Люди доброй воли

27.12.2017

Августин СЕВЕРИН

На прошедшей в первых числах декабря церемонии вручения Всероссийской премии «Доброволец России – 2017» президент Владимир Путин объявил 2018-й Годом добровольца и волонтера. Какие проблемы в этой сфере придется решать в первую очередь?

Фото: Александр Щербак/ТАСС

Прежде всего — кто такие волонтеры? В представлении большинства сограждан — по преимуществу молодые люди в одинаковых футболках, которые помогают в проведении маршей, фестивалей, чемпионатов и массовых акций.

— Действительно, чаще всего волонтеров мы видим на крупных многолюдных мероприятиях, — соглашается заместитель руководителя исполкома Общероссийского народного фронта в Москве Елена Мокрова. — Это событийные волонтеры: их собирают на конкретное событие, готовят, экипируют, обеспечивают, если нужно, горячим питанием. Дело очень важное, но это лишь одно из очень многочисленных направлений движения. Об остальных практически никто не знает. К сожалению.

Так, например, один из проектов, который сейчас реализуется в столице, — волонтерство в медицине. С одной стороны, студенты выполняют поручения медперсонала, но это лишь небольшая часть проекта: намного важнее то, что делают люди, для которых медицина не является основной профессией. Инициатор проекта — главврач Городской клинической больницы имени Виноградова Ольга Шарапова. Больница оказывает паллиативную помощь, то есть работает с пациентами, страдающими заболеваниями, которые не поддаются излечению. Основную работу делают профессионалы. Проблема в том, что пациентам этого недостаточно: прикованные к постели, они нуждаются в простом общении, в моральной и психологической поддержке. Похожие сложности и у людей, проходящих восстановление после сложных операций и инсультов. При всем желании медперсонал не сможет уделить им много времени, да и у близких, как правило, нет возможности постоянно находиться у больничной постели.

— В этой ситуации и приходят на помощь волонтеры: они читают книги, рассказывают новости, говорят о погоде, культуре, литературе, обязательно о чем-то позитивном, ведь если у человека хорошее настроение, то он и выздоравливает быстрее, — рассказывает Елена Мокрова. — Одного желания помочь — мало, добровольцы проходят очень жесткий отбор, к работе допускают лишь каждого пятого. Претендентов могут отбраковать, например, психологи, которые по результатам тестов и собеседований делают вывод, что человек не справится с этой трудной задачей.

Другое направление — образовательное. В Москве реализуется проект «Равные возможности детям», или как его еще называют, «Каждому ребенку — бесплатный кружок». Для многих семей дополнительные платные занятия — непосильная ноша. И здесь опять приходят на помощь волонтеры. К примеру, в недавно открывшемся парке «Зарядье» организованные добровольцами бесплатные секции работают дважды в неделю. Кружки также работают в общественных библиотеках, центрах социального обслуживания.

Впору спросить: а что, волонтеры есть только в Москве?

— Действительно, большинство крупных волонтерских инициатив реализуется в больших городах: география обширна — Новосибирск, Нижний Новгород, Пермь, отчасти Калининград, Санкт-Петербург, — рассказывает директор Союза волонтерских организаций и движений Владимир Хромов. — Справедливости ради стоит добавить, что идет тиражирование успешных технологий, поэтому в перспективе должна возникнуть разветвленная система некоммерческих организаций и волонтерских движений в России.

Отчасти проблему неравномерности решает такое явление, как выездное волонтерство: добровольцы из крупных городов отправляются в социальные и медицинские учреждения, расположенные в небольших населенных пунктах.

— Например, движение «Старость в радость»: волонтеры собираются на выходных в провинциальный интернат и устраивают творческие вечера, концерты, привозят подарки, иногда помогают по хозяйству, — продолжает руководитель союза. — Другой «выездной» проект называется «Подари дрова»: добровольцы выезжают к бабушкам в заброшенные деревни и колют им дрова или находят деньги, чтобы их закупить.

Есть и крупные экологические проекты: волонтеры из разных городов очистили Байкальскую экологическую тропу, восстанавливали экоцентры. Почти все заповедники взаимодействуют с волонтерскими экопроектами. Но этого, к сожалению, недостаточно.

— Социальное волонтерство в России развито плохо: потребность в помощи людям гораздо больше, чем существует движений, — констатирует Владимир Хромов. — Но это болезнь роста: все-таки у нас активное развитие этой деятельности началось примерно года с 1994-го, когда возникли первые правозащитные организации, затем, в начале 2000-х, началась эпоха спортивного волонтерства. То есть история движения в России, если не считать дореволюционные организации или советские движения (такие, как тимуровское), насчитывает не более четверти века.

Для сравнения, в Америке волонтерское движение начало развиваться после Великой депрессии, в Европе — после Второй мировой войны.

К сожалению, это не единственная причина слабого развития добровольчества: ему мешают общественные стереотипы. Пока еще распространено мнение о том, что в волонтеры идут люди, которые не востребованы, мол, они «занимаются непонятно чем», видимо, потому, что не могут найти себе «достойную» работу.

— Исследование, которое проводилось в прошлом году, показало, что около 75 процентов респондентов на вопрос, готовы ли они принять участие в волонтерском движении, ответили «нет»: либо вообще об этом не задумывались, либо для них это неважно, — продолжает глава союза. — А однозначно готовы участвовать 10–15 процентов населения. Это почва для работы с теми, кто мало информирован: люди в большинстве своем нормальные и хорошие, просто им нужно рассказать, показать, помочь научиться.

Поэтому распространение информации о движении — одна из важнейших задач государства.

Другая забота власти — создание нормативной базы для развития и поддержки волонтеров. Уже подготовлено четыре государственных документа в этой сфере. Первый — концепция развития добровольчества до 2025 года. Сейчас она в стадии рассмотрения, но скоро должна быть принята. Также подготовлен правительственный план поддержки и развития волонтерства, утвержденный вице-премьером Виталием Мутко. Третий документ — дорожная карта Агентства стратегических инициатив, это стандарт поддержки, которую региональные власти могут оказывать волонтерскому движению.

— И самый важный правовой документ — это законопроект о добровольчестве и волонтерстве, он вводит положения, которые определяют основные понятия, правила взаимодействия и полномочия разных органов власти, список примерных мер поддержки, — поясняет Владимир Хромов. — Он принят 22 декабря в первом чтении, до 20 января профильный комитет Госдумы ожидает правки от всех заинтересованных сторон.


Фото на анонсе: Kremlin.ru

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть