок комплектующих. А ведь именно на постпродажном сервисе основан заработок крупнейших корпораций.

«По отраслям наибольшее количество документов было подписано в области экспорта и внешнеэкономической деятельности, международного сотрудничества, высоких технологий, транспорта и логистики, добычи полезных ископаемых и геологоразведки, инвестиций и банковской деятельности», — ​подвел итоги советник президента РФ Антон Кобяков.

Вот несколько примеров будущего сотрудничества. «Сбербанк», Российский экспортный центр, ГК «ВЭБ.РФ» и инвестиционная компания Gemcorp Capital LLP подписали рамочное соглашение о создании механизма финансирования торговли между Россией и странами Африки на 320,3 млрд рублей. Группа компаний «Эфко» и египетская United Oil планируют создать совместное предприятие по производству масложировой продукции, а также зерновой терминал на Средиземном море по перевалке 2 млн тонн грузов в год. Общий объем инвестиций в проект — ​19,2 млрд рублей. «Уралхим» возведет в Анголе завод по производству карбамида и обустроит портовую инфраструктуру. Стоимость проекта — ​83,3 млрд рублей. «Трансмашхолдинг» поставит в Египет 1,3 тысячи пассажирских вагонов, собранных в Венгрии из российских комплектующих. Общий объем инвестиций — ​71,1 млрд рублей…

И еще согласуются десятки контрактов: от подписанных главами государств до стартапов малого бизнеса, вроде тех, которые помогут обеспечивать засушливые территории питьевой водой. Владимир Путин на пленарном заседании сообщил, что в 2018-м товарооборот России с государствами Африки вырос более чем на 17 процентов и превысил 20 миллиардов долларов, но по силам уже в ближайшие годы увеличить объемы как минимум вдвое. Это прорыв на африканские рынки технологий и вооружений, сугубо прагматичная игра вдолгую, которая на десятилетия обеспечит приток и прямых поступлений в бюджет, и налоговые платежи от российских компаний, завязанных на Африку.

Казалось бы, всего четыре года назад Обама доложил конгрессу США, что Россия изолирована, а ее экономика разорвана в клочья. Наша страна была вынуждена сменить вектор развития. Сейчас она возвращается уже не на развивающийся, а на самый перспективный рынок планеты, занимающий первое место по запасам золота, алмазов, бокситов, фосфоритов; на материк, хранящий в недрах крупные залежи нефти и природного газа. Россия приходит туда очень вовремя, поскольку влияние США и «старой Европы» ослабевает, а рвущийся китайский бизнес еще не достиг уровня монополии.

Так что через 15–20 лет присутствие в Африке станет не просто вопросом конкурентоспособности, но в значительной степени выживания в мировой экономике. Россия к этому готова и технически, и гуманитарно.


Фото на анонсе: Михаил Метцель/ТАСС



Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть