Откуда у парня шахидская грусть

17.01.2014

Александр АНДРЮХИНВладимир ПЕРЕКРЕСТ

В первые дни нового года около десятка человек, пострадавших в ходе терактов в Волгограде, выписались из клиник и вернулись домой. В больницах Волгограда, Москвы и Санкт-Петербурга остаются еще 45 пострадавших. Следствие пока не называет конкретных виновников трагедии, однако нельзя не заметить тревожную тенденцию: в ряды исламских террористов вовлекается все больше юношей и девушек с русскими фамилиями.

ФОТО: РИА НОВОСТИНикто не хотел замечать

Нельзя сказать, что теракты в Волгограде стали для правоохранителей полной неожиданностью. Еще в июле в очередной раз воскресший Доку Умаров объявил на своем сайте, что собирается атаковать олимпийские объекты в Сочи.  

В октябре этого года российским спецслужбам стало известно, что в Дагестане для совершения этих (а возможно, и иных) терактов были подготовлены 49 боевиков, в их распоряжении находится автомобиль «ЗИЛ-5301» («Бычок»), груженный взрывчаткой. По оперативным данным, их путь должен был проходить через Краснодарский край. 

Автор этих строк, находившийся в начале ноября в Кущевском районе Краснодарского края, лично видел кордоны, которые были установлены на возможном пути следования террористов, и трижды подвергался досмотру и проверке на причастность к исламистскому подполью. Все водители автобусов, маршруток и такси Краснодарского края имели ориентировки на разыскиваемых бандитов. 

Подъезды к Сочи были взяты под жесткий контроль. У боевиков не оставалось шансов проникнуть в город. Очевидно, что в такой ситуации они должны стремиться произвести теракты в других местах. В каких? С одной стороны, наибольший резонанс (а без него теряется смысл акции) могли вызвать взрывы в Москве или, например, в Санкт-Петербурге. Очевидно, что правоохранительные органы это понимают, и в обеих столицах были предприняты повышенные меры безопасности. Что, разумеется, не стало секретом для террористов.

Где же тогда? Конечно, задним умом мы все крепки. Но сегодня выбор кажется предельно логичным — те регионы, которые не являются мусульманскими, но где достаточно сильно ваххабитское движение. Внешним проявлением является заметное присутствие на улицах, а особенно в государственных учреждениях мужчин и женщин в традиционных мусульманских одеждах, агрессивная и нередко успешная борьба за право носить хиджабы в школах. Разумеется, такие проявления — признак того, что местные власти и правоохранительные органы не в силах противиться распространению «зеленого пояса» в своем регионе. 

Вспомним: тот же Умаров еще в 2007 году заявил, что намерен исламизировать Ставрополье, Краснодарский край, Астрахань, Самарскую, Саратовскую и Волгоградскую области. Это и есть зоны риска. О том, как вытесняют русских, например, из Ставрополья, «Культура» подробно писала в расследовании «Русский исход» (см. №44 за 6 – 12 декабря 2013 г.). Похожая ситуация и в других перечисленных регионах. Так что далеко не случайно, что последние теракты произошли именно в Волгограде и Пятигорске (Ставропольский край). Где возможны следующие жертвы — см. выше. 

Направление главного удара

Напомним, как развивалась террористическая атака, развернутая в последние месяцы ушедшего года. Направление главного удара — Волгоград. 21 октября произошел взрыв в автобусе. Погибло 8 человек, включая саму террористку, ранено 37. В ходе расследования выяснилось, что взрывное устройство привела в действие 30-летняя уроженка республики Дагестан Наида Асиялова, находившаяся в федеральном розыске. Снарядил бомбу ее сожитель — 21-летний русский парень из подмосковного города Долгопрудный Дмитрий Соколов. 

29 декабря в городе снова прозвучал взрыв — на железнодорожном вокзале. Погибли 18 человек, более 40 пострадали. По предварительным данным, теракт могли совершить двое. На теле девушки был закреплен пояс шахида, а привел его в действие молодой человек. На месте взрыва был обнаружен мужской палец с кольцом от гранаты, а по записи с камер наружного наблюдения, сопоставляя различные детали, удалось предварительно установить, что это был молодой человек славянской внешности.

В городе ввели повышенный уровень террористической опасности. Однако на следующий же день рано утром прозвучал еще один взрыв — на этот раз в троллейбусе. Погибли 16 человек, около 30 пострадали. По некоторым данным, к взрыву мог быть причастен Павел Печенкин, ранее работавший фельдшером на «скорой помощи» в республике Марий Эл. Он примкнул к дагестанским боевикам весной 2012 года, принял ислам и сменил имя на Ансар Ар-руси.

В этот же день хоронили жертв теракта, совершенного в другом регионе из «списка Умарова» — Пятигорске. 27 декабря у здания местного ГУВД прогремел чудовищной силы взрыв — мощность находящегося в припаркованной неподалеку машине взрывного устройства составляла 50 кг в тротиловом эквиваленте. Погибли трое случайных прохожих. Само здание ГУВД не пострадало, но предполагается, что целью атаки было именно оно — уж слишком мощным был заряд, в десятки раз мощнее, чем, например, в волгоградских терактах. Взрыв же, скорее всего, произошел самопроизвольно, когда машина с фугасом стояла на рубеже выдвижения. 

Под зеленым знаменем 

Отличительная черта последних лет — в угар исламистского террора вовлекаются славянские юноши и девушки. Впрочем, первые русские, принявшие ислам, появились еще во время афганской войны. Распространено мнение, что пределом отступничества тогда считалось не вернуться в Россию, остаться на Востоке. К сожалению, это не так. Как сообщил «Культуре» один из служивших в Афганистане офицеров, уже тогда десятки попавших в плен советских солдат не только приняли ислам и сменили имена, но и с оружием в руках воевали против недавних товарищей. Особо запомнилась нашему собеседнику диверсионная группа из 5-6 человек, полностью перешедшая на сторону врага и совершавшая затем рейды против советских войск. К слову, личным телохранителем Ахмада шах Масуда, не раз спасавшим ему жизнь, стал пленный советский солдат Николай Быстров. Впрочем, есть и другие примеры — наша газета, например, писала о восстании советских военнопленных в лагере Бадабер под Пешаваром (№37 за 18 – 24 октября 2013 г.). Все смельчаки погибли. 

ФОТО: ИТАР-ТАССПопадали русские и в ряды северокавказских боевиков. Некоторые по принципу дворовой дружбы — например, для жителя Грозного Николая Лобова компания чеченских пацанов, с которыми он провел все детство, оказалась ближе, чем остальная Россия. С автоматом в руках он прошел две войны и попался позже на похищении с целью выкупа российских военнослужащих. Как и в афганскую войну, на сторону кавказских бандформирований переходили некоторые захваченные в плен российские солдаты. Как правило, им доверяли минно-взрывные работы. Одним из асов диверсионного дела следствие считало бывшего морпеха Сергея Тиунова, лишившегося в ходе чеченской кампании одной ноги, в другой же засело 27 осколков. Так что боевики в буквальном смысле носили его на руках. Примечательно, что в суде доказать его причастность к терактам не удалось, хотя он и был схвачен с сообщниками в машине со взрывчаткой. В результате бывший морпех получил два года исправительных работ за самовольное оставление части, которые и отбыл, пока длилось следствие.  

Сегодня славянская молодежь примыкает к исламистам абсолютно добровольно. Впрочем, так ли уж добровольно? Наших соотечественников сотнями обрабатывают в соцсетях. Методика вербовки различается: на юношей действуют одни приемы, на девушек — другие. Кто же рискует попасть под «зеленое знамя» джихада?

— Если говорить о девушках, то в основном это не сформировавшиеся личности, без каких-либо убеждений и устремлений в жизни, — пояснил «Культуре» психолог Михаил Виноградов. — Вечные троечницы в учебе и по жизни. Как правило, это дети матерей-одиночек, и у них в голове только одна мысль — поскорее выйти замуж и не повторить судьбу матери. Такие девушки день и ночь проводят на сайтах знакомств и становятся легкой добычей для вербовщиков. 

Вот как рассуждает одна из потенциальных жертв у себя в блоге: «Мальчиков мало, а замуж выходить надо. Выйти за мусульманина — тоже вариант. Пусть я буду второй или третьей женой, но зато буду обеспеченной, потому что мусульмане в отличие от русских более ответственно относятся к семье, и я гарантированно рожу детей. Также у меня будет пусть не частый, но регулярный секс…»

Обратной дороги нет

У девушек, которые уезжают на Кавказ в надежде на замужество и большую любовь, обратной дороги уже нет. Только в считанных случаях их удается вернуть обратно к родителям. 

— Я знаю только два таких случая, — рассказал «Культуре» источник в Национальном антитеррористическом комитете. — Это 16-летние студентки из астраханского медицинского колледжа, по причине их несовершеннолетия имен называть не буду. Истории совершенно одинаковые. Обе познакомились с симпатичными юношами в интернете. Те стали осыпать их комплиментами, говорить о серьезности своих намерений. Существует целая стратегия по оболваниванию девушек по переписке. В конце концов, обеих пригласили в Дагестан, одну — познакомиться с семьей, другую — замуж. Ту, которую позвали замуж, в Махачкале встретил отнюдь не юноша, а сорокалетний мужчина. Сказал, что ее возлюбленный «пал в неравной борьбе во имя Аллаха». И сейчас она должна поехать к его скорбящим родителям и выразить соболезнования. 

От неожиданности девушка согласилась. Ее отвезли на вербовочную базу в Махачкалу, которая находилась прямо в городе — под крышей (в прямом и переносном смыслах) ателье по пошиву одежды. Там ее стали обрабатывать. Заставили принять ислам. Дали новое имя. Потом перевезли за город — в поселок Семендер, где ею занялись арабские психологи. Стали внушать, что чистая, счастливая жизнь есть только на небесах, а здесь, на земле, лишь грязь, кровь и страдания. 

— Психологическое кодирование вербовщики сочетали с принуждением к употреблению наркотиков и сексуальными извращениями, ломающими психику, — продолжает наш собеседник. — Непонятно, как через три месяца девушка нашла в себе силы и сумела, ускользнув от внимания охранников, отправить матери sms: «Хочу домой». Женщина все поняла, сразу обратилась к нам, а вычислить местонахождение ее дочери — уже дело техники. 

Благодаря проведенной операции, вербовочную базу в Дагестане ликвидировали, а девушку возвратили матери. Кстати, в том же поселке Семендер 16 ноября была уничтожена бандгруппа из пяти террористов, куда входил и уже упоминавшийся подрывник из Долгопрудного Дмитрий Соколов. Но о нем чуть позже.

Вторую девушку вернули уже из леса. Ее мать сразу по исчезновении дочери обратилась в правоохранительные органы. Первым делом искать стали в Дагестане — именно там сейчас находится террористическое ядро. Судьба этой девушки тоже оказалась невеселой. Приехала в Махачкалу, встретил парень, с которым она переписывалась. Никакого добропорядочного знакомства с родственниками перед свадьбой не было. Просто начали сожительствовать, затем молодой бандит отвез ее все в тот же Семендер и передал своим товарищам: бежать девушке было некуда, защитить — некому. В поселке она пробыла около месяца, затем ее отправили в лес, скорее для обслуживания боевиков, чем для учебы подрывному делу, предполагает наш собеседник. 

В отряде уже была одна славянская девушка — тоже попалась на кавказскую удочку в интернете. 

— Когда боевиков накрыли, та подорвала себя гранатой, — рассказывает наш собеседник. — Не так, как бойцы себя подрывают, чтобы уничтожить и врага. Подрывать наших она даже не пыталась, хотя технически, думаю, у нее такая возможность была. Так что ваххабиткой, как ни старались бандиты, она так и не стала. Думаю, ей просто все надоело, и она решила свести счеты с жизнью, не желая, чтобы о ее позоре узнали близкие.

Вторая же, студентка из Астрахани, подняла руки и сдалась. Сейчас она и другая освобожденная девушка, оправившись от шока, активно сотрудничают со следствием. 

Ловушка для мужчины

О том, как ломают психику будущим славянским смертницам через половые извращения, можно прочесть на мусульманских сайтах. Надо сказать, что там немало и здравых умов, которые активно осуждают радикализм. Тех, кто готовит террористов-смертников, они единодушно называют шайтанами ислама.   

«Эти уроды шайтана, пользуясь наивностью и безграмотностью молодых девушек, совершают никях (женитьбу) через интернет, иногда даже по телефону! — раскрывает глаза собеседникам один из таких авторов, назвав свое выступление «Азбука имама». — Если так не получается, то они приглашают их на свои секретные собрания, которые проходят на съемных квартирах, и начинают вести скрытую агитацию, вливая в безграмотный в вопросах религий мозг девушек свои черные идеи. Ваххабиты внушают им, что цель жизни мусульманки — не богатство этого мира и не поиск знаний, а секс с братьями мусульманами. Попав в хитро расставленные сети, бедные девушки переходят из одних рук в другие, совершая кругооборот внутри группы. Иногда ваххабиты сами предлагают их своим друзьям на временное пользование, внушая девушкам, что им надо переспать со всеми салафитами, чтобы в крови были следы спермы от всех мусульман, потому что все мусульмане — братья».

«Что, кроме пояса смертницы, можно ожидать от ваххабиток, которые прошли через десятки мужчин, как дешевые девицы легкого поведения?» — риторически вопрошает автор.

Но если недалеких славянских девушек заманивают в смертницы восточной любовью, парней завлекают совсем по-другому. 

— В поле зрения ваххабитов попадают легко возбудимые и неудовлетворенные собой юноши, по большей части не имеющие цели, — говорит психолог Виноградов. 

То есть люди не бездумные, отнюдь не дураки. Просто те, кого не устраивает окружающая жизнь, но что делать и как ее изменить, они не знают. Радикальный ислам с готовностью эту цель подбрасывает. Молодым людям внушают, что в мусульманском мире больше справедливости, чем в христианском.  

— Им рассказывают, что в арабских странах доходы от нефтедобычи распределяются среди всего населения, а не только среди элиты, как в России, — рассказывает нам о том, как ведется вербовка, источник в НАК. — На первом месте там семейные и общечеловеческие ценности, а не прибыль. В мусульманских странах нет брошенных детей, бомжей, спившихся и опустившихся людей. Народ там трудолюбивый, честный, обязательный. Запрещена пропаганда непристойностей и плотского греха.

ФОТО: РИА НОВОСТИЯрчайший пример такой обработки — Дмитрий Соколов. О том, насколько глубоко он проникся ваххабитскими идеями, можно судить по его последнему телефонному разговору с матерью. Напомним, к этому моменту спецоперацию в поселке Семендер под Махачкалой на время приостановили. Трое ваххабитов из пяти, засевших в доме, были уже убиты. Остался только Соколов с подельником. Сдаваться они отказались. Спецназовцы дали ему возможность позвонить матери в надежде, что хоть та отговорит сына от кровопролития. Соколов, давно отрезанный ломоть, согласился. Но сказать что-то путное так и не смог. Как заведенный, повторял просившей его сложить оружие матери, что его уже ждут в раю. Что отец и мать, хоть он их любит и уважает, будут гореть в аду, если не примут истинную веру... 

Полное содержание этого достаточно долгого разговора можно найти в интернете — читать его равнодушно невозможно. Соколов тверд духом, прием наркотиков и психотропных препаратов, о чем с беспокойством спрашивает мать, отрицает. Это вера, говорит он ей. Свое духовное становление Соколов проходил в столичной мечети в Отрадном. Там же и познакомился с Наидой Асияловой (той, что взорвала автобус в Волгограде), вместе с которой позже снял квартиру. По его просьбе она свела его с ваххабитами. Сначала предполагалось, что более взрослая женщина втянула мальчишку в опасную игру. Однако позже выяснилось, что Наида выросла в детдоме, потом жила у приемных родителей, с ранних лет подвергалась сексуальному и психологическому насилию, а к 30 годам приобрела целый букет заболеваний. Она производила впечатление очень управляемого человека, так что первую скрипку в их отношениях играл, скорее, Дмитрий.  

Впрочем, некоторые собеседники считают, что роль «русских ваххабитов» значительно преувеличена. Основную массу боевиков составляют все же жители Северного Кавказа. Сделать так, чтобы они не уходили в лес, — вот главное направление в борьбе с терроризмом.

— К сожалению, мы боремся только со следствием, а не с причиной, — сетует советник председателя НАК Андрей Пржездомский. — Молодые люди на Северном Кавказе не от хорошей жизни уходят в лес. Они брошены государством. Себя не находят. У них нет работы, перспектив. Поэтому и становятся легкой добычей для вербовщиков. Ключевое направление в борьбе с терроризмом — отнюдь не выявление подпольных лабораторий, где изготавливают взрывчатку, а работа с гражданами.

Кто заказывает взрывы

Официально на вопрос о заказчиках терактов правоохранительные органы ответить пока не готовы — ведется следствие. Однако можно назвать несколько наиболее вероятных версий.

1. Доку Умаров. В интернете распространен его призыв бороться с «неверными», в частности блокировать Олимпийские игры, которые оскорбляют память кавказских народов, якобы когда-то живших на этих землях. Теракты организованы на личные средства небольших банд, объединенных по семейному, клановому принципу. 

2. Под видом «борьбы с неверными» бандподполье Дагестана добивается вливания в республику огромных средств из федерального бюджета. По сути, это вымогательство в государственном масштабе. Деньги на «джихад» собирают с соплеменников-предпринимателей.

3. Теракты организованы на деньги Катара и Саудовской Аравии, продвигающих ваххабитские идеи. 

4. Нити тянутся из США. «Америка проводит карательную террористическую операцию на оккупированной территории с целью приведения к покорности населения России», —  сказал корреспонденту «Культуры» депутат Госдумы, координатор Национально-освободительного движения Евгений Федоров. По его мнению, наша страна была колонизирована Штатами в 1991 году. Но сейчас она становится все более самостоятельной и грозит разрушить колониальную систему США. Теракты накануне Олимпийских игр — мера запугивания.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть