И грохочет над полночью...

18.10.2019

Василий ВЕРШИНИН

Фото: Алексей Куденко/РИА Новости«Горит, горит!» — кричат дети, придерживая шапки и вглядываясь в небо, где вдруг задымился «фашистский» самолет-разведчик. «Мы видим, как с правого фланга выдвинулись вперед основные ударные силы гитлеровцев», — доносится из динамиков под стрекот пулеметов и минометные взрывы. На опушке леса показался танк, вслед за ним — солдаты вермахта, тут же встретившие ожесточенное сопротивление красноармейцев. Так в Бородинском военно-историческом музее-заповеднике началось главное событие фестиваля «Москва за нами. 1941 год» — реконструкция обороны Москвы.

Организаторами выступили Бородинский военно-исторический музей-заповедник и Министерство культуры РФ при поддержке Российского военно-исторического общества и Международной военно-исторической ассоциации. Главное событие — реконструкция эпизодов ожесточенных боев, которые гремели на Бородинском поле в октябре 1941-го. Участниками нынешнего мероприятия стали свыше 600 реконструкторов из 56 клубов России, Украины, Белоруссии и Латвии. На поле публика увидела ретротехнику времен Великой Отечественной: мотоциклы, бронетехнику, танки, артиллерийские орудия. Но прежде зрители, а это более 12 тысяч человек, смогли побывать в Бородинском музее, прогуляться по ратному полю, отведать солдатской каши и пострелять из винтовок времен Второй мировой.

Зачем танкисту коляска

Раннее осеннее утро. Морозно, но сквозь сизые тучи пробиваются лучи солнца. Вероятно, так же было 78 лет назад, 12 октября 1941-го, когда фашисты подошли по Минскому шоссе к деревне Ельня, 125-й километр: о военных событиях напоминает сохранившийся дот. Наши войска встретили гитлеровцев — солдаты взорвали мост через речку, движение танков застопорилось, и фашистские захватчики свернули на бородинские рубежи.

Для участия в реконструкции приезжают семьями и даже классами. От станции Бородино к музею тянутся вереницы людей — им предстоит пройти через памятники и захоронения. Вот стела, посвященная солдатам 32-й Краснознаменной стрелковой дивизии, а там — памятник зенитчикам, павшим на Бородинском поле...

Останавливаю попутку. «В музей?» — интересуется водитель. Киваю. «В прошлом году я часа четыре домой добраться не мог: все перекрыли, — делится он. — Но что поделать? Затея хорошая, нужная». У музея настоящее столпотворение, на поле развернули походные и медицинские палатки, за ограждением неспешно прохаживаются люди в шинелях, курят, обсуждают предстоящее сражение. В ряд выстроили минометы — свидетелей боев под Москвой.

Фото: Алексей Куденко/РИА Новости— Примерно с 2015-го участвую в военно-исторических реконструкциях, — рассказывает один из основателей клуба «Дорогой войны» Денис Левин. — Мы занимаемся минометной артиллерией РККА. Все железо — натуральное, боевое. Стереотрубы артиллерийские. Минометы 1940-го, — указывает на оружие.  — В клубе десять человек. Сегодня почти все на поле. Для нас это знаковое мероприятие.

Рядом раздается команда командира: «Разведрота — ко мне. По расчетам становись».

— А в мирной жизни, когда снимаете форму, чем занимаетесь? — интересуюсь у Дениса.
— Я адвокат. Женат, двое детей.

— И как семья относится к вашему увлечению?
— Положительно. Жду не дождусь, когда детки подрастут и их можно будет брать с собой. У нас много семейных. Сегодня видел, как танкист шел с колясочкой, — добавляет Денис уже на ходу, торопясь встать в строй.

Не отдадим Москву

Пока организаторы готовятся к генеральному сражению, прогуливаюсь по музею. Бородино — памятник двух Отечественных войн: генерального сражения с французами и жестоких боев с фрицами. Встречаю экскурсовода Владимира Ушакова, он рассказывает, как развивались события осенью 1941-го.   

Фото: Алексей Куденко/РИА Новости— Уже через месяц после начала войны, 16 июля, госкомитет обороны принял решение строить Можайскую линию обороны. Она протянулась на 220 километров от Калуги и за Волоколамск. В Бородино приехали полторы тысячи метростроевцев, они соорудили железобетонные доты, которые до сих пор сохранились. Рабочие московских заводов рыли противотанковые рвы, делали лесные завалы, оборудовали траншеи для пехоты. В конце сентября гитлеровцы окружили под Вязьмой пять армий РККА. Когда враг вышел под Бородино, наших войск рядом практически не было. Немецкие танки могли оказаться в Кремле. В эти дни командующим Западным фронтом назначается Георгий Жуков. Он спешно организует оборону. По тревоге поднимают курсантов московского военно-политического училища — 600 человек, направляют на Минское шоссе. Из-под Ленинграда прибывает 32-я стрелковая дивизия полковника Виктора Полосухина, состоявшая из 14 тысяч бойцов и командиров. Одна дивизия способна держать оборону в 10 километров, а 32-я «растянулась» на расстояние более 20 километров, потому что требовалось закрыть этот рубеж. Гитлеровцы не ожидали никакого сопротивления. 12 октября на тех редутах и флешах, где когда-то сражались солдаты Кутузова, начались бои. У нас сохранился документ начальника штаба 133-го легкого артполка Сарыгина, он пишет родным с Бородинского поля 13 октября: «Живу на поле Отечественной войны, где вел бой Кутузов. Силы наши крепки и дух тоже». Через девять дней он погиб.

Сражения шли неделю. Наши, уступавшие врагу и в технике, и в вооружении, не дали немцам прорваться в Москву. 18 октября гитлеровцы заняли Можайск, но это оказалось их последней победой на главном направлении. Там, на Можайской линии обороны, в районе Кубинки и Наро-Фоминска захватчики окончательно увязли. Вскоре начали прибывать войска из Сибири, Дальнего Востока. 22 октября фашистов остановили в районе Дорохова. Но какой дорогой ценой...

«Бородино! Тверда земля твоя! / Одно твое торжественное имя / Выводит павших из небытия / И чудодейно властвует живыми!» — цитирует экскурсовод поэта Сергея Васильева.

О любви к Родине

События той осени из года в год уже более 20 лет пытаются восстановить военно-исторические реконструкторы. Движение возникло в 1980-е, и с каждым годом его ряды пополняются новыми участниками.

— Мы не допускаем к сражениям несовершеннолетних, — рассказывает главный организатор реконструкции, президент Международной военно-исторической ассоциации Александр Валькович. — Возраст участников — от 18 до 60 лет. Каждый год разрабатываем новый сценарий. Многое зависит от размещения и от того, какая техника будет доступна. Восстанавливаем события по воспоминаниям ветеранов — участников этих боев, они делились с нами информацией еще в 60–80-е.

Фото: Алексей Куденко/РИА НовостиПо словам Александра Вальковича, увлечение реконструкциями захватывает навсегда, на всю жизнь. В движении есть отставные офицеры Советской и Российской армии, предприниматели, студенты, юристы, адвокаты, региональные чиновники, историки.

— Приезжает много семей с детьми. Ребята надевают пилотки, просят отстрелянные гильзы. И это очень хорошо, поскольку помогает подрастающему поколению лучше узнать нашу историю, — рассуждает Александр Валькович.

— Подобные праздники дают возможность всем, особенно молодежи, проникнуться великими событиями прошлого, судьбами людей, готовых положить жизнь за Отечество, — подтверждает Владимир Ушаков. — У нас одна земля — наша, родная. И хочется, чтобы и молодые поколения по-настоящему любили ее. Чтобы помнили — мы русские люди.


Фото на анонсе: Алексей Куденко/РИА Новости



Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть