Человечек с ружьем

23.02.2013

Татьяна УЛАНОВА

Что подарить сыну в День защитника Отечества? Может, танк, пулемет или пистолет?

Перед праздником интернет-магазины, торгующие детскими товарами, создают специальные разделы: «К 23 февраля». Пневматический пистолет с пульками, водяной бластер «Электрошторм», парабеллум с кобурой, винчестер «Линчеватель» с дротиками, шестизарядный револьвер с мишенями, снайперская винтовка с лазерным прицелом... Выбор огромен. Но меня, как маму четырехлетнего мальчика Степы, почему-то не впечатляет.

Понимаю: когда-нибудь игра «в войнушку» в жизни Степы наверняка появится. Но покупать «стрелялки» по собственной воле не планирую. Хотя не имею ничего против того, чтобы отец показал сыну охотничье ружье и объяснил, зачем оно нужно. А сама при случае рассказываю, что прадед Степы, Петр Архипович Уланов, прошел всю войну...

— Дети всегда играли в войну, но сейчас в моде больше полицейские и бандиты, — комментирует психолог Центра психолого-педагогической экспертизы игр и игрушек Московского психолого-педагогического университета Елена Шеина. — Нужно ли игрушечное оружие — большой вопрос. Важно, что чадо делает с ним, куда направляет, что говорит при этом. Игра ведь предполагает не просто манипуляции с предметом, но выход на другой уровень развития — в обретении смысла действий, в отношениях с людьми. Почему есть враги, почему нужно с ними бороться? Просто бег и стрельба — очень низкий уровень игры. Если же мы говорим о пистолете с пульками, которые должны попасть в цель, то это и не игра вовсе, а стрельба. Многое зависит от взрослых. Часто папа покупает сыну то, что нравится ему — папе, во что он сам поиграл бы с удовольствием...

— А если родители не считают нужным покупать ребенку автоматы-пулеметы?

— Попытка полностью исключить из жизни ребенка «оружие» — утопия. Во-первых, сделать пистолет он при желании сможет из чего угодно, а во-вторых, иногда лучше купить заветную «стрелялку»: мальчик поиграет и успокоится. Хуже, если затаит обиду на родителей, не купивших автомат.

— Справедливо ли утверждать, что слишком увлеченные «войнушкой» мальчики более агрессивны?

— Вряд ли милитаризованные игрушки развивают агрессию. Если она есть, то в любом случае проявится. Но, без сомнения, автомат в руках ребенка провоцирует его на соответствующее поведение.


Не стреля-я-яй!

Екатерина Трифонова, кандидат психологических наук, Московский институт развития образования, лаборатория им. А.В. Запорожца:

— Некоторые страны устраивали показательное уничтожение военизированных игрушек как призыв отказаться от них. Но если мальчишке в силу каких-то внутренних или внешних причин нужно отыграть подобный сюжет, он найдет похожий на пистолет сучок или прицелится, выставив указательный палец: «Ба-бах!». Поэтому заботиться нужно больше не об игрушках, а о впечатлениях ребенка.

Игра развивает ребенка при условии, что в ней есть роли и сюжет, выстраиваются межличностные отношения. Даже если малыш играет один, у него есть придуманные партнеры: союзники, противники. А если игра еще имеет правильное содержание — мальчик воображает себя защитником, то развивающая функция дополняется воспитательной.

«Войнушкой» можно многому научить. Не мною замечено: в игре все не настоящее, кроме чувств и эмоций. Помню, дошкольницей моя старшая дочь «стреляла» из пистолета, попавшего к ней от двоюродного брата. И однажды «выстрелила» в меня. Выразительно, как в замедленной киносъемке, под восторженный хохот ребенка я изобразила падение и осталась лежать на полу с закрытыми глазами. Хохот продолжался. Потом стал тише. Раздалось: «Ну ладно, я больше не играю». Я не двигалась. Смех прекратился. Послышалось неуверенное: «Мама?» Маленькие ручки стали теребить меня. Наконец эмоции достигли пика. С полным отчаяния голосом и настоящими рыданиями дочь закричала: «Мама!!!» Только тогда я открыла глаза и сказала: «Никогда! Запомни: НИКОГДА не стреляй ни в кого живого!» Игры с пистолетом продолжались, но больше моя дочь уже не целилась ни в людей, ни в животных. И даже авторитетно объясняла приятелям, почему этого делать нельзя.

Дело не в пистолете, а в человеке, который его держит. С оружием шли на смерть герои. С военизированной игрушкой, а чаще — с самоделкой — повторяли их подвиги мальчишки. Сегодня, пытаясь упростить жизнь себе, взрослые, вместо того чтобы воспитывать человека, запрещают «плохие» и подсовывают ему «развивающие» игрушки. Но, если ими подменяют эмоционально и познавательно насыщенное общение со взрослым, они теряют большую часть своего развивающего эффекта. Как писал Ушинский: «Вы купите для ребенка светлый и красивый дом, а он сделает из него тюрьму; вы накупите для него куколки крестьян и крестьянок, а он выстроит их в ряды солдат; вы купите для него хорошенького мальчика, а он станет его сечь: он будет переделывать и перестраивать купленные вами игрушки не по их назначению, а по тем элементам, которые будут вливаться в него из окружающей жизни, — и вот об этом-то материале должны более всего заботиться родители и воспитатели». Многие педагоги и психологи потом приводили в своих работах эту цитату, но глубинный ее смысл, видимо, нам еще предстоит понять.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть