Россия двадцать лет спустя

14.12.2017

Софья МЕТЕЛКИНААндрей РУДАЛЕВ

Содержательный разговор о перспективах развития России — один из главных общественных и политических трендов года. Разумеется, отвечать на вопрос о том, какой будет страна, предлагается в том числе и молодежи. О чем думают и мечтают те, кто сегодня еще сидит за партой? Чтобы узнать это, «Молодежка ОНФ» провела конкурс «Образ будущего страны». Выяснилось, что участникам далеко не все равно, в какой России жить через 20 лет. Молодые люди подробно рассказали о том, каким они видят решение многих нынешних проблем — от образования и идеологии до ЖКХ, экологии и медицины. В интервью газете «Культура» координатор «Молодежки ОНФ», член комитета Госдумы РФ по экологии и охране окружающей среды Сергей БОЯРСКИЙ поделился своими впечатлениями от эссе, стихотворений и видеоматериалов, присланных на конкурс.

культура: Как бы Вы оценили работы в целом? Что порадовало? Что показалось важным?
Боярский: Отрадно, что участники связывают свое будущее с судьбой страны. Они растут ответственными людьми, оптимистами, нуждаются в справедливом старте, выступают против привилегий, готовы жертвовать своим временем во имя добра, милосердия, блага общества.

Это очень хорошая тенденция. Многие незаслуженно ругают нашу молодежь за то, что она «все время сидит в интернете и смотрит глупые сериалы». Как показал конкурс, это не так. Ребята очень серьезные, целеустремленные, и, помимо романтического оптимизма, присущего юности, в работах встречаются интересные предложения, основанные на приобретенных знаниях, первичных навыках в профессии. Они предлагают конкретные решения проблем в области права, медицины, градостроительства и энергетики.

культура: Нашлись и те, кто не слишком доволен происходящим в стране. Предлагают ли они что-то или только критикуют?
Боярский: Таких набралось два процента: они не то что не видят света в конце тоннеля — просто в основном занимались описанием проблем, а не поиском их решения. Трудностей действительно много, но о них нужно не только говорить, масштабировать, но всегда стараться обозначить выход из ситуации. В подавляющем числе работ есть стержень, главная мысль: от каждого человека и его поступков зависит не только собственное будущее, но и судьба страны.

культура: Разброс по возрастам очень широкий: есть подростки 15–17 лет, а есть те, кому больше тридцати лет. Получается, между некоторыми конкурсантами разрыв в целое поколение.
Боярский: Важно, что 64 процента участников — это те, кому 15–17 лет, возраст 33 процентов конкурсантов — 18–23 года. А вот молодежь от 24 до 35 лет проявила наименьшую активность, их всего 3 процента.

На мой взгляд, более активное участие школьников во многом связано с тем, что письменную работу удобнее выполнить тем, кто этим постоянно занимается. Даже мне сейчас сесть и написать четыре страницы текста, наверное, сложнее, чем человеку, который позавчера работал над большим сочинением.

культура: Почему в центре внимания оказалась проблема образования?
Боярский: О ней писали люди, которые сейчас находятся в процессе обучения. Они видят, что все далеко не идеально. И, к сожалению, сегодняшней системе образования далеко не всегда удается сформировать индивидуальный подход к ученику. Я и по себе прекрасно помню (несмотря на то, что школу окончил двадцать лет назад), как мучились наши гуманитарии на точных науках и, наоборот, как наши будущие Лобачевские с трудом кропали сочинения.

Это не означает, что среднее образование не должно быть разносторонним. Наша школа всегда славилась своей разнонаправленностью, и образованный человек, гражданин России, должен быть эрудирован во всех сферах. Но все же искать молодые таланты и давать им возможность раскрываться именно в той сфере, в которой у них лучше всего получается, — вот задача, которая стоит перед страной.

Очень многие ребята говорили о проблемах школы, в числе которых — система оценки знаний, начиная с ЕГЭ и заканчивая нашей пятибалльной системой: она ведь не всегда дает объективную и честную оценку тому, как ребята на самом деле знают предмет и ориентируются в нем.

культура: Удивило, что темой «Культура» участники конкурса заинтересовались меньше всего. Почему?
Боярский: Это естественное следствие того, что вопросы культуры сегодня в России недооценены.

На мой взгляд, роль гуманитарной сферы как фундамента нации и цивилизованного общества понятна далеко не всем чиновникам, принимающим решения. К сожалению, и многие родители, воспитывающие детей, не до конца осознают проблему.

Когда я учился в школе, у нас были обязательные походы в театр. Мы всегда сверялись со школьной программой — читали книгу и сразу шли смотреть спектакль, чтобы закрепить знания.

Сейчас проблема состоит в том, что если ты придешь на постановку после прочтения книги, то не узнаешь прочитанного. Современные «гении» режиссуры со своим новым видением издеваются над классикой, настолько меняют смыслы, что такое показывать детям вообще нельзя. Взрослые могут встать и уйти, а школьники вынуждены послушно сидеть и внимать потоку воспаленного сознания людей, прикрывающих свою бездарность поиском новых форм.

На молодежном конкурсе ОНФ «Образ будущего страны»

Если мы и дальше будем уделять вопросам фундаментальной культуры, исторического наследия столь поверхностное внимание, то и результаты получим соответствующие. Ребята, к сожалению, даже не задумываются, насколько это принципиально. Когда мы будем подводить итоги, я обязательно сделаю акцент на этом. Я бы очень хотел, чтобы «Молодежка ОНФ» как площадка, которая находится в реальной связи с молодежью, провела конкурс или создала проект, который будет отдельно посвящен культуре.

культура: К слову, мало кто писал про роботов и искусственный интеллект. Многие называют новое поколение «технократами», однако больше всего работ посвящено социальным проблемам (образованию, экономике, медицине), а не космодромам и роботизации.
Боярский: Я рад, что мы не скатились до рассказов о роботах, космических стрелялках, войнах галактик или телепортациях — надеюсь, что ребята и так знакомы с фантастикой из лучших литературных источников. Мы просили их обрисовать образ будущего через 15–20 лет, а не через 100–200. Думаю, человек, который мыслит прагматично, понимает, что едва ли через короткое время мир и жизненный уклад изменятся настолько, чтобы говорить о футуристичных темах. Поэтому мы и взяли такой временной отрезок. Конечно, если бы попросили пофантазировать о будущем через несколько столетий, мы бы услышали самые смелые идеи — о том, что мы живем на Марсе, и так далее.

культура: Чувствуется, что дети очень любят свою страну — и об экологии говорят, и об обустройстве районов, и призывают специалистов не покидать Родину. На Ваш взгляд, если эти ребята, желающие России светлого будущего, однажды придут во властные структуры, что изменится?
Боярский: Вопрос звучит так, будто в России нужно что-то менять в лучшую сторону. Это человечество должно идти вперед. А Россия — прекрасная страна, у нас много проблем, но мы являемся примером для подражания для многих государств. У нас все стабильно, все в порядке, нет войны, мы не агрессоры, у нас нет какой-то дикой идеологии, мы стараемся жить в современном мире.

Да, у нас есть проблемы с экономикой, да, у нас огромная территория, и нужно ее осваивать и защищать. Нам нужно продолжать свою уверенную независимую политику на международной арене. Но если такие ребята действительно придут на ключевые посты через 20–30 лет, не мимикрировав по пути к высокому креслу, и их убеждения не разобьются о высокие скалы реальности, это будет здорово.

Речь идет о том, что и сегодня у каждого человека есть возможность влиять на ситуацию. От конкретного решения любого руководителя, писал он эссе про образ будущего или не писал, должна исходить внутренняя правота. Нравственные законы выше законов, написанных человеком. Что такое хорошо и что такое плохо, нам всем объясняют в детстве. И если ты хранишь это чувство в себе на протяжении жизни и всегда сверяешь свои поступки с ощущением того, прав ли ты внутренне или неправ, то, конечно, все вокруг тоже будет меняться — с приходом руководителя на определенный пост или с его ежедневной деятельностью на благо общества. Это может быть театр, может быть телеканал или завод. Приветливые, вежливые люди всегда выделяются — приятно поздороваться с таким человеком. Приятно, если водитель автобуса не захлопывает дверь у тебя перед носом, приятно поздороваться с дворником, который желает тебе доброго дня.

Вот маленькие, но столь необходимые попытки стать ближе друг к другу, объединяться вокруг понятных, совершенно простых истин, вместо того чтобы искать темы для разобщения, спора и раскола. Вот к чему мы должны стремиться. Ребята и их работы показывают, что на сегодняшний день они объединены такими идеями. Я надеюсь, что они это чувство сохранят на всю жизнь.



Открытие будущего

«Будущее нашей страны будет светлым и многообещающим. Экономика России окрепнет; программные технологии скакнут далеко вперед». 

Алина Пан, Московская обл.

«Мне хочется верить в светлое будущее, в мир, в котором у каждого из нас будут равные права и безграничные возможности!»

Инга Рагимова, Череповец


Призыв к молодежи

<...>

Рисунок: Анна Тарасова, Иркутск

Нам предстоит решить задач немало.
Но главная из них — найти тот путь,
Чтоб молодежь активней стала.
Призыв страны сегодня слышим мы,
Большие стройки, новые проекты.
Мы открываем горизонты новой высоты,
И новый импульс придаем развитию страны.
Мы заявляем — это наше время!
И хватит ждать от жизни перемен,
Пора вставать, идти, бороться,
Бросая вызов трудностям судьбы.
Мы молодежь, а значит, нам творить,
Трудиться, создавать и строить.
На нас лежит ответственности груз
За память прошлого и перемен грядущих.

Розалия Ахметова, Казань


Что подарит нам Россия?
Через двадцать-тридцать лет?
То, что сделаем сегодня,
Будет правильный ответ.

<...>

Пора стать немного лучше,
Лучше, чем ты был вчера.
Утром просто улыбнуться
И открыть на мир глаза.

Взять его в свои ладони,
Изменить совсем чуть-чуть —
И не будет больше боли,
Будет очень долгий путь —

Путь России молодой,
Страстной, сильной и живой!

Виталий Кобыльников, Вологда


Наше будущее

<...>

В году семнадцатом сегодня засыпаю,
В тридцать седьмом я просыпаюсь вдруг.
Я не боюсь, я точно знаю,
Что очень изменилось все вокруг.

<...>

Там, где коррупции не существует в корне,
Любой проступок — в камере сигнал.
И нету преступления зазорней
Когда тебе «на лапу» кто-то дал.

<...>

А все дороги только пешеходам,
Тем, что гуляют, ходят не спеша,
Где у народа полная свобода,
Где страха нет быть сбитым никогда.

Соцсети стали жуть не популярны,
Ведь у людей всегда теперь есть шанс
Для встреч с друзьями самых регулярных,
Для турболета нет больших пространств.

При этом люди вовсе не ленивы,
И дисциплина, воспитание и спорт
Вошли в привычку, честь и справедливость,
И в мире войн всех зарыт топор!

Кира Галиева, Владикавказ


Страна великая!

Я, устав, пришел с учебы,
Прикорнул и вижу сон
Про страну души особой,
Что не должно знать умом.

Появились в ней дороги
И пропали дураки!
Люд не ходит руки в боки,
Пальцем тыкая в других.

В той стране культура слова
Запредельно высока.
Не обидит там никто вас
Ни за что и никогда,

Нет в ней бога выше правды.
Повелось так у людей:
Сильный помогает слабым,
Потом прогоняя лень!

Даниил Курников, Московская обл.


Рисунок: Софья Селянкина, Кострома

Я вижу Россию, когда пройдет век,
И в ней всех ценнее — мир и человек!
Наука в России шагает вперед,
И каждый себе по душе дело найдет.

С природой на «ты», но всегда с уваженьем,
Берем, отдаем и живем с наслажденьем.
И нет вражды, нет войны за ресурсы,
На нас не влияют валютные курсы!

Болезней больше нет, что мир содрогают,
И люди теперь век, два, три ... проживают!
Нет лжи, лицемерия и подлых измен,
Я вижу Россию, тот век перемен!

Когда семьи снова крепчают и растут,
И каждый юнец рад, что родился тут!

Дмитрий Потапенко, Тольятти


«Пора заканчивать проводить в школе «шоковую терапию», потому что заложниками ситуации становятся не только ученики, но и учителя... В школе будущего должна быть стабильность. По всей стране должны быть единые учебники, чтобы ученик, переезжая из одного региона в другой, был уверен, что он не отстанет по программе... Еще бы я посоветовал министру образования подумать о том, чтобы разграничить работу классного руководителя и учителя. На мой взгляд, это должны быть разные люди. Классный руководитель должен следить за тем, как ребенок посещает школу, как он учится, как ведет себя на уроках; поддерживать связь с родителями, вести классную документацию. А учитель должен учить. У него должно быть достаточно времени для подготовки к урокам...

И еще я думаю, что в школе обязательно должен быть юрист. С экранов телевизоров, в эфирах радиостанций мы видим и слышим обвинения в адрес школы и учителей: пришел ученик в школу с ружьем — виноват учитель, затеял драку — виноват учитель. Самыми бесправными в итоге оказываются учителя, а школа освещается как место, где творятся бесчинства».

Никита Жицкий, Ленинградская обл.


Вести из будущего

Россия стала первой страной, которая полностью решила проблему социализации людей с ограниченными возможностями.

В Ставрополе прошел форум по вопросам социализации людей с ограниченными возможностями. Гости из-за рубежа перенимали российский опыт, которым делились создатели программы социализации и всестороннего развития личности. Основными спикерами форума были люди, личным опытом показавшие, почему слова «инвалид» в нашей стране не существует. С проведением форума совпало еще одно социально значимое событие: закрылся последний детский дом, все малыши, оставшиеся без попечения родителей, нашли новые семьи.

Михаил Стеблянский, Ставрополь


Необходимо развивать культуру. И делать это надо масштабнее и глубже, ориентируясь на понятие культурного уровня в массах... Телевизионная реклама должна стать эстетичнее, а не демонстрировать плоский юмор. Желательно чаще демонстрировать документальные фильмы о великих деятелях искусства по федеральным каналам, а не очередные разборки, вновь касающиеся социальных проблем, которые, что неудивительно, имеют высокий рейтинг. Человек видит негатив, человек слышит негатив... Казалось бы, в чем заключается сложность убрать передачи с негативным посылом, и люди меньше смотреть на это станут, меньше жаловаться, меньше пить; беречь нервы и здоровье, повышая уровень жизни.

Жанна Комарова, Московская обл.


Рисунок: Кирилл Баханцев, Анжеро-Судженск

В местной утренней газете —
«Вести. Двадцать первый век».
Я вакансию заметил:
«Очень добрый человек.
Стаж — не важен, опыт — тоже,
Сердце — с Вас, улыбка — с нас.
График сложный, даже может
Валом дел на каждый час.
Формы — нет, рюкзак возьмите,
Мы насыплем Вам конфет.
Только маме помогите
Донести домой пакет.
Накормите хлебом уток,
Улыбнитесь продавцу.
Доброту у вас, без шуток,
Наблюдают по лицу...

Мария Сильченко, Санкт-Петербург


«Вечером того же дня профессор за ужином рассказывал своей пожилой жене о конференции. Не упуская ни одной детали, он говорил и о победительнице, не прекращая восхищаться роботом. Его жена молчала и внимательно слушала.

«Представляешь, если ее робота увидят во всем мире, человеку больше не придется тратить время и утруждать себя ожиданием вдохновения! И никто не будет огорчаться отсутствием таланта! Можно будет просто купить себе робота! Здорово, правда?» Профессор с радостью в глазах закончил свой рассказ.

Его жена ничего не ответила. Она с грустью перевела глаза на кухонный стол и стала рассматривать машину, которая подбирает ежедневно меню для завтрака, обеда и ужина. Рядом стоял прибор для мытья и нарезки овощей. Слева стояла машина, которая вместо хозяйки смешивала ингредиенты согласно рецепту и переносила продукты от робота к роботу для приготовления пищи. В это время по полу ползала уборочная машина, собирающая пыль и отмывающая мельчайшие загрязнения.

Во всех семьях уже давно домашние обязанности выполняли машины. Начиная от стирки вещей и заканчивая сервировкой стола. Человека полностью обслуживали механизмы. Единственное, что по-прежнему человек делал самостоятельно, это искусство. Но теперь, если робот девочки обретет мировую известность, искусство тоже станет «механическим».

«Нет, — не поднимая глаз, ответила женщина. —Это не здорово!»...

«Чему ты радуешься? — спокойным голосом спросила женщина. — Тому, что мы отдали абсолютно все, лишь бы не делать ничего? Нужно видеть границы». И в какой-то момент, повернувшись к окну, произнесла она еще спокойнее прежнего: «Нужно просто постараться. А не сделать все — чтобы не делать ничего».

Арина Васильева, пос. Лесной городок


Могучая сила — большая держава!

<...>

Быть может, в стране нашей все поменяется:
И люди, профессии, спорт и кино,
И в космос мы будем летать постоянно,
Освоим все то, что хотели давно.

Достигнем огромных побед в разных видах,
Будут взлеты, падения, шаг — и вперед,
Узнаем побольше всего в медицине,
Найдем антидоты, спасем всех сирот.

А что ж будет с нами? Человечеством в целом?
Мы станем едиными, как никогда,
Могучая сила — большая держава,
Мы будем друг с другом, друзья, навсегда!

Элиза Гайкова, Санкт-Петербург


Рисунок на анонсе: Виталий Подвицкий

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть