Ботаник и «Баядерка»

10.01.2013

Елена ФЕДОРЕНКО, Сочи

В теплом Сочи и зимой олимпийские объекты растут, как на дрожжах. Но в предвкушении зимы-2014 город ищет поводы жить празднично и гордо в настоящем. Три славных юбилея — 120 лет со дня основания парка «Дендрарий», 135 лет балету «Баядерка» и 175 лет со дня рождения Сергея Николаевича Худекова — отметили сочинцы в канун Нового года.


Созидатель 

Местным жителям и гостям раздают памятные открытки: «Спасибо за Ваше отношение к истории и к людям, которые делают Россию великой». Справедливый пафос посвящен Сергею Худекову, с чьим именем переплелись различные исторические сюжеты. Рязанский дворянин и петербургский житель, Худеков основал сочинский «Дендрарий» и он же, сподвижник великого хореографа Петипа, написал либретто «Баядерки». «Хочется, чтобы каждому сочинцу этот замечательный человек был близок и каждый знал бы о его заслугах. Сегодня мы переживаем особый — олимпийский — период и пишем историю любимого города», — говорит вице-мэр Сочи Ирина Романец на одном из юбилейных мероприятий. Их много, и проходят они под общим названием «С.Н. Худеков — личность созидателя».

Еще недавно редкий человек знал, кто такой Сергей Худеков. Почитаемое в прошлом столетии имя в советские годы не вспоминали. Только несколько лет назад Юрий Григорович, чей балетный конкурс обосновался в Сочи, заговорил о создании музея в доме Сергея Худекова. Городу повезло с уникальным краеведом: Дмитрий Кривошапка по крохам собирает биографию Худекова, буквально ночует в архивах, ищет очевидцев и потомков, разбросанных по белому свету. 
Тройственный юбилей отметили широко. Юные артисты детской мастерской те­ат­ра и ки­но пред­ста­ви­ли му­зы­каль­ную ко­ме­дию по мо­ти­вам рас­ска­за Чехова «Последняя могиканша». В ху­до­жес­твен­ном му­зее выставили артефакты жизни и деятельности худековского рода, рядом — костюмы звезд российского балета. Раритетные экспонаты добыл тот же Кривошапка в музейных фондах Большого и Мариинского театров. Легендарную «Баядерку» в дни юбилея станцевали на сцене Зимнего театра артисты Краснодарского театра балета Юрия Григоровича. Там же, в фойе, устроили на­уч­ные чте­ни­я с участием столичных критиков, местных кра­еве­дов, ден­дро­ло­гов и сочинской интеллигенции. Потомки юбиляра и сочинившего музыку «Баядерки» композитора Людвига Минкуса на вечере в Зале органной и камерной музыки рассказывали о Худекове — личности ренессансного размаха.
Масштаб праздника и внимание к нему со стороны администрации города свидетельствовали, что возрождение забытого имени — отнюдь не имиджевый проект. Вспомнить о красиво прожитой жизни Худекова — значит восстановить историю города, который стремится стать мировым центром культуры. «Олимпийский период» — тому в помощь. 


Герой войны 

Судьба подарила Худекову долгий век. Он появился на свет в год, когда не стало Пушкина и когда в Москве учредили особую комиссию по созданию Храма Христа Спасителя. Ушел — когда советская власть разменяла второй десяток. Прожил 90 лет. Из биографий, подобных его, можно составить сюжеты нескольких жизней. Просветитель, юрист, издатель, журналист, драматург, историк балета, землевладелец, конезаводчик, животновод: за что бы ни брался, в любом деле достигал образцовых результатов. Научные работы Худекова вошли в энциклопедии естественных наук.
Дом, где родился Сергей Николаевич, находился в центре Москвы, на Тверской улице, рядом с церковью Благовещения Божией Матери. В большой и дружной семье — из тех, что подарила Отечеству немало военных, врачей и земских предводителей, он усвоил кодекс дворянской чести. Окончив юридический факультет Московского университета, убежал в действующую армию, где примкнул к своим старшим братьям на кровавых полях Крымской войны. Пули пролетали мимо. Старший брат Василий — герой обороны Севастополя — погиб, второй брат, Арсений, получил два ранения, а Сергей вернулся в Москву живым и здоровым, с медалью на Андреевской ленте за храбрость, доблесть, отвагу и мужество. В годы службы его потянуло к литературе, военные очерки он посылает в петербургские газеты. Их печатают. Оставив службу, молодой майор влюбился, его избранницей стала Надежда Страхова, чей отец всеми силами противился браку, не сулившему материального достатка. Да и литературное будущее претендента на руку дочери представлялось ему сомнительным. Пришлось улыбчивому и артистичному жениху невесту похитить. Много семейных лодок разбивается о быт, но только не худековская. Сергей и Надежда прожили дружную и счастливую жизнь длиною более полвека. 


Жало, Жорж, Фигаро

КОНСТАНТИН МАКОВСКИЙ. 1890

Под такими псевдонимами появлялись пьесы, водевили, комедии, выходившие из-под пера Худекова — их ставили на петербургской сцене, и они пользовались успехом. Молодая жена литератора тоже баловалась письмом, занималась переводами, но оба мечтали освободиться от редакторского произвола. Тогда и решили затеять собственное издательское дело. Арендованная и вскоре выкупленная Худековым «Петербургская газета» в 1870 году выходила несколько раз в неделю, на одном листке, тиражом в 600 экземпляров. 
Худеков как редактор и издатель оказался талантливым менеджером: за время его руководства «листок» превратился в ежедневную серьезную трибуну, в четыре раза увеличился его объем, тираж вырос до 24 тысяч.
Кодекс журналистской чести Худеков сформулировал четко: писать быстро, кратко, честно. Среди читаемых и почитаемых авторов «Петербургской газеты» времен Худекова — молодые Николай Лесков, Павел Гнедич, Алексей Плещеев, Владимир Немирович-Данченко. В типографию Худекова, чье помещение сегодня занимает Театр Ленсовета, принес свой рассказ «Последняя могиканша» начинающий беллетрист Антон Чехов. В мае 1885 года состоялся газетный дебют Антоши Чехонте. 
В доме Худековых всегда было шумно. Шестеро детей: три родных сына, два приемных, и на воспитании — любимая племянница. Общительные хозяева слыли хлебосолами — от обилия гостей дом подчас напоминал гостиницу или постоялый двор. «Пять пудов любви» — как по Чехову — определяли внутренние сюжеты дома. Тоже неслучайно, ведь здесь, у Худековых, встретились Чехов и Лидия Авилова, родная сестра хозяйки дома. 
Об этой скрытой роковой любви и редких свиданиях — рассказы Инны Гофф, воспоминания самой Авиловой «Чехов в моей жизни». А как не поверить бунинским словам: «…до сих пор многие думают, что Чехов никогда не испытал большого чувства. Так думал когда-то и я. Теперь же твердо скажу: испытал! Испытал к Лидии Алексеевне Авиловой». И уже воображение рисует картины встреч Чехова с Авиловой — «высокой красавицей с густой русой косой» — на литературных вечерах, на вокзале, в палате Остроумовской клиники. У Авиловой — муж и дети. У Чехова принцип: не желать жены ближнего, ведь на свете немало незамужних дам. Сколь прекрасен эпизод: Лидия посылает Чехову брелок в форме книги с зашифрованными словами: «Если тебе понадобится моя жизнь, то приди и возьми ее». Встречаются на маскараде, Чехов говорит, что ответит на послание со сцены. И отвечает в самой загадочной своей пьесе «Чайка» словами писателя Тригорина: «Как грациозно! (Целует медальон.) Прелестный подарок. <…> Отчего в этом призыве чистой души послышалась мне печаль, и мое сердце так болезненно сжалось? <…> Такой любви я не испытал еще...» 


Бог и баядерки

Удачливый издатель, получивший от собственной газеты не только головокружительный капитал, но и свободу литературного слова, Худеков культивировал в себе еще одну пламенную страсть — любовь к театру. Он — постоянный зритель своих пьес, идущих в Александринском театре, и завсегдатай балетных спектаклей, театральной страсти отдается с приключенческим азартом и пытливым умом, пишет рецензии, либретто, собирает балетные реликвии. Прима-балерина Мариинского театра Екатерина Вазем вспоминала, что «в среде балетоманов Худеков пользовался известным авторитетом как бесспорно самый просвещенный из них знаток балетного дела». Рецензии и заметки Худекова — чтение прелюбопытное. Например, он пишет, что из всех «девиц для танцев» Мари Камарго (французская танцовщица XVIII столетия) породила моду a’la Камарго в аристократических салонах; Матильду Кшесинскую называет генеральшей от Терпсихоры. 
Балет «Баядерка», созданный по мотивам баллады Гёте «Бог и баядерка» и эпосу Калидасы «Шакунтала» (петербургская премьера состоялась 23 января 1877 года), включает в себя сцену теней — чистейший образец классики. Медитативный выход вереницы белоснежных теней умерших баядерок — идея Худекова, подхваченная Петипа и возведенная им в статус балетного симфонизма. Белые «Тени» «Баядерки» с печальными «вздохами» арабесков, которые повторяются один за другим в исполнении 64 танцовщиц — раритет петербургской балетной культуры, его гордость. «Баядерка» никогда не покидала петербургских подмостков. 
Балетная коллекция Худекова составляла около 20 тысяч рисунков, программок, картин, фотографий, открыток, писем, документов. Деятельная натура Худекова и тут искала выход — конечно, писать «Историю танцев всех времен и народов». В плане — шесть томов, три первых выходят в 1914-1916 годах. Четвертый — самый роскошный, посвящен истории русского балета (от плясок при Борисе Годунове и Самозванце до дягилевских «Русских сезонов» в Париже) — с барельефом Терпсихоры из слоновой кости на кожаном переплете — горит при пожаре типографии. От свежеотпечатанного тиража остаются три или пять (тут мнения расходятся) экземпляров, вынесенные накануне. По ветхому четвертому тому — сиротливому и утерявшему обложку — спустя почти столетие, в рамках некоммерческой программы по поддержке культуры выпустили репринт тиражом 500 экземпляров. Интересно, что каноническая история балета, написанная в советские годы, опирается на периодизацию, предложенную Худековым.  


«Анна» на шее

«Историю танцев» Сергей Николаевич писал уже в Сочи. Собственно, такого города в то время не существовало, — был приморский посад Даховский на южной окраине Российской империи. Большой участок бесхозной земли на склоне Лысой горы Худеков приобрел в 1890 году. Говорят, идею подал император Александр III, заботившийся укреплением державы по Черноморскому побережью Кавказа.
Для Худекова наступало время подведения итогов. Коллекции собраны, богатства нажиты, «Петербургская газета» отдана в руки старшему сыну и работает как безупречно отлаженный механизм. Однако стремление к новому — в крови, деятельная натура ведет вперед, и Худеков чем-то похож на чеховского Астрова в своем стремлении посадить как можно больше деревьев: «...те, которые будут жить через сто – двести лет после нас и для которых мы теперь пробиваем дорогу, помянут ли нас добрым словом?» 
Ни образование, ни городское воспитание не давали поводов заняться сельскохозяйственными работами. Был, правда, опыт, и значительный: Худеков давно собирал растения, принимал участие в выставке садоводства и плодоводства в Санкт-Петербурге. Посетители млели перед его коллекцией орхидей, роз, сирени, тюльпанов, гладиолусов. В Сочи живет легенда о том, что якобы Александр III поинтересовался у Худекова — отчего его розы столь ароматны? Худеков, улыбнувшись, признался — он-де подливает к корням горячий сладкий сироп, и тогда розы пахнут как весной. За участие в выставке Худеков получил от императора орден Святой Анны I степени.
В имении Ерлино Скопинского уезда Рязанской губернии Худеков развел более семи сотен сортов яблонь, груш, черешни, слив. Выбирал их в питомниках Европы, знал название каждого растения по латыни, сам занимался селекцией, за что и получил прозвище «Мичурин Рязанской земли». Держал конный завод, поставлявший рысистых лошадей в кавалерию, которую курировали великие князья. Президент всероссийского общества птицеводства, он к тому же имел 12 золотых медалей за уникальные породы голубей, фазанов, лебедей, гусей, уток, кур, индюков... Ерлинский парк как образцовый принес Худекову золотую медаль Всемирной выставки в Париже.
Родная средняя полоса и экзотические субтропики — истории разные. Правда, цветастая роскошь Лазурного берега Худекова восхищала, в Монте-Карло он выбирался едва ли не каждую весну. С тем же талантом первооткрывателя включился в освоение дикой земли. Сочинский дендрарий стал настоящим художественным произведением. Каждая парковая зона на манер музейного зала представляла свое искусство: средиземноморское, гималайское, кавказское, мексиканское… Среди изменяющейся год от года флоры — рукотворные беседки, вазы, фонтаны. Редчайшие образцы саженцев Худеков привозит из разных стран, сам копается в земле, с рвением колдует над побегами. И сегодня сохранились деревья, им посаженные, например, гигантская вашингтонская пальма, строгий бук и японская сакура. Белоснежной вилле с башенками дается имя жены: на «Надежде» чета проводит преклонные лета, причисляя себя к первым поселенцам этих мест. Парк всегда открыт, хозяева радуются всем посетителям.
Революция тяжелым катком прошлась по судьбе Худекова: пожар в типографии, закрытие «Петербургской газеты», национализация парка и дачи в Сочи. Когда громили рязанскую усадьбу, Худеков тщетно взывал не ломать имение: «... вы так не построите. Все это ваше, я ничего с собой не возьму». После смерти жены в 1918 году Сергей Николаевич переехал в Петроград, где в небольшой квартире сына и завершил свой земной путь. Погребен он на Никольском кладбище Александро-Невской лавры. 

«Дендрарий» Худекова, парковый музей с двумя тысячами редких растений, для нынешнего Сочи — символ города. На высокой вилле «Надежда» после реконструкции откроется музей балета, уже готова коллекция экспонатов — костюмы, в которых Русский танец исполняли Анна Павлова и Михаил Мордкин; произведенная в худековской гостиной запись «Умирающего лебедя» в исполнении балерины и кинодивы Веры Каралли; книги, крошечная ручной работы крестильная рубашка племянницы, серебряная посуда с монограммой. Артисты, выступая в Сочи, оставляют в дар музею свои пуанты, — начало традиции положила солистка Берлинской Оперы Элиза Каррильо Кабрера после Зимнего фестиваля искусств Юрия Башмета. Путь к музею указывает скульптура «Танцовщица», изготовленная и установленная в парке по заказу самого Сергея Николаевича.  


Мероприятия, приуроченные к юбилею Худекова, продолжатся в 2013 году, реконструкция «Дендрария» — под пристальным вниманием мэра Сочи Анатолия Пахомова, поступают средства и из федерального бюджета, помогает Министерство культуры. Такова история уже современного развития города, заново открывающего имена своих героев. 

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть